MegaЦефалNews (MZN)


Выпуск 228


 

Записка добытчика диамантов

Когда я вышел на дорогу, на дороге была ранняя полночь, все фонари горели. В горении их были кристаллы - колючие, как в ледяное время года. Навстречу колонной двигались серебристые и легкие, как детские трупы, броневики, вращая оранжевыми глазами. На колеса наматывались стебли придорожных вьюнков. Стоял мерный гул и треск и звон.

Пройдя порядка двух километров, я остановился и подождал, пока очередная машина не пролетит мимо, после чего сошел с дороги и двинулся к лесу. Кому-нибудь это показалось бы странным, но не искателю диамантов. Искатель знает, что в плодоносных кущах есть особые земли, и путь пешехода, стремящегося через дебри, прямой, тогда как дорога огибает лес, по причинам утилитарного рода.

Есть в лесу и деревья, но не о них был мой помысел, и потому я шел сквозь них, как сквозь воду и как посуху, по мягкому мху.

Алмазородные жилы начались буквально с первых мгновений лесистой зоны, но движение не могло прекратиться до того момента, когда это можно было осуществить. В-противном случае, то есть, если бы я ошибся в месте, куда следовало вонзить инструмент, алмазы моментально превратились бы в стеклянную шелуху, которая не нужна даже свиньям, или им не нужна в большей мере, чем иным существам, для которых сердце мое открыто, подобно выеденному яйцу, открытому всем ветрам.

Наверняка найдется человек, который захочет услышать подробности о диамантах как таковых. Заявляю официально: никаких подробностей нет. Тот человек движим низменным чувством неудовлетворения и думает, что чудодейственные свойства камня помогут ему обрести бесчувствие. Истинно говорю: чувствие только тогда и начнется. Кто не пройдет через стекольную щель, станет комком слизи. Но диамант, конечно, сам по себе не страшен, а наоборот. Одним из его свойств является свойство возжигания материй и кристаллизации чувствий, выпадающих из сгоревших материй в виде пепла. Также принято говорить о том, что диамант делает человека богаче.

Долго-ли, коротко-ли, дошел я до тридевятого места в лесу и отрыл диамант. Потемнело в тот миг черное ночное небо и из-под земли, чуть поодаль от ямы, выскочила свинья.

"Вот так всегда и бывает. - Подумал я. - Они живут рядом, а нужен человек, чтобы отрыть драгоценные каменья, до которых им, казалось бы, если не рукой подать, то как минимум ближе."

Зная о том, как опасны бывают опрометчивые слова, я ничего не сказал вслух, однако, свинья прочитала мысли и завизжала, так что задрожала земля и с деревьев посыпались мокрые иглы.

Тут бы и грянуть буре и окончиться нашей сказке, ан нет.

"Только визжать и умеет." - Заметил я про себя. Свинья заметно сконфузилась от такого замечания и мигнула глазами, поменяв направление взгляда. Мне показалось, что наши взгляды струятся параллельно, и я невольно полюбил свинью за это и за многое другое, которое не высказать. Создавалось впечатление, что передо мной не свинья, но архетипический человек. Я сурово отрекся от таких сравнений. Человек - звучит очень гордо, и со свиньей не имеет ничего общего. Свинья-же по виду своему хоть и похожа на человека, но сутью противоположна. Свинья - существо могущественное и вольное и живет оно на небе. В данной ситуации я имел дело с аватаром небесной свиньи.

Когда понимание сути происходящего выжгло во мне своеобразную полость, туда хлынул воздух. О, пленителен и прян воздух осени! Пахнет спорами и листвою - благодать и древесная сырость, сладкий пух кислорода, огнь желаний и угар счастья. Протяни руку к лесу ночному - и ты поймешь!

Когда полость вспыхнула термоядерным сиянием, не имеющим ничего общего с зачаточной и последственной вспышкой нуклеарного взрыва, вспыхнул и лес - небо приблизилось и темные лапы его ресниц... руки его зрачков... нет, это невыносимо! Оно было повсюду - и свинья торжествовала, наваливаясь из пустоты запределья. Аватар-же, казалось, ничего не замечал, что свидетельствовало о высочайшей степени самообладания и даже, не побоимся этого слова, совершенства законченности воплощения его сути в духе и теле.

Трижды прокричал я хищной птицей и многократно мне вторило эхо: Тише! Тише! Не разбуди... Что это такое? Кого оно имело в виду? Этого мы не знаем. Разгул-ли воображения или бледная, мутная, формальная бездна под днищем утлой ладьи? Или объективная реальность.

Итак, завершив скорый танец, я замер близ древа, которое в обхвате превосходило все известные нам породы. Ствол был темен. В-противность некоторым деревьям, которые вселяли в меня ужас некогда (состоящие из коры и пустоты внутри коры, они гнездились на полянах янтарных снов), это было источником благодати, и я знал о том. Да если и не было, то не рыдать-же!

Свинья не двигалась с места и я догадался, что она ждет диаманта. Последовал краткий обмен репликами, в ходе которого предположение не подтвердилось.

Словно бы в насмешку (так наз. ирония), из-за соседнего древа, покачиваясь, вышел баран. Рога его были закручены своеобразно и походили на ракушки, которые можно найти в прудах. Шерсть у барана была вполне приличная и потому я решил убить его, чтобы впоследствие продать шкуру и нажиться. Дело в том, что баран, судя по всему, не был ничьим аватаром, а действовал сам по себе, и значит, никакой ответственности за его судьбу я не нес.

Прокричала ночная птица. Заметив, что я делаю шаг к барану, выражая намерение покуситься на него, свинья предостерегающе зашипела. Это повергло меня в изумление, поскольку я всегда думал, что свиньи не умеют шипеть. Что это - слуховая галлюцинация или недвусмысленное указание на нецелесообразность поспешных действий, направленных на устранение бараньего элемента из развития сюжета?

Не исключено.

Так или иначе, я не мог позволить себе нерешительности. Раздумье в любой ситуации чревато потерей энтузиазма. "Сделай дело, потом обдумай результат" - гласит мудрость.

Баран раздувал ноздри. По этому признаку я заключил, что он себе на уме и, возможно, уровень его самообладания превосходит всякий известный нам уровень. Убийство барана исключило бы двойственность, которая во всякой ситуации оказывает пользу. Единственное, что меня смущало, это диамант: он был один, а число зверей увеличилось. Если и баран поведет себя как свинья, то кому-же я тогда вручу камень? До появления барана я мог просто опустить его в карман или, на худой конец, спрятать в складках коры древа, но налитые кровью глаза теперь следили за мной с одной стороны, а с другой раздувались ноздри. И рев нарастал. Душераздирающе!

В последовавшем за этим обмене репликами было установлено стратегическое равновесие. Баран образумился и рога его медленно втянулись в череп, хотя и не скрылись в нем полностью. По принципу действия они были подобны телескопическим антеннам. Свинья тем временем, победоносно и беззаботно хрюкая, бегала вокруг дерева. Хвостик ее жизнерадостно вращался, а кожа переливалась всеми оттенками ночного спектра.

(Однажды я понял, что поступил правильно, заключив сделку с бараном: у меня-же не было никакого оружия, кроме диаманта!)

Спустя несколько минут все трое обменялись страстными поцелуями, взялись за руки и покинули место происшествия. Чудесный диамант, прожигая кущи, летел впереди.

 

14.09.1998 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Юбка (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017