MegaЦефалNews (MZN)


Выпуск 225


 

Против проклятых корпораций

Как отмечалось в предшествующем выпуске, на кладбище осенью хорошо и привольно. Но нет ни одного кладбища, которое по данным показателям сравнилось бы с территорией, заселенной поголовьем людей и пострадавшей от попадания так называемой термоядерной боеголовки.

Ласковый ветер пушит поседевшие клочья травы. Задорно и жизнерадостно пробегают по серым барханам столбики убийственной пыли. Плотные, по осеннему тяжелые облака свинцовым потолком нависают над головой очарованного путника. Время от времени слышатся мелодичные стоны пострадавших. На внезапно открывшейся каменистой площадке живописно располагаются полуразложившиеся трупы, но так и не разложившиеся, а засохшие, ставшие бессмертными памятниками минувшей цивилизации, благородными мумиями.

Все здесь дышит будущим, не имея отныне никакого прошлого. Отрадна мысль о том, что спустя несколько столетий, когда рана затянется и превратится в целину, сотни и тысячи отважных золотоискателей придут сюда в рамках осуществления программы золотой лихорадки. Не секрет, что у каждого современного горожанина в квартире находится золото

Равнина покроется черными дырами.

Спустя еще сотню лет сюда могут прийти крупные золотодобывающие корпорации. В нашу задачу сегодня входит предупредить человечество о грозящей опасности и не дать корпорациям нажиться на страданиях несчастных детей, сгоревших в лучах рукотворного солнца.

...

 

За боль, страх и свободу

Человек, который любит боль, несомненно гармоничен. Возлюбите боль! Я говорю истинно: уже завтра вы пройдете через игольное ушко.

В действительности никакой боли не существует, она - выдумка воинствующих пессимистов и некрофилов. Когда мы говорим о боли, мы имеем в виду интенсификацию восторга, а когда говорим о восторге, то говорим о боли, в этом истина.

Нечеловеческий экстаз испившего коктейль из восторга и боли - это условное наименование для состояния уничтожителя кисеи таинственности. Превращаясь в боль и восторг мы не более чем устраняем досадное разделение экстаза на доступные грубому и негрубому восприятию чувствия. А когда речь идет об экстазе, она идет о том, чтобы быть недвижимой скалой на берегу бесконечности.

Зачем нужно разделение на положительные чувствия и отрицательные, то есть на приносящие чувство удовлетворения и обратное чувство? Они нужны ни за чем. Они - ярмо на шее кентавра, который человек. Вы думаете, несчастные, что испытываете боль и восторг, но на самом деле вы тащите за собой сани мирового Выродка. Имплантированные в вас фильтры, позволяющие разделять чувствия, работают в качестве предохранителей: вы должны опасаться болевых ощущений и стремиться к получению удовольствия; тогда вы послушны и человечны.

Человек обитает в своеобразном коконе Чувствия, не имеющего с его человеческой точки зрения (если бы он мог или хотя бы хотел взглянуть) качеств, количеств и даже интенсивности. Регулируя параметры фильтров, можно создавать узко-направленную иллюзию восприятия качеств чувствия, в узком диапазоне.

Люди со слабыми фильтрами могут постоянно ощущать присутствие кокона чувствия, однако, наличие фильтров как таковых все-же не позволит принимать чувствие как не имеющее качеств. Ощущать боль или радость - зависит от привычки.

Врагу выгодно подкреплять иллюзию неизбежности болевых ощущений и поощрять страх перед ними. Боль, если она превзойдет отметку невыносимой, отключает фильтры и человек делается свободным. Посему пропагандируется бегство от боли - по всем дорогам. На ничтожнейшее раздражение враг отвечает анальгетической атакой с последующей блокадой, заглушающей все чувствия, то есть перекрывающей фильтры.

Шанс человека на освобождение состоит в пытке. Если он самостоятельно не способен - а он не способен - устранить разделение чувствий, то ему нужно помочь. Пытайте, будьте непреклонны, пусть человек извивается! Пытайте - и спасибо вам скажет сердечное Лёд.

Начинать следует, конечно-же, с ближнего, и только потом испытывать себя. Согласитесь, пока вы не изучите тонкости искусства болезненной эвтаназии, то не имеет смысла работать над собой.

Тонкости работы над ближним вы можете почерпнуть из окружающего вас мира. Будьте как он, делайте как он, с ним и лучше, чем он. Помните только, что пока вы не оживите его, в нем будет мертв даже самый живой камень.

