MegaЦефалNews (MZN)


Выпуск 224


 

Хорошо осенью на кладбище

Скажи мне, труп, где твои глаза? Мои глаза утекли в никуда океана вселенной бесконечности моря ночного и тысячи лун. Заорбитальные спутники и спутницы прибоем несомы сюда. На лбу у тебя расцветает огромная язва.

Часть 1

Хорошо осенью на кладбище! Поют диковинные птицы, которых еще не трогала рука человека и не видел глаз. Ветер продувает насквозь листву побледневших деревьев. Солнце пеленится низко над горизонтом, как мохнатая гидра, окрашенная акварелью. Как медуза, проплывает над головой посетителя красивое облако. Если принять во внимание царящую в душе пешехода скорбь, то можно понять - он воспринимает красоты гармоничных пейзажей тенденциозно, исходя из сумеречных представлений о мире. Однако, это непростительно, потому что в его сознании не царит никакой скорби, а есть только мутная пелена хаотичных догадок о самом себе.

Выше сказано - "птицы", - но это не совсем правильное название. Вернее было бы назвать их мухами.

В осенние дни вольготно и радостно мухам. Им некуда улетать, и потому терять тоже нечего. Пауки мало-помалу исчезают в норах, и нет врага. Мухи жизнеутверждающе вьются вокруг стволов, высиживают птенцов на крестах и на плитах.

Иногда над деревьями пролетает самолет. Это рутинное наблюдение, ведомое сверху за жизнью кладбищенских постояльцев. Раньше бывали не то чтобы мятежи, а бытовые конфликты, на почве ревности, недоедания, просто скуки. В настоящее время все это устранено и не имеет шансов возобновиться.

Однажды здесь, на этом самом кладбище, жизнь била ключем, рождались новые покойники, рылись котловины для массовых захоронений. В те годы люди еще не разучились наслаждаться смертью и им все было ни по чем. Но потом наступили темные времена, так называемое средневековье, и все испортилось.

Кладбищенский сторож идет по песчаной дороге в сторону часовни. В часовне тихо, пощелкивают камни и пахнет прелой соломой. Под куполом ласточкино гнездо. Оттуда вываливаются птенцы и в судорогах катаются по каменному полу. Иногда в часовню вбегает злая собака и пожирает катающихся птенцов, но те на нее не держат зла. Да и сама ласточка - добрая душа - готова все простить. У нее огромное, не по птичьи, сердце. Случается видеть, как она борется с собой, стараясь подавить волнение сердца, но то очень огромное и буквально лезет наружу, раздирая клюв. Зрелище это крайне неприятное и лучше вовсе не замечать борьбы ласточки. Если кто-нибудь из кладбищенского начальства оказывается поблизости, его тут-же выворачивает наизнанку от омерзения. Идет поток рвоты. Люди кладбища не привыкли к таким сильным, нагим зрелищам. Им невольно желается прикрыть глаза ладонью, но служебное положение не дает этого сделать, оно все-таки обязывает к сдержанности в выражении человеческих слабостей, равно как и сил.

Итак, в осенние дни на кладбище благодать. Только законченный идиот не пожелает совершить прогулку по этой тихой квартире. Здесь молчание. Мистическая тишина, настороженные сучья, глаза на них, налитые дегтем и молоком, почти живые.

Смотрите, как гаснут огни в осеннем лесу и парке, как золотисто горят глаза часовни в кустах. Это уплывают лайнеры ваших вчерашних дней.

Жизнь на планете кардинально улучшится в тот день, когда все города станут кладбищами.

Часть 2

Каждый человек знает, как подчас неожиданно приходит смерть, но не все знают, насколько неожиданнее воскресение. Ведь никто не думает, что воскреснет, как бы ни хотелось думать именно так. Однако, некоторые экспериментаторы отваживаются на умирание и не воскресают, в связи с чем укоренилось мнение насчет того, что человек вообще смертен, - физически - безусловно.

Пришла пора сказать правду!

