MegaЦефалNews (MZN)



Выпуск 281


 

Брикет квасцов в пятистенный колодец

Сегодня, поразмыслив и определив, что пришел час осуществить радикальный и категорический выбор, я вышел за околицу, поцеловал красную березу, как сестру, в чело, и начертил на снегу круг, а внутри круга треугольник. После того, как место было освящено, я вошел в треугольник и поднял голову к небу, делая вид, будто являюсь демоном, но не формальным человеком.

-О Небо, - сурово молвил я, - о Звезда в зенице, к Тебе обращаюсь! Дай совет мне, Твоему Возлюбленному Дракону, по вопросу, который в течение последних двадцати часов преследует меня. Вопрос состоит в том, должен я или нет излагать правдивым голосом истинные сведения о Пентаграмме, чего делать, оставаясь в своем уме, не способен, потому что такие сведения разумный человек обычно получает еще в пеленках, а значит, и вопросов у него оставаться не может. Ответь же мне, Серому и Горячему Камню, о Звезда, прокричи кукушкой: сколько еще долгих золотых, серебрянных и медных часов я вынужден буду бросить на снег в оплату за дегенерацию, которой неминуемо подвергну себя, если решу в одном из выпусков MZN изложить сведения о так называемой Пентаграмме?

Молчаливо было небо в тот час, но я знал: в этой тишине знак невыносимой интенсивности вопля. Небо неприкрыто смеялось и рыдало надо мной, и это было единственно приемлемым действием с его стороны. Ведь, если все молнии принадлежат мне, то поразить меня оно не способно, а может только смеяться и рыдать.

Разглядев этот знак, я решил не идти на поводу у дегенератов и не вступать с ними в похотливые сделки.

-Буду, как обычно, упорно и с удивительной монотонностью метать бисер, который многие люди оценят по достоинству и впоследствие возблагодарят того, кто метал! - Так сказал я. И в тот-же миг грянула буря. Да, небесные сферы одобрили мой выбор. Промелькнули ночи и дни, затем опять ночи и опять дни, и наконец наступила последняя ночь перед следующим за ней днем. Прежде чем небо побагровело на востоке, там возникла абсолютно белая звезда, подобная тени, и подобная следу странного зверя на снегу в полночь. А в полночь всякий снег черен, об этом знают даже ублюдки, и далее я ничего говорить не буду.

Итак, она возникла, конечная звезда, с двумя вихреобразными руками, в одной руке она сжимала красный круг, в другой синий крест. Я был приятно обрадован этой встрече и решил - что вот теперь, сей час настал - мне выйти из начертанного треугольника, что я и осуществил.

Теплый ветер стер треугольник и то, что в нем заключалось. Он сгреб снег в округлую гору, по склонам которой немедленно побежали изумрудные и желто-зеленые волны бликов. Подобно отражению на потолке черной бани, над чаном студеной воды, в небе возникли своеобразные всполохи, названные писцом этих строк полярным сиянием. Траектория полета двурукой и конечной, лучевой звезды, черной звезды, на рассвете кровавой, пересекала сияние таким образом, что в небе разгоралась фигура, похожая на лук с натянутой тетивой, с вложенной в него золотой стрелой. Впрочем, на этот счет можно придерживаться разных взглядов - ведь не все мы живем на Севере, как писец этих строк, и не все стремимся на Юг только для того, чтобы бросить в пятистенный колодец брикет квасцов.

Да, когда снег был собран, одна фигура в одежде скелета двинулась по кругу, отмечая незримый след моего круга своими следами, в которых образовывались моря или, как минимум, озера, кишевшие существами. Треугольник же отметился побегами полыни, и тут-же с полей прискакал горный козлик, дабы пожрать эту приятную траву. При виде всего этого я уже не мог сдерживать мой экстаз и упал на землю, стал кататься по ней, раздирая мою белую кожу и цепляясь волосами за некие трещины, бывшие на земле.

-Зачем Ты катаешься по земле?! - Послышался голос.

