MegaЦефалNews (MZN)

Выпуск 20

Изобретая крылья, страстно ненавидеть птиц

Изобретая крылья, страстно ненавидеть птиц

В сентябре бывают дни и кинокартинные ночи, когда орут сверчки, попыхивают звезды, многие улыбаются, остальные спят. И беззаботно, страшно хохочет в черном пространстве печальный отождествленец, космический выродок, отбившийся от стаи гигант без имени и образа. Ему хочется к нам, в тепло, но людей нет - все ушли.

Вот в такие картинные, бесподобные вечера совершаются все преступления против здравого смысла. В такие лунные, тихие, стрекочущие, парные, как молоко, ночи по дорогам спешат кареты святой Жандармерии.

В такие дни, настающие после, рождаются новые старые философии, но умирают философы, чтобы в мучениях, весело по миру вырождались поэты-практики - из чрева предвзятости, мудрой матери. Познание подразумевает (хихикая в кулак): "человеку свойственно ошибаться" - и как это трогательно!.. С печатью скудоумия на челе, такой очевидной печатью, которую, однако, от вас скроет ваше милосердное, сострадательное зеркало, вы идете по осени и все, что вы можете видеть, называете декорацией. Это красная нить вашей Веры, а все остальное - плесень на нити. Жить - сыро и больно. Надо выколоть созерцающий глаз, и жить станет отраднее. Появится наконец ваш истинный свет, который вездесущ, всеобъемлющ и безусловен. Того-же эффекта можно добиться и надавливанием на глаза, но лучше все-таки их выколоть. Так надежнее.

Мудрость в букваре, а дальше нет ничего, это предел. Рабочие работают на производстве, а кузнечики в поле. Писатель пишет произведение, но читатель не читает. Художник отображает свое видение мира и относит его в галерею. В галерее, на вернисаже любители художественных произведений пьют шампанское, а простой человек пьет пиво. Пивовары варят его в котлах, а расфасовщики расфасовывают по бутылкам. Бутылки делают из стекла. Стекло моего окна запылилось, а никто его не очищает. В лесу после дождя - сыро. Пыли нет, деревья стоят недвижимо, ни один листочек не шелохнется. Солнце и ветер сушат лесную тропу. Осенью холодно и неуютно, но во время бабьего лета тепло и привольно.

Я смотрю с башни на зеленую плоскость и вижу некие фигуры. Они лишены пропорций и выдающихся частей: все сглажены. Это люди будущего. Некоторые чем-то смущены и то и дело закуривают. Потом бросают, снова закуривают, бросают, смеются, опять закуривают.

Среди них мог бы своей окладистой, понуро и кисло остриженной бородой выделиться бургомистр, но этого не происходит, потому что нашлось немало подражателей, отпустивших окладистые, понурые и кислые бороды, так что все фигуры на одно лицо. Правда, у некоторых бороды уже успели поседеть - это аксакалы.

В городе праздничная атмосфера обычного дня недели. Наконец наступило благословенное время, когда человек не имеет необходимости работать, чтобы прокормить семью. Семьи растут. Доходы растут. Работать будет теперь восток, север и юг; а запад уж наработался, исстрадался, все улучшил, что только можно было, запустил спутники, написал книги, дал миру Добро, Разум и Свет.

Но тот, кто не работает, не ест. Тот, по-крайней мере, не будет есть, кто не получит санкцию на присутствие в мире. Санкция есть вознаграждение за лояльность. Лояльность - новейший способ самоумерщвления. Раньше были аскеты, теперь они сделались либералами и людьми доброй воли, эти homines lonae voluntatis - христиане и порицатели всякого рода лжи, борцы против извращения, наивные, простые оптимисты, их есть царствие небесное, потому что другого царствия нет. Если есть, не работая, надо быть терпимым и доброжелательным... А как-же: ведь дают!

Здесь могла бы возникнуть очередная предпосылка к появлению чувства вины, кабы оное чувство не было первородным, как правило. Психологический долг человека - сделаться задумчивым... задуматься, только научившись повторять фразы и мыслить готовыми комплексами, о том, как бы все-таки, если можно, замять неловкость, компенсировать миру ущерб, нанесенный ему человеком самым своим первым неблаговидным поступком - рождением.

Свобода кончилась. Ее убило пособие, а все виды социальной помощи расчленили ее, дабы проще было забыть - раз и навсегда. Смириться и взяться за руки, с благостными улыбками спеть песенку про рождественское дерево и про любовь. Иными словами, "ром, свиная грудинка и яичница - вот и все, что мне нужно." - С завидной искренностью, так уверенно быть неприхотливыми. Не обзаводиться четвертым лимузином. Вместо виски пить джин...

Нынче многие люди впали во диавольское заблуждение, потому что был соблазн. Они поверили в спутники и в прогресс, а ведь действительная эволюция умерла в нищете и всеми забытая. У нее были такие золотые глаза, такие кропотливые кудри, такой оскал, трогающий воображение гиперборейца. Но ее труп растащили шакалы - буквальные, не аллегорические.

Теперь мы смеемся, ибо не рыдать же нам и не посыпать голову пеплом. Мы не любим ложь, но правда нам безразлична: она жалкая. Она слишком проста, почти до святости, и все у нее - от рождения. Очи ее откровенны, губы сухи, волосы беспорядочно разбросаны по белым плечам, но не было художника: все получилось само собой. Ее кости крепки, сама она - стройная и сложена гармонично. Следовательно, надо учиться любить уродство, с гордо поднятой головой нести свой горб, жиреть столь стремительно, чтобы лопалась кожа. Посещать гиблые места планеты и заражаться венерическими заболеваниями. Вести себя бестактно и вызывающе; в среде новых русских быть старым, а старых толкать в спину по-направлению к яме. Сжигать книги и писать книги, а потом сжигать написанное и чувствовать обиду. Заасфальтировать леса и сбежать от мирской суеты в пустыню оранжереи ботанического сада. Продаваться, лебезить, угождать и быть самобытными Личностями. Белое называть белым, черное черным; и порицать порок, усматривая его в обобщении. Изобретая крылья, страстно ненавидеть птиц. Вообще, всячески поносить все, чем мы живы.

Если сомневаетесь в чем-то, не сомневайтесь, но сконструируйте что-то другое, достойное доверия. Пусть оно будет старым, как мир...

   Владимир Ильич Ленин и Адольф Иванович Гитлер канули в Лету, понимаете, - sub specie aeterni. Мы не помним о них. Их не было. Наша история с гневом и возмущением выплюнула их из себя.


   А Ясир Арафат (этот преступник, антисемит) не только совершеннейший нуль при сопоставлении его с бывшей принцессой Дианой, которая будет канонизирована трижды: как принцесса, как отважный борец за права человека и как отличная мать двоих детей, и он не только будет забыт, но и сей-час уже забыт. 

 

10 Сентября 1997

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Из жизни полицая

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017