MegaЦефалNews (MZN)



Выпуск 283


 

СВИНОПАС

Как то раз я пас свиней в райском саду, среди лилий и роз. День был горяч, капли пота стекали из под листьев лавра, венцом украшавших меня, и струились по лицу, подобно золотистым слезам. Колчан со стрелами я спрятал в корнях кипариса, а лук в ветвях дуба, чтобы никто не похитил, пока я пасу свиней среди лилий. Свирель, которую мне подарили на день рождения, лежала в кармане. Я давно подумываю о том, что играть на ней никогда не смогу: игра на свирели обезображивает божественные лица. Но я могу играть на струнных инструментах, исполнять достаточно чарующие сюиты. В описываемый день я взял с собой мандолину, которую всегда беру в походы, ибо она невелика и не отяжеляет рук, а музыка ее, тем не менее, прекрасна.

В три часа пополудни свиньи начали проявлять беспокойство. Я изъял из кармана свирель, потряс ее - и на ладонь высыпалась горсть драгоценных камней, которыми принято подкреплять силы в дороге. Я накормил свиней и повел их к воде, дабы они промочили горло и насладились прохладой на побережье.

В тот час у ручья гуляло семейство особ знатного происхождения. Была среди них одна усохшая принцесса, неряшливо одетая, с искаженным лицом, с нечистой кожей и тинистыми волосами, никогда не знавшими блеска. Кожа на висках подрагивала и вздувалась либо западала, словно бы под ней не было кости. На одном из глазьев у принцессы располагалось бельмо, а другой глаз ничего не видел, потому что веки на нем от рождения омертвели - только белая полоска подрагивала, и из щели между веками сочилась розовая слизь, обладавшая запахом и вкусом гниющих фруктов. В руках принцесса держала нитку, потому что страдала неврозом. Нитка была старая, замусоленная. За спиной у принцессы был рюкзак с припасами для пикника. Принцесса любила покушать.

Заметив меня, глава семейства взмахнул руками, побагровел и замотал головой, словно бы стараясь что-то сказать. Я произвел условный жест рукой, предлагая ему подойти и высказать все, как на духу.

-Добрый день! - Прошептал подошедший глава, дотронувшись рукою до бороды.

-День добрый. - Холодно отвечал я.

-Вы что здесь делаете?

-Пасу свиней. По профессии я Свинопас.

-В ваших руках мандолина. - Недоверчиво прошептал глава. - Возможно, вы станете играть на ней, вследствие чего свиньи могут ошалеть. А нам хотелось бы здесь устроить тихий, скромный пир на берегу всей семьей. Доченька у нас, сами видите, ненормальная, и если свиньи вселят в нее ужас, то быть беде.

Я покачал головой и сказал:

-Пусть вас не обманывает мандолина в моей руке. Я и играть на ней не умею; она нужна мне для определения погоды: когда воздух влажен, струны темнеют; между прочим, аналогично определяют близость дождя по высоте парения диких ласточек. И свиньи у меня весьма тихие и послушные, имеют обыкновение подолгу стоять на одном месте, не двигаясь и не производя звуков. Буду рад, если мне, Свинопасу, позволят остаться подле ручья и мирно пасти здесь свиней. Кроме того, скажу вам откровенно, принцесса мне ваша пришлась по душе и я имею на ее счет планы; возможно, мы с вами станем родственниками, так что гнать меня я вам не советую.

-Что ж, в таком случае оставайтесь! - Облегченно вздохнув, воскликнул глава, мотнул головой, радушно ударил меня по плечу и бегом вернулся к своим подопечным. Несмотря на то, что удар по плечу показался мне чересчур вольным жестом, я ничего не сказал и решил не мстить.

Долго сказка сказывается, быстро делается дело, оно горит в руках рабочего Свинопаса.

Семья, непринужденно разбросав по траве одежды и скатерти, расположилась подле воды. Послышался девичий смех и утробный вой, звон бокалов и хруст сжинаемых костей, потрескивание сухожилий, гудение работающих сердец. Свиньи, широко раскрыв не по возрасту пронзительные глаза, выстроившись полукругом, украдкой наблюдали за ходом оргии. Они забыли про воду, и если бы я им не напомнил о ней, то погибли бы от иссушения горловых каналов и общего изнеможения. По очереди, они отрывались от зрелища, стремглав летели к ручью, глотали воду и возвращались в круг, тут-же принимаясь вполголоса расспрашивать соседей о произошедшем в отсутствие.

Наконец, семья насытилась и ее члены медленно разбрелись по округе, в поисках тихой гавани, где можно было бы приклонить голову для послеобеденного сна. Только принцесса и глава семьи остались на скатерти. Я понял, что настал час приступить к соблазнению обоих. Но как?

Смекнув, что в описываемое столетие людям было неизвестно многое из того, что стало обыденным для людей последующих веков, я превратил свирель в пьезоэлектрическую зажигалку, извлек ее из кармана и, галантно подпрыгнув, предстал перед изумленными отцом и дочерью.

Зажигалка представляла собой черный цилиндр в мизинец толщиной и длиной также подобный ему, с серебрянным наконечником и декоративным курком. Такой вещью, скажем прямо, можно соблазнить и современного человека. Что уж говорить о неразвитых людях древности, пусть и знатного происхождения!

Глаза принцессы загорелись любопытством, и даже сквозь млечное бельмо можно было судить о силе и об искренности этого чувства. Отец-же ее усилием воли заставил себя отвести взгляд от диковинки. Он прокашлялся и принялся расчесывать бороду медной щеточкой, которая стоила целого состояния.

Однако, после того, как я привел зажигалку в действие, старый хитрец потерял самообладание и подался назад, выронив щетку. На его лице играли багряные пятна, подобные бликам.

