MegaЦефалNews (MZN)

Выпуск 11

О неблагодарности - Мистические переживания

О неблагодарности

Эта сказка - не для всех. Ступайте отсюда вон, идите в бар, приобретите веселье в графине и забудьте о поле. Если у вас нет денег, продайте крест, который все-равно вам не поможет, а только причинит большой вред. Но не стойте подле меня в расчете на вознаграждение... У меня нет для вас ни гроша, ни доброго слова. Ежели я и научу вас чему-нибудь, то смерти. Я желаю вам зла, неужели это так сложно?!

Взволнованная мыслью о неизбежности сугубо закономерных стечений и чисел, ко мне прилетела одна простая черная муха. Это произошло ласковым вечером августа текущего года, то есть сегодня. "С мухой не сваришь кашу, да и в разведку с собой не возьмешь." - Сказал я себе, но не поддался минутному соблазну убить несчастную тварь.

Нет в мире ничего лучше и красивее мухи!

Основной ее отличительной чертой по-праву считается сходство, пусть и чисто внешнее, с пчелой. Таким образом, убивая муху, вы наносите непоправимый ущерб миру фауны и радикально изменяете всю дальнейшую судьбу, в-первую очередь, вашу, как ряд вероятных и невероятных закономерностей, нарушив равновесие.

По-счастью, у меня в кармане нашлось немного сахара.

Я принялся ожесточенно грызть его, дабы сублимировать низменный инстинкт и сохранить жизнь пернатому путешественнику.

Но тот не выказал благодарности. Да и лицо у него было чересчур забористое. Улетел мой молодой товарищ, и только.

Мистические переживания

Как-то раз я, несколько утомленный и сбитый с толку всякими душистыми противоречиями, начавшими закрадываться в мозг, зашагал по городу, по лесу, через поля и пруды к одной лавке, славившейся отборным, редкостным товаром, избранной клиентурой и вышколенными приказчиками. Согласно иным источникам, вышколенной клиентурой.

Вообще, следует отметить такую характерную особенность почти всех мелких лавочек, как отношение к клиентам с подозрением, едва скрываемым под маской холодной учтивости. Фактически, клиент безразличен, и даже нежелателен. В-первую очередь, от него требуют послушания, а если он не может или не желает кратко и ясно сформулировать цель своего визита или, что еще хуже, сконфуженно признается в таком преступном намерении, как "просто взглянуть", к нему, соответственно, и отношение - как к преступнику. Приказчик, конечно, не станет ходить за вами, следя, чтобы вы случайно не украли спички или не оторвали от пальто пуговицу, однако займется в непосредственной близости от зоны вашего фланирования "своими делами".

Не дойдя до лавки, я повернул направо, ибо решил, на всякий случай, посетить кладбище. Но черт с ним.

Шла по центральной улочке кладбища смешная белая старуха. Ну и диавол - брат ей, а я был слишком занят, чтобы еще и вступать в дискуссии. Поэтому, когда старуха попыталась наброситься на меня и укусить, я просто, путем расстрела, уничтожил ее. Она рассыпалась, а я подобрал несколько оставшихся от нее магических кристаллов (они могли мне впоследствие пригодиться) и пошел дальше.

У северного выхода меня удивило необычайное поведение калитки. Она изнурительно скрипела и хлопала, будто дул сильный ветер. А ведь ветра не было. Поразмыслив, я пришел к выводу, что своим поведением калитка пытается предостеречь меня, однако не придал этому значения. Ибо, как уже отмечалось где-то выше, не всякое добро, которое совершается людьми (тем паче вещами) должно приниматься как добро.

Незаметно наступил вечер. Не желая доставлять хлопот лавочнику, который, догадываясь о вероятности моего прихода, не мог осмелиться закрыть свое заведение, но томительно ждал, страшась, одновременно с этим неосознанно радуясь, как иногда старый моряк, разжалованный в обычного человека за бунт, ждет у моря погоды, радуясь и содрогаясь при мысли о том, что погоды, быть может, уже и нет вживых, я перешел через дорогу и тихо вошел.

Прозвучали звонки, тревожные и безнаказанные.

Я объяснил цель своего появления.

-Мне бы, - сказал я, - наждачной бумаги.

-А еще чего?

-Ну, пожалуй, еще и баночку клея. И кусочек дерева, красного, конечно.

Лавочник рассмеялся. Ему впервые пришлось иметь дело с настоящим художником, и он не знал, как следует себя вести.

-Вы только не подумайте, что я пытаюсь вас надуть, - объяснил я, склонив голову и ухватившись за ухо, что должно было символизировать мою исключительную искренность, - нет, все эти предметы необходимы мне для совершенствования убранства моих страниц в интернете.

Лавочник закашлялся от ужаса и омерзения, но настоящий ужас ждал его впереди.

-И еще я купил бы почтовый ящик. - Прошептал я. - Я собираюсь использовать его в качестве "модема". Плюс к тому, прошу вас отмерить метра полтора искуственной кожи.

-Ах! Милейший! Вы, кажется, обратились не по-адресу.

-Нет, - заупрямился я, - именно по-адресу. Ведь вы - настоящий человек. Правда?

Он судорожно сглотнул, а я продолжал:

-Следовательно, и кожа у вас - искусственная. Так что отмеряйте-ка побыстрее, пока я не передумал. Такого отличного клиента у вас может и не появиться больше. И не валяйте дурака. Ведь вы все-таки работник торговли.

Лавочник был явно задет за живое, и сразу подобрался. Глаза его засияли, а руки принялись описывать в воздухе фигуры. Он был настолько лишен воображения, что принял мои слова близко к сердцу. Теперь он решал задачу практического исполнения моих идиотских просьб.

В это время в лавку ворвался завсегдатай.

-Вам гвозди? - Надменно спросил лавочник.

-Как всегда. Два фунта.

-А гвоздей нет!

И тут я с ужасом понял, что-же такое произошло. Лавочник, несомненно, был так потрясен мною, что сошел с ума.

-Я не буду вас больше задерживать. - Откланялся я. Оба - завсегдатай и лавочник - уставились в окно, словно не имели к происходящему никакого отношения.

-Я ухожу! - Повторил я. - Может быть, найдется место, где ко мне отнесутся, по-меньшей мере, с уважением. Но к вам, - я ткнул пальцем в негодяя-лавочника, - я никогда и ни при каких обстоятельствах не вернусь!

Я ушел, так и не дождавшись извинений...

Те осколки, которые, ввиду мистической необходимости, я подобрал на кладбище, действительно оказались весьма дельными. Эти кристаллы многие годы, протекшие с того бесславного августовского дня, согревали меня и возжигали жажду; они испепеляли меня трудом, сном и иной болью, и бичевали исконной Волею взять на себя всю ответственность. Именно ими я платил по счетам за съеденный хлеб, ими затыкал рот психопатологу, и ими-же пользовался во всех ситуациях, когда вынуждала жизнь.

 

22 Августа 1997

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Маребито: эссе о существе кошмара

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017