MegaЦефалNews (MZN)

MegaZephalNews

Выпуск 154

О дряни, о неудобном и удобном положениях, а также о зеркале

Вчера я хотел провести развернутый анализ проблемы спама и, в-частности, расставить точки над i, назвав вещи своими именами, а именно, отметив, что: любая программа, позволяющая нам массово рассылать сообщения, является истинным майловым бомбардировщиком, в противность нелепой игрушке мэйлбомбер, которая есть ничто иное как ошибка - командир экипажа бомбардировщика, начиненного средствами уничтожения, достаточными для ликвидации армии противника как таковой, думает, что он камикадкзе и пикирует на одну отдельно взятую единицу живой силы противника.

Но закономерность позволила мне отказаться от исполнения плана, поэтому никакого развернутого анализа не будет.

Лучше поговорим о дряни.

Под моим окном один человек, одетый в рабочий комбинезон, вонзил в землю острие и лишил население улицы им. художника Дюрера телефонной связи. Любопытно не то, как ловко ему удалось попасть именно в телефонный кабель, но другое: как ловко он попал в него с первого раза. Рабочий день этого Трудового Человека начался в шесть часов с того, что он завел пилу и, по своему обыкновению, принялся срезать травинки с того места, куда предполагал вонзить острие. К девяти часам травинки и веточки были отчасти устранены. После этого начался своеобразный перерыв - очень кстати в висячем саду напротив появилась работящая женщина мужеского вида. Два работящих человека, как известно, всегда найдут общий язык.

К одиннадцати основная часть беседы подошла к концу, то есть накал несколько угас, после чего рабочий и принял решение произвести какое-нибудь действие.

Испортив телефонную линию, рабочий с облегчением вздохнул, отер пот со лба и выпрямил натруженную спину. Тут как-раз приехал почтальон, ознаменовавший собой начало второго своеобразного перерыва. Потом, когда в полдень почтальон и мужеского вида женщина исчезли, первая часть рабочего дня подошла к концу. В два часа началась вторая часть - теперь на улице царило оживление. Прослышав о том, что здесь ведутся беседы, толпы кричащих старух стали сползаться изо всех углов, даже из потаенных. За старухами следовали орущие и ноющие дети, потом хохочущие мужчины. К шестнадцати часам план был выполнен, рабочий вытащил из земли острие, сел в BMW и покинул территорию стройплощадки. Стало очень тихо. Крышами, окнами и водоемами заглянувшие в окно глаза гуманиста меня попросили потише ударять по клавишам, а не то работящие люди не смогут заслуженно отдохнуть.

"А перелистывать книгу - тоже потише?" - Шепотом уточнил я.

"Да, и губами не вздумайте шевелить. Когда человек читает, он отдыхает и бывает погружен в светлые раздумья и не должен шуметь." - Объяснили глаза.

"А витиевато размахивать руками - можно?"

"Нет, это может нанести ущерб обитателям нашего хосписа."

"И бесшумно нельзя?"

"Бесшумно?! Вы что, замышляете что-нибудь? Зачем вам бесшумно размахивать руками? Нет, у нас так не принято, вы уж лучше шумите!"

"Ну, спасибо, теперь я знаю, как надо, и буду всегда поступать!"

"Поступать?" - Встревожились глаза. Они поняли намек на поступательное движение, а такого в цивилизованном хосписе быть не должно. Двигаться надо на месте, причем, рывками.

"Совершать поступки."

"Поступки?!" - Они расстроились, и в этом нет ничего удивительного: не каждый день приходится так ошибаться, даже, я бы сказал, разочаровываться в людях.

"Грешить."

"Но зачем?!"

"Без всякого зачем. Оставьте ваши причинно-следственные штуки." - Предупредил я.

"А! - Догадались они. - Вы не в себе! Вас разбудили затемно наши рабочие молоты и вы затаили обиду!"

"Правильно, вы попали в точку, как обычно, глаза, буквально напоролись на нее! Но что с вами теперь будет? Намерены вытекать?"

Такого оскорбления глаза города не могли мне простить. Они отвернулись. Им было больно видеть, как такой нормальный, глядя на досье, человек смеется навстречу солнцу и не дует в ус, хоть в тюрьму его, хоть на небо, все равно не дует, живет, как за пазухой - за своей собственной пазухой, в своем Храме! Вокруг все кипит, цветет, человеки в поте лица своего вонзают острие в землю, чтобы другие человеки тревожно летели - через села, через поля - на белом автомобиле, вооруженные клещами и лампой, чтобы бурлил Обычный Клинический Будень, не останавливаясь в прострации и ужасе перед зеркалом случайной витрины!

Мы должны поставить его. Ставить в неудобные положения, хватать за шкирку и тащить к зеркалу. Дабы всем сделалось неловко, до спазма. Потом он аккуратно разобъет зеркало и Земля превратится в цветущий сад.

Но в первую очередь следует ставить в неудобное положение - себя, чтобы у себя свело скулы от странного чувства. Делать это надо так часто, как только возможно. Тем скорее будут выявлены все неудобные положения. Их нужно наносить на карту, дабы дорога не привела путешественника, вынужденного слепо петлять (в случае обилия картографических неточностей) в никуда либо обратно. На отраву каждого неудобства должно быть найдено противоядие, либо сам яд может быть использован как отрава для вероятного противника, ингридиент для целебного эликсира, или просто как вакцина. Я вспомнил: один человек все время повторял "оно делает нас сильнее, если не убивает" - именно в смысле вышесказанного. Только надо заметить, что не само по себе. Само по себе оно ничего хорошего не сделает, потому что у него такой характер. У ядохимиката такая особенность: если вы его, недолго думая, примите внутрь впервые, то обязательно умрете, а сильнее не станете. Исключение составляют редчайшие представители сверхчеловеческой расы, которые вообще не могут умереть, но и они должны затратить немало усилий на осознание и приведение в боевую готовность своей способности никогда не умирать, а главное, ради чего не умирать или в рамках чего. Повторяю, не умирать в данном случае означает определенный потенциал неуязвимости, но отнюдь не замусоленные отговорки хронического самоубийцы, который тоже думает, что "для чего-то сегодня не умирает; что-то, вопреки всему, в настоящий момент оправдывает отсрочку самоприговора".

Когда враг бъется в конвульсиях на асфальте, усыпанном осколками разбитого им зеркала, вас одолевают эмоции. Едва-ли нервозность и безумие врага не передаются вам (механически, при нестабильной воле). Но было бы величайшей ошибкой полагать, что вы теперь в долгу. Правда, враг, хочет он того или нет, надеется на то, что вы проявите сострадание или включитесь в припадок. Надо помнить о том, что враг заслужил все то, что с ним происходит. В разбитом зеркале было его отражение. Если на вашей карте не заштрихованы все неудобные места, беспамятство обеспечено: взявшись за руки, дружно шагая по просторам (на месте), вместе с вашим врагом вы отыщите новое зеркало, которое будет устраивать всех.

Если врагу больно, плохо и неудобно, то вам должно быть хорошо. В противном случае, надо найти альтернативный способ сделать так, чтобы вам было хорошо, например, убить.

Каков же практический смысл... Какую мораль намерены мы извлечь из всего вышеизложенного?

Очень простую: если рабочий муниципального и любого иного строительного треста "неумышленно" произвел порчу, произведите в ответ большую. Будьте умышленными вредителями, сознательными саботажниками, хладнокровными мародерами, кем угодно! Это - легко, весело и нужно обществу.

 

1998

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Масло Абрамелина

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017