MegaЦефалNews (MZN)


Выпуск 193


Случай в кафе

Рассказ

Однажды в кафе на углу. Нет. Столики стояли на. Нет, здесь налицо какая-то ошибка. Первое предложение должно бить в яблочко, повергать в экстаз и обещать больше, больше, гораздо больше - впереди, тысяча покровов одного и того-же атрибута, но впереди. Что это: кафе? угол? стояли? Ну и стояли, все стояли, в ряд! Люди всю жизнь стоят, и ничего, умирают, ничего не остается! Как-же мы будем жить и работать в такой обстановке, когда даже простые, не очень длинные, в меру понятные слова не желают вести себя в согласии с нашей волей?!

Рассказ сий, мой светлый рассказ, моя летняя светозарная сказка про то, как совершаются порой в мире чудеса. Реальный сюжет сий взят за основу идеального Апофеоза, приведенного в MZN #192.

Одним погожим летним днем, в субботу или воскресенье, город был совершенно пуст, потому что многие ушли в храм.

На углу нескольких улиц под открытым небом располагались накрытые столы. На них стояли графины и небольшие емкости, заполненные темным, смолистым веществом.

За третьим от угла столиком сидел ребенок и играл с консервной банкой.

Через два столика от ребенка на стуле сидела молодая женщина в розовой одежде открытого типа.

По ходу коня, лицом к женщине, сидел я, абсолютно зная обо всем наперед. Жалость не наполняла мое холодное, ничтожно малое по габаритам сердце.

Послышался звон и ребенок завизжал. Консервная банка в его руках ожила.

-Ой, он поранился! - Воскликнула женщина.

Я покачал головой.

В это время на крыльцо вышла кельнерша в нарядном национальном костюме.

-Настоящая баварская самка! - Прошипел старик из угла, кивая на кельнершу, и подмигнул мне. Я щелкнул пальцами, призывая старика взять себя в руки. Он побледнел и уткнулся в чашку.

Заметив, что ребенок лежит на земле подле стола без движения, кельнерша исчезла в дверях. Через открытое окно донеслась оживленная скороговорка. Но не о том моя притча.

Как свойственно внезапно умершим людям, ребенок не сразу окоченел. Некоторое время мускулатура, расположенная внутри его тела, интенсивно сокращалась, выталкивая через предусмотренные отверстия массы не нужных отныне веществ. Сам организм словно бы приплясывал. Так пляшет капля воды на раскаленной сковороде.

Консервная банка вылетела из сокращенной руки маленького человека, пересекла пространство и замерла у моих ног. От нее отвалилась крышка.

Я поднял крышку и встал из-за стола. Женщина улыбнулась, думая, что я собрался уходить.

Я подошел к женщине, схватил ее за косу и заставил запрокинуть голову, после чего произвел краем крышки режущее движение вдоль надбровных дуг по плоскости лба.

-Ой, приятно-то как! - Изумленно пробормотала женщина.

Да, это приятно. Знайте, если вас никто не резал, это приятно.

Проведя по лбу три раза, я произвел надрезы на скулах, переносице, подбородке. Женщина со стонами, запрокинувшись, подавалась всем телом вперед и вверх, словно желая продлить удовольствие. Но чувство профессиональной гордости не позволяло мне идти на поводу у низменных инстинктов этого существа.

-Кровь уже выступила? - Послышалось из угла. Боковым зрением я заметил, как старичок привстал и вытянулся, чтобы разглядеть лицо женщины. Та, услышав вопрос старичка, судорожно сглотнула и махнула левой рукой.

Я разрезал ей горло.

-Это вы что с ней только что сделали? - Возбужденно спросил старик.

-Я освободил ей дыхательные пути. Выпустил джинна.

-Я думаю, это должно быть очень приятно!

-Да, вы же сами слышали, как она сказала - приятно.

-Точно! Я слышал! А сам думаю: почему же думаю, что приятно? Оказывается, она сказала, а я слышал! Вот оно как бывает!

