MegaЦефалNews (MZN)



Выпуск 240


 

Путешествие к Немецким Каменщикам

Однажды утром, в восемнадцать часов пополуночи, я подошел к столу, на котором стоял полуотесанный камень, являющийся масонским символом и вызывающий негодование у каждого здравомыслящего современного человека. Подле камня лежали линейки и карандаши. На краю стола лежала книга, название которой я не мог прочесть, потому что оно было отображено латинскими буквами, издревле обретшими в моем сердце значение иероглифов.

Сразу раскрою карты и объясню, что дело происходило в ложе немецких каменщиков, описание явления в которую было дано ранее в форме рассказа. В те страшные годы я был связан клятвой молчания, случайно данной при входе в ложу (это недоразумение случилось, когда я сдавал шляпу в гардеробе), и только недавно другая клятва, подобно клину, вышибла прежнюю.

Зал был залит гаснущим светом осеннего дня. В шесть часов гремит колокольный звон и стаи птиц улетают на юг, сорвавшись с ветвей, подобно тому, как вороны срываются с мачт, если полить их картечью.

Дверь скрипела. Она была украшена слоем ровной белой краски, что поразило меня в начале, потому что я не ожидал подобного опрощения от каменщиков. Единственным причудливым предметом в зале был вышеописанный камень. В креслах, расставленных вдоль противоположной стены, сидели люди, облаченные в пиджаки и брюки.

Не успел я подойти к столу, как старший по званию поднялся с кресла, вынул трубку изо рта и, изобразив знак своей степени, спросил меня об успехах в деле преодоления смазанного маслом кола. Он ожидал замешательства с моей стороны, и в чем-то оказался прав. Дело в том, что, в силу исторических факторов, данная ложа придерживалась своеобразного взгляда на символику и кол изображался таким образом, каким его представляют в качестве инструмента пытки. Нижние чины каменщиков просто, как предписывалось, верили в правомерность такой трактовки, но, по мере продвижения вверх, гипнотическое воздействие веры усугублялось и человек проникался пониманием мистерии Насаживания На Кол - это трактовалось также в качестве прививания ветви человека на ствол могучего божественного растения; то есть происходила полная инверсия смысла.

Я не мог принять предложенный вопрос, не опровергнув его. Введение кола в человека снизу равносильно запусканию вовнутрь Цербера, это не секрет, и все знают, что происходит с несчастным, пока он гипнотизируется своей верою и "возвышается" на колу.

Я не мог принять также и откровенную ложь, заключавшуюся в том, что официально кол трактовался все-таки канонически (трагедию, происходящую как следствие лжи, в форме притчи разъясняет Акутагава в рассказе "Паутинка").

В ходе последовавшего обмена репликами мы сошлись на том, что данный пункт придется временно устранить из правил Ложи.

Каменщики, сидевшие вдоль стены и до сего момента хранившие молчание, оживились и поднялись с мест, чтобы занять место подле стола. Один из них залез на стол, расположился верхом на кубе и надел на голову оранжевое ведро, как того требовали правила. Другой взял в рот спелое яблоко, а третий снес ему голову мечом. После этого каменщик на столе снял ведро и спустился на землю. Таким образом каменщики, по их мнению, осуществили ритуал снятия маски путем отсечения головы дракона, державшего в пасти мир. Но воистину ведро должно было быть розовым или желтым снаружи, а яблоко, в свою очередь, скорее зеленым с золотистым оттенком, а не спелым, и голову должно отрубать искусно: сначала меч касается яблока и рассекает его; после чего рассекает голову и яблоко распадается на две половины; в подставленный бокал из него течет зеленая кровь; сидящий снимает маску (ведро) и передает ее стоящему; стоящий передает меч и переливает сок из бокала в ведро; каждый съедает свою половину яблока, после чего оба вооружаются ватными тампонами и смачивают соком рану пострадавшего; голова срастается и все трое, отложив инструменты, уходят прочь из комнаты, чтобы сказать тайное слово в соседнем помещении, свободном от всего постороннего. Такой расклад значительно расширил бы функциональные возможности ритуала и послужил бы поводом для раскрытия дальнейших мистерий.

Несоответствия встревожили меня, поскольку ритуал был очевидно украден каменщиками и перевран так-же, как и остальные разработанные мною средства, с помощью которых человек может устранить все иллюзии. С присущим каменщикам рвением, они переврали даже суть неотесанного куба, заставив поверить благоговеющих прихожан в то, что построение Мирового Храма самодостаточно - и в этом аспекте достаточно лишь отесать один отдельно взятый камень, не разбивая его и не извлекая спрятанный внутри диамант, если он там есть. Но неприятнейшие последствия основной и первой лжи, которой подвергаются вступающие на сий путь (лжи о коле), в том, что физическую боль, сопровождающую вхождение кола в тело человека, предлагается устранять даже не тонкими гипнотическими методами (их берегут для внешней работы), но путем организации дополнительной ноющей боли - при отсечении живых нитей, связывающих всякое ритуальное или символическое действие с истинным действием, которое лишь провозглашается свершением ритуала, но не определяется сниже.

Внезапно в зал вошел человек в одежде буддийского монаха. Это был беженец из далекой восточной страны и он пришел к каменщикам за истинным знанием, неся его заодно и в кармане. Согласно правилам ложи, каждый человек самобытен и, если исправно платит взносы, то может присягать не на Библии, но на любой удобной для него книге, если она священна.

Заведующий украдкой кинул на меня взгляд, словно бы прося прощения за такое попустительство, но я жестом успокоил его: это мы предусмотрели.

Солгав что-то про кол, буддист вступил в ложу, получил жетон и был направлен в кассу. Тут я понял, что все это мне не подходит. Дело в том, что я исключительно бескорыстен и никогда не меняю деньги на вещи. Нищие, завидев меня, стараются прикрыть шапки руками или вовсе убрать их, зная о том, что я оправданно считаю своим всякий грош, лежащий на земле без видимой связи с охраняющим его существом и не требующий ничего взамен, кроме непрерывного хождения. Нищие дрожат над грязным, покрытым плесенью и окалиной грошом, а его надо очистить, чего сделать они не могут, поскольку в гроше и есть все их богатство: не на что приобрести пасту и щетку.

Собирая гроши у неимущих и принимая их россыпи в знак благоговения из рук царей, раскладывайте их по небесному своду никому не известным образом, дабы стрелка всемирного путеводия указывала исключительно в Никуда.

На этом заканчивается отчет о путешествии к немецким каменщикам (в некоторых источниках именующихся вольными каменщиками; но мы знаем, что это только военная хитрость).

 

03.10.1998 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Защита детей от информации

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017