MegaЦефалNews (MZN)



Выпуск 275


 

На мосту соединенных возможностей

Я стою на мосту соединенных возможностей преисподней и небесного свода. Мои руки-крылья, две части Змея, распростерты таким образом, что описывают окружие мироздания. Мною соединены верх и низ, а моими руками замкнута горизонталь.

Во мне все таинства и я знаю ответ на каждый вопрос. Я размозжил мое самообладание, моя левая рука бросила его в ступу. Моя правая рука истолкла его. Мои ноздри выдули ветер и звездная пыль разлетелась по бархату мрака, который был услышан моими ушами. Мои глаза закрылись, чтобы это стало реальнее дня. С моего языка сорвалась капля бледно-желтого яда, который стал Солнцем и его системой.

Но мое заключение не нарушилось выворотом наружу зримого и незримого мира. Ни одним таинством не сделалось меньше во мне, и ни одной возможностью больше.

За моей спиной ничего нет. Впереди меня ничего нет. Я обрушиваюсь во внутрь собственного семени, чтобы исполнить танец без причины и следствия.

Любые маски на мне, любые одежды - это электроны атомов моего тела. В каждом атоме - я весь, и нет частицы, которая не была бы мною. Но это тело только одно из танцующих в капле янтарной слюны, упавшей с кончика моего языка. Поэтому у меня нет ничего, даже боли. И безумие вакханалий моих ипостасей незнакомо мне. И все-таки я целиком умещаюсь в зрачках любой моей маски.

Никто не постигнет меня - даже тот, кому я откроюсь и кого отдам птицам. Все великие достижения, уничтожения, игольные уши, пустыни, океаны, звезды, зеницы - то гаснущие мимолетные воспоминания, подобные привкусу ничего, ничего, ничего. Услышьте мое слово как будет услышано вашим слухом. Если кто-нибудь открывается мне с доверием, тот уничтожает себя по-своему.

Кто умер во мне, тот сделался неопределенной возможностью. Он будет стоять на скале, которая есть он, подле океана, который тоже есть он. Его взгляд, в зеницах которого я, будет мертв. Одного движения этого взгляда, будет достаточно для того, чтобы поднять всех умерших. Он отрежет свой язык и тогда каждое его слово будет наукой для оживленных. Возможно будут построены цивилизации. Но он один на скале подобный светотени в капле моего яда, и ничто, ни чистейшая радость, ни мировая скорбь, не изменит условий бытия светотени.

Это будет удивлять его. Однако, я не могу услышать слова, обращенные ко мне, потому что это мои собственные слова и на каждое слово нарождается возможное противословие. Нет никого, кто мог бы задать мне вопрос.

Без инициативы, без страсти и без ничего я буду обрушиваться вовнутрь - а стоящий на скале скажет: вот я исполняю танец, как изъявление моей воли. И это правда, сий танец носит такое название, ибо почему бы ему не носить и такое.

Я не знаю ничего. Все знания и правды могут родиться прениже меня, если я этого захочу или не захочу. Тот, кто умер во мне и постиг эту мистерию как свою, сделается идиотом. Пусть он выйдет в поле, которое за скалой, и уничиженно попросит пшеницу и клевер и тысячелистник и лютик научить его разбираться в добре. Пусть он рыдает и беснуется и находит утешение в хлеву, облизываемый коровой. Пусть вкушает благодать из лохани вместе со свиньями, обучаясь у них чувству собственной погрешимости. Пусть он обнимает и ласкает березу, научившись эмоции собственной мужественности.

Но ничто не ответит ему адекватно, или наоборот, ведь я в его зрачках. Он будет спрашивать: если я в его зрачках, то не значит ли это...

Нет, ничего не значит. Если сказано, в зрачках, то это сказано мною, а мною сказано и все, что не в зрачках. И то, что это сказано, тоже, в свою очередь, сказано, но никто не знает, сказано ли это и если да, то какова в том доля правды. Мои руки опоясали Ночь. Моя вертикаль служит мерой возможностей. Мой язык завис через вечность, содрогаясь. Стекающие с него капли - не более моего незнания и непонимания, пригрезившегося в темноте, бархатно прозвучавшей во мгновение ока.

Когда мой язык содрогается, он содрогается от постоянства, и он червь, а слуги мои, те, которых нет, как нет и меня, подобны кариатидам, они выстроились через вечность, поддерживая источающее ложь жало. Все это говорю не я. Это стоны кариатид. Прийдите же, мне легко, за меня все делают атомы моего тела, я сладко лобзаю всех, кто понимает меня сладколобзающим. Счастлив и мертв всякий, кто избежал моих поцелуев. Я обнимаю вечность. Вечность - это я, ни в одном из ее углов меня нет.

 

23.12.1998 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Масло Абрамелина

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017