-Что хочешь ты, Свинопас, за свою диковинку? - Подавленно молвил он. - Проси золото, и я прикажу выдать столько, сколько ты сможешь унести!

-О, я тебя разорю, - смеясь, отвечал я, - ибо не один я, но со стадом, а свиньи мои послушны и обучены многим премудростям. Каждая может заглотить больше золота, чем перед ней положат.

-Ах вот оно что.

-Да. Но позволь мне нанести один поцелуй в глаз твоей дочери, и тогда зажигалка будет принадлежать тебе.

Отец кивнул и ударил дочь в бок, приказывая не медлить, но подняться навстречу мне. Он опасался, что, если я взойду на скатерть и наклонюсь, произойдет нечто непоправимое.

Принцесса, раскачиваясь и отдуваясь, подошла ко мне; я поцеловал ее сначала в один глаз, потом в другой. Первый очистился и заблестел, а второй открылся и поразил глубиной. Я толкнул принцессу и она вернулась на свое место.

Старик тем временем баловался с зажигалкой и высекал огонь. Я намеренно не предупреждал его о возможном исходе, а когда газ иссяк, всем видом моим показал, что собираюсь уходить.

-Постойте, - недоуменно воскликнул он, - а почему диковинка перестала функционировать?! Неужели она работает только в вашем присутствии, а когда вы уходите, то перестает?!

-Да, это так, а то вы не знали?! - Я всплеснул руками.

-Но что делать?!

-Вы - глава - вам решать. - Сказал я.

-Не хотите ли взять мою дочь и остаться с нами?

-Нет, это с вашей стороны хитрость, а я хитрых людей не люблю. - Я резко мотнул головой и издал свист, как бы призывая свиней собираться в дорогу. Это был условный сигнал - заслышав который, свиньи сделали вид, что уходят.

-Я умоляю вас! - Закричал старик. - Все что угодно! Что хотите! - Он был близок к истерике.

-Ну что-же. Я - простой Свинопас, и подчиняюсь могучей воле царя. - Сказал я смиренно и извлек из котомки запасной газовый баллончик, помянув ласковым словом того, кто украдкой положил его туда.

-Вот чудодейственный цилиндр, по размерам превосходящий первый, но не могущий сам изводить из себя огонь. Возьмите его. - Я вложил баллончик в руку старика и объяснил, как нужно им пользоваться. После этого старик, уже постигший принцип коммерции, толкнул дочь в бок. Она послушно поднялась.

Ловким жестом я ухватил ее за щеки и потянул лицо на себя, вследствие чего нечистая кожа сошла на нет, обнажив чистую.

Я подвел принцессу к воде и велел глядеть на отражение, а сам тем временем раскурил трубку. Спирали серого дыма, похожие на щупальца, обвили ее тело, и на конце каждого щупальца было сосущее жало. Кости ее утончались и обретали гибкость ивовой ветви. Мясо белело, сухожилия увлажнялись, не набухая. Иные корпускулы дыма росою оседали на волосах красотки, и волосы ее без промедленья обретали качество серебра.

Принцесса вздыхала. Поняв, что лишняя минута промедления убъет ее, я вынул из-за пазухи пузырек магических капель, замешанных на синильной кислоте, и оросил воздух благодатным ароматом. Вдыхая этот воздух, дева, обретшая божеский вид, наполнялась целомудренной страстью и уподоблялась растущему в солнечных водах кораллу.

Старик, неумелыми руками колдуя над баллончиком, что-то вполголоса бормотал. Казалось, он недоволен и обижен. Газ не покидал своего резервуара, а старик злился и начинал нервничать, потому что ему хотелось высекать огонь. В бешенстве он принялся стучать баллончиком по земле и нечаянно ударил по куску камня, лежавшего здесь. Вылетела искра, баллончик разгерметизировался, а старик, объятый пламенем, бросился к ручью, но не добежал и рухнул на песок, как может рухнуть башня, если в нее попадет авиабомба. Спустя несколько минут от старика ничего не осталось, кроме горсти драгоценных камней (украшавших его в живом состоянии). Я собрал камни, бросил их в портативную ступку и превратил в порошок. Когда закончился процесс очищения принцессы, я пригласил ее отойти от текущей воды, привлек к себе и заставил съесть порошок.

Свиньи тем временем победоносно бегали по траве, пожирая остатки с пиршественного места и втаптывая скатерти в землю.

Принцесса, светло и чисто улыбаясь, съела порошок и в тот-же миг ее кожа, белая, как снег, заблестела. Заблестели и одежды, но они теперь были никчему. Я сорвал с нее одежды и швырнул в воду. Дева не испытывала стеснения, что обуславливалось действием миндальных капель, табачного дыма и драгоценного порошка; все три ингридиента кристаллизовались в одно.

Свиньи, заранее предупрежденные обо всем, выстроились подле нас и образовали трон, на который я усадил принцессу.

Убедившись в том, что на берегу не осталось ничего, что могло быть использовано членами семьи после их пробуждения в качестве вещественных доказательств, я ударил по струнам мандолины и мы стремительно полетели через поля в цветущий сад - во-первых, я должен был вернуть свиней в мир Фауны, забрать лук и стрелы у Флоры, и во-вторых, у нас есть специальный выход - для своих - в саду меж лилий. Подобен он тоннелю и стволу, и рогу, пронзившему миры. Нам горы не нужны для выхода и входа. И наконец, в полях я снял венец и показал рога принцессе, в ответ на что она смеялась и плясала, в тоннеле смехом украшая ночь, покуда не замкнулся круг.

 

08.01.1999 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Юбка (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017