MegaЦефалNews (MZN)

Выпуск 27

Старики, мухи и пауки - Немецкие каменщики

Старики, мухи и пауки

Пришло тревожное письмо, в котором мне указывают на неопределенность выражения в прошлом выпуске моей позиции по-отношению к старикам, во-первых, а во-вторых, к паутине.

Мой ответ прост и изложен ниже в форме тезисов. 

1. Неуместно ставить стариков на первый план. Это не они "во-первых", а паутина.

2. Довольно странное любопытство. Почему это вас интересует моя позиция? Ну, описал я реальный случай из моей красочной жизни. О какой позиции здесь речь?

3. Моя позиция - сугубо выгодная.

4. Старики - существа легко ранимые, с неустойчивой психикой. Вызвать у них головокружение - мой долг. Я им говорю: "паук за спиной!" - они оборачиваются. Я добавляю: "он и теперь за спиной!" - они снова оборачиваются. Терпению металла, рано или поздно, приходит конец. Дооборачиваются они, как пить дать. Мы предвосхищаем для них необычайную легкость: все осыпется, все высохнет, а останется только хитиновая оболочка.

5. С точки зрения стариков, паутина, так зачаровавшая их, это единственная паутина, помимо которой никаких паутин быть не может. Но тот, кто шагает по лесу вперед, понимает, что это, мягко говоря, не совсем так. 

6. С точки зрения мух, доживающих в паутине свой радостный век, старики, очарованные паутиной - это единственные старики, а иных стариков нет. Что-ж, мухам виднее. 

7. Нелепо было бы предположить, будто паук - мой враг. Он - противник стариков, и в этом качестве скорее мог бы стать мне подспорьем. Но это лишь в том случае, если бы точка зрения стариков (см. т. 5) и точка зрения мух (т. 6) были моими точками опоры... Кроме того, старики подлежат уничтожению как снисходящие до объекта созерцатели, но не как персоны, могущие двигаться от одной паутины к другой или, если повезет, мимо одной и другой непосредственно к цели... А расправа с созерцателями - прерогатива паука. Здесь играет роль масштаб - весьма локальный.

8. Паук - безусловный враг стариков. Как искусный, мудрый Враг, он достаточно дружелюбен, чтобы не казать лицо...

9. Паук - естественный благодетель для мух и иных насекомых. Но, будучи существом чересчур благородным, он не понят мухами. Бедный паук!

10. Когда я вышел из леса и оглянулся, мне сделалось ясно, что сам лес - паутина. Таким образом, старики, мухи и пауки - близнецы-братья...

Немецкие каменщики

Утренние сумерки. Я расплачиваюсь с шофером тремя монетами по три пфеннига, и покидаю такси. Впоследствие, вспоминая этот день, я пойму, что именно с этих монет начались все мои захватывающие приключения, которые, может быть, продолжаются и сей-час. 

На серию их трех серий по три удара мне немедленно открывают. 

-Если я не ошибаюсь, здесь квартируются Немецкие Каменщики? 

-Что? Какие?! - Привратник морщится, видимо, я поднял его с постели. 

-Вольные! 

-А! Эти! Нет, они давеча съехали, оставив помещение в беспорядке. 

Выясняется, что каменщики отбыли в неустановленном направлении. Впрочем, для меня не составляло труда установить его, руководствуясь Высшим Знанием. 

Спустя неделю, я выяснил, что в Магдебурге намечается строительство новой церковно-приходской школы. Естественно, мне следовало не теряя ни минуты отправляться на поиски братьев в Магдебург, но я отчего-то медлил. 

Так или иначе, через полтора года, ранним утром я постучался в низенькую дверь барака, приютившегося на окраине Любека. 

-Здесь ли живут не... 

Не успел я задать свой вопрос, как был уже в прихожей. Меня насильно втащили туда, усадили на какую-то кушетку и оставили одного. Чтобы скрасить часы ожидания, я стал перелистывать выпуск "Bild der Wissenschaft" за прошлый месяц.

Наконец грохот, все время доносившийся из-за портьеры, закрывавшей вход во внутренние покои, внезапно стих. "Работа приостановилась!" - Подумал я.

Члены братства один за одним выстроились передо мной и стали производить одним нам понятные движения. В воздухе мелькали молотки, ватерпасы и прочие незаменимые инструменты.

Потом появился их местный вожак и я осторожно выпытал у него ряд тайн. Впоследствие его за это пришлось расстрелять. Но тогда он еще ни о чем не догадывался и с честью выдержал испытание. Подмастерья медленно опустились на колени и хором приветствовали меня, как нового обермайстера. Уж не знаю, за кого они меня приняли...

-Возвращаю вам Мой поклон! - Бросил я и махнул рукой, давая понять, что хочу погрузиться в медитацию.

-Да вознаградит Вас бог, господин Обермайстер, вы столько для нас сделали, человек-то вы редкостной душевной чистоты... - Бормотал, пятясь, один подмастерье. На него шикали, но он, по-всей видимости, впал в экстаз.

Меня заинтриговало поведение безумца и я велел ему остановиться в дверях.

На нем был кафтан, вышитый простым золотом, широкополая шляпа, грубые ремесленные перчатки. Усы его носили на себе явные следы борьбы с внутренними пороками.

-Кто ты, сын мой? - добродушно спросил я его, закуривая. Он побледнел и стал медленно отступать. Только тогда я вспомнил, что европейцы еще не знают табака. Дым, который я отдохновенно глотал, должен был пугать их. Ибо по-запаху был он сладок, а по консистенции и того слаще.

-Я был принят в каменщики. - Сообщил раб, совладав с собой.

-Так я и думал. А что было дальше?

-Боас и Иакин я видел.

-А это что такое? Идолы? Деревянные, небось?

-Я клятвой посвящен, - продолжал раб, не реагируя на мое замечание, - в доблестнейшие подмастерья.

-Ах вот оно что!

Все!

О наивное средневековье! Пузатый мир! Звездная пыль в очах!

Куда оно провалилось? Куда, спрашивается, подевались талантливые сотворители храмов, партийные геноссе, не знающие пощады, каменщики, лукавые шефены, хихикающие Папы? Они разложились в пробирке Прогресса. В реторте химика они сделались серой, долгожданной массой.

 

24 Сентября 1997

 

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Юбка (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017