Где ты, Аниматор?! Я не пошевелю и пальцем для тебя, Аниматор. Моя планета цветет, как сад, и прекрасные яблоки червивых яблонь краснеют в ветрах сентября. Реанимируй. Обыщи внутренние области Земли.

Лучшие аниматоры исчезают. Куда они уходят? Где Ахредуптус, Священный Аниматор и Объективизатор реальности? Неужели и его подкупили враги? Или он убежал, как кофе? Я не хотел того, но знал, что так будет: потому что Шерман в статье про И-зин упомянул Священного Ахредуптуса, назвав влияние существенным фактором, а это, - не заметка о влиянии, сама по себе великолепная и правильная, а ничем не мотивированное муссирование любых словосочетаний в любом контексте (не говоря о том, что опущено слово "Священный" - и упущение сие является чистейшим богохульством) как таковое - представляет собой, увы, разновидность неосознанного колдовства. Никогда не думайте о влияниях вслух, если вам предстоит долгая жизнь и вы хотите сохраниться в уме или желаете подобного сохранения осмысляемому предмету. [Sic. Полезный совет: Не трогайте бабочек, ангелов и себя за крылья.]

Такой закон есть в природе: две помойные ямы не зацветут благоухающей бузиной в одной бездне. Всякая бездна - бесконечна, но садовник выбирает ту бесконечность, в которой еще нет жизни. Там - в безжизненной пустыне он устраняет законы природы, там размножает плодящихся паразитов и насаждает терновник, чтобы с грустной улыбкой сжечь красоту, когда придет время приношения экскрементальной и несимволической жертвы Сатурну. Аминь.

Печальна и светла дума моя. Если Ахредуптуса убили враги, то гальванизировать его не удастся. Гальванизировать можно только автора Вечернего Интернета. Но мы не верим в то, что Ахредуптуса больше нет! Он жив, да, он по-прежнему смеется! Беспечный и вечно юный, Священный, строгий и милосердный, добрый Ахредуптус, Ты смотришь на нас сей-час и улыбаешься про себя, грозно хмуришься... Даже если Ты ушел на небо, дело Твое продолжит новое поколение, если выживет. Мы выбьем из его сморщенной руки баночку пепси-колы, как Ты учил поступать учеников Твоих. И мы вложим в его руку бритву и научим его резать вены на сморщенных новых руках.

Не секрет, что о влияниях и обо всем позволено думать вслух и говорить без слов только писцу этих строк. Ибо устранивший грань очевидного и раскрывший Дверь не знает смерти, он сам - Смерть... Он безобразная рыба в красивом море, обглоданный череп на дивной вершине, он Роза Мира и Голос Неба, а также манипулятор спускателя нуклеарных боеголовок, солнечный цивилизатор, абсолютный деструктор и последующий синтезатор. Он каменист.

Но это не имеет отношения к делу, как мог бы справедливо заметить наблюдательный и вдумчивый анализатор данного текста. Поэтому остается в заключение подвести итог и сказать нижеследующее:

Нет ничего милее и истиннее устрашенного человека, почти скорбящего. Его пронзительных голубых глаз, тонкой шеи, золотистых локонов, ушей и заломленных пальцев. Так называемый страх требуется доводить до насыщенного состояния, если он подобен пару, и до кипения, если он - вода. Страх и боль - слова-товарищи, они незаменимы в мастерской садовника, освободителя и спасителя. Отчаяние - тоже изумительный инструмент. Но ледяной ужас - беспощаднее пули и его не заменить ничем. Кто достаточно одарен, чтобы охладить сердце ужасом? Вечность тому существу! Ему - да! Зеленый сигнал его лимузину! Все возвышеннейшее и подземнейшее - ему. А ужаснув и убив, я утешу тебя молчанием и ты будешь свободен. Раны и язвы в тот день - День Ликования - раскроются цветами небесного сада... Так говорит оно, но это ложь. Оно сказало что-то другое, а вы не расслышали, уши имеющие. Оно дарило бесконечную радость, а вы, подобно червям, воротили нос, рассчитывая на язвы сада. Только золотые глаза доверчиво блестели в ночи.

Что? Вы говорите, что не у всех голубые глаза и золотые волосы? Помилуйте, мы говорим о разных вещах. У кого глаза не золотые и волосы не рассыпаны нежной тиной по белым плечам, не подлежит даже обсуждению. Мы говорили о чем-то девственно чистом, легком, как дыхание бабочки, а грубые помыслы читателя оскверняют наши слова. Так нельзя. Будьте честны!

 

07.09.1998 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Кухарка (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017