-Да, скрытые сектора человеческой памяти заслуживают того, чтобы с ними работали. Но теперь нам следует позвать кельнершу, потому что женщина, претерпевая восторг, развела грязь вокруг себя. Видите? - Я произвел рукой жест, указуя на залитую кровью брусчатку. Старичок покачал головой.

Кельнерша, подслушивавшая наш разговор, тут-же появилась в дверях, но сделала вид, что вышла случайно и еще не знает, что здесь произошло. Увидев откинувшуюся на стуле женщину, она взмахнула руками.

-О боже! У меня только вчера все было нормально! А сегодня этого еще только не хватало! Придут, сядут как люди за стол, а сами пачкают! Платить-то кто будет?!

-Я заплачу, заплачу! - Поспешно заверил ее старичок.

-Да, дедушка заплатит. - Подтвердил я.

В этот миг послышался вой сирен и мелодичный звон разбитого стекла. Это полицейский лимузин, подъезжая к кафе, сбил стоявшую на тротуаре фарфоровую плевательницу.

Двое полицейских недоуменно разглядывали осколки, время от времени бросая извиняющиеся взгляды по сторонам.

Старичок, некоторое время крепившийся, наконец не выдержал, и бодрым, пружинящим шагом направился к полицейским.

-Я заплачу! - Закричал он издали.

-Но мы не намеренно, а случайно! - Объяснил тот полицейский, который выглядел моложе своих лет. Другой поддержал его.

-Мы по вызову ехали, а тут плевательница! Как не собъешь? Она же маленькая, через стекло не увидишь!

-Да я к тому и говорю, чтобы вы не беспокоились! - Замахал руками старичок. - Я ведь так и так здесь за все платить буду, ну и за ваше безобразие заодно! Не пропадать-же деньгам! Я копил, копил, а скоро умирать, так пусть лучше всё в один день уйдет!

-Правильно говорите! - Одобрили его полицейские, подходя к кафе. Случайно взгляд старшего упал на откинувшуюся женщину.

-А это что такое?

-Она отдыхать надумала! Насорила, и - молчок! - Пожаловалась кельнерша.

-Так нельзя. Придется убирать, все-таки день летний, солнечный, сами понимаете.

-Да я то понимаю, но вот тенденция сама по себе нехорошая.

-Это так. Однако, старичок ведь заплатит, да, вы заплатите?

-Я заплачу, сказал-же! - Возмущенно воскликнул старик. Лицо его сморщилось от обиды. Полицейский пожалел, что злым словом обидел пожилого человека.

-Не обижайтесь дедушка!

-О, я понимаю, вы же при исполнении! Какие могут быть обиды? - Выдавил старик через силу и отвернулся, чтобы никто не увидел навернувшихся слез. Сердобольная кельнерша протянула ему платок, но он нервно оттолкнул руку. Гордость не позволила бывшему Национал-социалисту принять подарок.

-А теперь нам хотелось бы... - Смущенно начал полицейский, но кельнерша понимающим жестом остановила его.

-Мы все здесь свои, родились и живем в этом городе, и все понимаем. - Сказала она. Плечи старика в углу вздрагивали, что выдавало в нем чувственную, ранимую натуру. Глядя на него, я подумал, что не все еще потеряно. Есть еще надежда, несмотря ни на что! Еще воспрянет наш мир и сбросит проклятое иго! Его победа запрограммирована в его существовании.

Словно бы подтверждая правомерность моей догадки, в окне показался хозяин с двумя кружками пива в руках. Напряжение было таким образом снято. В шутку отталкивая друг друга и смеясь, полицейские кинулись к окну.

Тут время мое вышло.

Конец рассказа.

В рассказе была раскрыта проблема Бесцельности и Рассеянности (лишенности направления, точки приложения и стабильной подоплеки и т. д.), являющихся атрибутами познанной Лжи.

Проблема выживаемости и иных методов приближения к Правде: -была рассмотрена ранее; -будет рассмотрена позднее; -высказазывается в виде решения в час Икс по каналам механического оповещения.

 

1998

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Из жизни полицая

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017