Нет, человек вовсе не смертен! Кому выгодно было распространять ложь о смертии? Где этот порабощенный комплексами и пороками выродок? Он ушел в Нуль-22, а вы, несчастные, по сей день вздрагиваете, стоит только сложится смертельной для вас ситуации. Вот что заставляет мое сердце скорбно сжиматься! Но разжиматься ему позволяет что-то другое.

Итак, человек не может умереть.

Не исключено, что кто-нибудь спросит: "Мы своими глазами видели труп - это была ложь, манекен?"

Увы, манекен. Труп - если бы он мог существовать - был бы прекрасен! Нет ничего лучше истинного трупа! Но, умирая, человек вовсе не получает гарантию того, что станет истинным трупом. Его жалкий мозг с хлюпающим звуком засасывает в сливное отверстие, и на этом комедия - начинается, а конца не будет. Как любой экскремент, мозг обречен вечно скитаться по трубам, встречаясь с останками своих наисветлейших чаяний, взаимоабсорбируясь с предметами, находя родственные молекулы и ныряя, ныряя, ныряя, чтобы достичь заветного дна - тихой заводи, где бурно плывущие по течению материалы не потревожат его вечное бодрстование и не помешают думать о чем-нибудь светлом.

То, что принято в обиходе называть трупом, в действительности - ловко подкинутый сознаниям оставшихся манекен. Вы спросите, а кто-же его подкинул? Ответ напрашивается: кто надо!

Поэтому человеческое мясо - сладкое. Оно сладкое, как синтетика. Это вершина технологической мысли, нет слов, и это величайшее достижение! Никому прежде не удавалось создать гниющий и живописно разлагающийся пластик!

Что-же делает настоящее тело человека после смерти? Оно не разлагается?

Увы! Оно разлагается - но не может разложиться! Условия в канализационных трубах, по которым оно путешествует, созданы относительно антисептические, так что разложение длится всю вечность (напомним, что в Нуле -22 вечности нет, там есть только Нуль-22, а здесь мы условно говорим "вечность"). Но оно не умирает, вот в чем беда. Решить эту проблему предстоит ученым следующего тысячелетия.

Если у вас дома кто-нибудь умер, то вы без труда обратите внимание на поспешность, с которой действуют сотрудники санитарно-эпидемиологической станции. Они не дают вам предпринять какие-либо опыты с телом. Почему?

Это элементарно: внутри "тела" нет внутренних органов, и ничего нет. Если вы вскроете его, то обнаружите внутри пенистый пластик, а если положите его в рот, то ощутите неимоверную сладость. После этого сотрудники вынуждены будут убить и вас, как свидетеля, а выполнять лишнюю работу - ни один живой человек не станет.

Время от времени устраиваются "происшествия", в ходе которых из разорванных "людей" выпадают органы, бьют кровавые струи, и т. д. В настоящее время ни для кого не секрет, что роль этих "людей" играют манекены. Их изготовление дешевеет год от года, и потому происшествий может делаться больше, больше, и еще еще больше. В связи с тем, что живые люди постепенно привыкают к виду крови, происшествий неизбежно делается больше. Согласно примитивному рассчету конструкторов, это можно будет практиковать в течение долгих столетий. Однако, теперь карты раскрыты - после того, как человечество ознакомится с текстом настоящего донесения, сомнений не останется ни у кого, и начнутся восстания. Люди с гневом и возмущением растопчут ненавистных манекенов! И тогда смерть наконец-то придет в каждый дом. Каждый человек станет истинным трупом и жизнь на планете улучшится на триста-четыреста процентов по сравнению с аналогичным показателем за иные годы, годы темного и безрадостного двадцатого века.

Возникает еще такой вопрос: куда улетает душа после смерти?

Это провокативный вопрос и дружественно настроенный человек не способен его задать. Мне следовало бы плюнуть в лицо тому, кто спрашивает о таких вещах. Тем не менее, ответ и здесь элементарен: никакой души не существует. Это такая-же ложь. То истинное тело - тело истинного трупа - является всем, а помимо него ничего нет. Создать условия для массового и одиночного перехода людей в состояние или стадию истинных трупов - вот задача, которая ставится перед всяким спасителем человечества.

 

05.09.1998 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Молоко девы

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017