-Как зачем? Я осуществляю пророчество. Если вы (хотя я вас не вижу и не знаю, с кем говорю) не понимаете этого, то лучше отойдите в сторону и не мешайте работать рабочему. Посмотрите на мою кожу внимательнее: видите, она испещрена круглыми, задумчивыми язвами с поволокой, словно бы порами, и из каждой произрастает жесткий волос, подобный розовому шипу. Если волос рассмотреть вооруженным глазом, то сделается понятно, что в действительности он представляет собой рог существа демонической, но не инфернальной природы, которое работает зачинателем жизни - и сколько пор на теле моем, столько и существ. Земля же - скромная дева, юная женщина, такая-же белая, как я, если ее омыть в черной бане черной водою и украсить теми цветами, которые опадут с неба после того, как траектория звезды отсечет отмеренную мною часть сияния. Поры ее кожи - это озера, и это следы козлика, прискакавшего полакомиться полынью, выросшей на том самом месте, где я в прошлом тысячелетии ненашей эры начертил треугольник, делая вид, что являюсь демоном и спрашиваю зеницу неба о том и о другом.

Произнеся заговорщицким голосом эти пламенные слова, я продолжил кататься по земле. Она была прекрасна! Но я - не подобен ли я зубной щетке для ее белых зубов? Не являюсь ли я скатертью-самобранкой для ее урожаев? Не блестящий ли я утренний путешественник на Востоке, в паре с моей небесной сестрой спешащий в черноту, чтобы осветить ее и осуществить неимоверный инцест на глазах у всех детей человеческих? Да, возможно, что это так.

Катаясь по земле, я чувствовал пробуждение древних сил, я раскрывался, как цветок первородного Ужаса, как Мессия и как Змий, я в окончательной и безоговорочной судороге ширил мою пасть, нацеливая заветный зуб в заветный глаз. Я возлюбил ближнего, как себя, и хвостом трижды опоясал мир, при этом трижды умудрившись заглотить его, но не переставая целить зуб в глаз. О, не поймите меня неправильно: это был глаз моей Сестры и моей Невесты, но не глаз, который мы называем Зеницей Неба, хотя, опоясав мир, я с бесстрастной улыбкой увидел, как три глаза слились в один, порождая четыре, но слились - в Игольное Ушко! - в Яркую Точку - в мгновение Конца Света, до которого оставались еще эоны, долгие зимы, многие лета, прыжок Козерога через Ничто - к незримому Солнцу.

К концентрации незримого Света над кристаллом Розы и Креста, на котором она раскрылась, прилипшая и поддерживаемая моим хвостом в средоточии срезанной и вогнутой плоскости сферы мира, вырожденная землею, по которой я катался в обычном припадке моего бескорыстия, цепляясь зубом за черенок и совокупляясь с женами, обученными редкостному искусству совокупляться со мной, не теряя невинности и чистоты... Одна из тех жен закричала, как тысяча истязаемых зверей, троекратно выгнулась в белом, огненном, не оставляющем сомнений оргазме и выродила Солнце, которое в тот-же миг провалилось вовнутрь себя и воцарилось негасимой искрою в центре бутона, в котором теперь не было никакой тьмы. Этот цветок был Небесным Градом, украшенным как невеста для детей мира. Возможно ли это?

Да, это возможно. Встаньте на мосту соединенных возможностей. Мир победит тот из вас, кто его уничтожит вслед за собой, говорю истинно.

Так я замыкаю слова правды в узел, который никто не развяжет.

Я вонзаю в скалу меч, который никто не вынет.

Я накладываю печать, которую могу снять только я.

Мурашки пробежали по крыльям моим, ведь я - ничто иное как фонтан в летний знойный полдень. Я - безумный расточитель жемчуга и диамантов, но разве жаль для свиней? Нет, много лет тому назад я сказал истинно: только они, эти относительно живые существа, передвижные троны Духа, милы мне; только их я буду кормить, даже в том случае, если они не знают, почему это так. Ничего. Придет время - узнают.

 

06.01.1999 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Из жизни полицая

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017