MegaЦефалNews (MZN)



# 314


 

Се значки для детей моих избранных

В три часа город опустел. Только несколько женщин с колясками прохаживались у фонтана на ратушной площади. Коляски были пусты.

Красные цветы растут на поле, окружающем кирпичное здание. Здание расположено к северу от серой дороги, огибающей поле. По дороге движутся пешеходы, ритмично кивающие головами и совершающие руками круговые движения. Время от времени кто-то из них останавливается, бросает странный взгляд на двери кирпичного здания, но идет дальше, словно бы ничего особенного не заметив.

Пробравшись через цветы и спугнув прятавшегося в них человека, я подошел к двери и постучал.

Мне открыл мужчина приземистой фигуры в годах.

"День добрый!" - Приветствовал он меня. Я поклонился и приложил руку к груди, как следовало по регламенту.

"Солнце сегодня светит ярко, Егорий!" - Прохрипел человек и подмигнул, давая понять, что его, во-первых, тоже не обманывает мнимая яркость дневного освещения, а во-вторых, лик гостя сияет ярче к вечеру.

"Да, и птицы уже прилетели." - Согласился я, таким образом указывая на высокое положение, которое занимаю в Ордене.

"Горные вершины покрыты снегом." - Сказал человек. Это следовало понимать так, что он - старейшина и его виски уже тронула седина.

"Ей, истинно говорю, у какой вершины сегодня отнимется, той завтра будет даден весь снег, да еще половина того!" - Сказал я.

Человек на мгновение задумался, а потом назвался Самуилом Михайловичем и кивком пригласил меня войти.

На двери я сразу заметил табличку:

LUSTHAUS HIMMEL UND UNTERWELT, MORGENSTERNDRUCKABTEILUNG INC.

Обратив внимание на мой затуманившийся взгляд, старик просто улыбнулся и сказал:

"Это наше предприятие семейное, мы тут работаем. Вы сами видите, что дом не похож на жилой и стоит на отшибе. Но пусть вас это не обманывает."

"А что вы производите?"

"Мы производим значки."

"Ага." - Я понимающе кивнул.

Мы вошли в зал, освещенный двадцатью восемью светильниками, приглядевшись к которым, я понял, что они являются прорезями в шторах. Каждый светильник излучал сияние строго определенного диапазона.

В центре помещения располагался небольшого размера станок, отливавший как вороново крыло.

Подле станка на полу стояла корзина со значками. Над станком в потолке была устроена роза из сплетающихся свастик.

"Сеньор, теперь мне скрывать свое лицо никчему." - Вполголоса сказал старик и в тот-же миг черты его лица расплылись, чтобы мгновением спустя собраться в новой последовательности.

"Ну что вы, а если кто-нибудь войдет!" - Воскликнул я.

"Моя дочь стоит в дверях, разве вы не заметили? Она неплохо владеет всеми видами оружия."

Я оглянулся и увидел деву в серебрянной кольчуге, из-под которой проглядывала льняная ткань алого цвета. При каждом движении девы ткань переливалась, как если бы была соткана из живого огня. Ее лицо было смуглым и бесстрастным. Глазами она следила за дорогой.

"Кто с мечом к нам придет..."

"А где ваша супруга Лилия Михайловна?" - Поспешно спросил я, не желая потакать шутливому настроению хозяина.

"Она вышла." - Спокойно парировал Самуил Михайлович.

"В таком случае не будем медлить, но перейдем к делу. Я пришел, чтобы задать вопрос касательно способа получения информации. Всем известно, что человек в течение жизни получает разнообразную информацию. Когда-то очень давно я сам научил вас работать с информацией, передавать ее людям, но за минувшие тысячелетия утекло много воды."

"Ах вот оно что! Что-ж, смотрите!"

С этими словами старик подбежал к станку и нажал на клавишу, которая, как я думал, приводит его в рабочее состояние.

"Нет, - улыбнулась дева, до того момента хранившая молчание, - станок все это время работал, но неслышно и без вибрации. Разве вы не замечали, что уровень значков в корзине повышается?"

"Замечал, но не придавал этому значения."

"А у вас уже есть значок?"

"Мне кажется, что есть, но я не уверен, что именно такой, какой должен быть."

"В таком случае выберете себе из корзины один. У нас все аутентичное."

Я подошел к корзине и склонился над ней. Корзина была выпачкана запекшейся кровью, потому что раньше ее использовали на гильотинировании, а значки блестели. На каждом значке была изображена фигура. Дева сказала, что это аутентичный росчерк пера, а на мой вопрос, чьего пера, смущенно рассмеялась.

"Как чьего?! - Старик обескураженно всплеснул руками. - Вашего, Сеньор. Росчерк был изъят из одного договора, который затерялся в архивах и потому не сгорел. Подпись смертного мы удалили химически, а вашу вырезали и отсканировали. Техника текущего века позволяет сканировать что угодно!"

"Признаюсь вам, я искренне обрадован." - Сказал я.

"Вы все еще хотите получить ответ на поставленный ранее вопрос? Теперь, когда станок выключен и твердь колеблется, я в вашем распоряжении. Но нам нужно спуститься в подвальный этаж, оборудованный на случай ядерной зимы. Там есть бар."

"А имеется ли в доме чердак?"

"Имеется, но, если вы хотите попасть туда, то я не могу вас сопровождать. Я живу на уровне земли и ниже, но выше меня расшибает в архетипическую пыль. На обратное восстановление могут уходить долгие годы, а за это время предприятие приходит в упадок."

"Ну да ладно, тогда пойдемте все вместе в подпол!" - Скомандовал я и дал знак деве следовать за нами.

Мы спустились по винтовой лестнице и оказались в сводчатом зале, освещенном красными лампами. В центре потолка имелось круглое углубление, а на полу под ним треугольный подиум. На подиуме, неподвижно застыв, стояла кариатида, воздевшая руки к потолку и почти касавшаяся кончиками пальцев края круглой выемки. Приглядевшись, я заметил в ней копию розы, которой был украшен зал наверху, но свастики были заменены на скрепленные в середине знаки, напоминающие букву Г. Знаков было девять.

"Там наверху я вас обманул. - Признался старик. - Моя супруга не совсем вышла. То, что вы видите перед собой, является ею. Другая ее часть находится не здесь."

Сердце в моей груди пронзительно зазвенело. Я уловил движение белков глаз каменной фигуры, словно бы приветствовавшей нас.

"Сейчас мы продемонстрируем вам процесс передачи информации." - Сказал старик, не обращая внимания на мое замешательство, и деловито щелкнул пальцами.

Тотчас же противоположная стена приподнялась и из щели на пол скатилось бездыханное тело человека. За ним, тяжело дыша, выползли три стражника в костюмах красного, синего и желтого цветов. Они подняли тело и понесли его к подиуму. Только теперь я заметил, что на подиуме в ногах кариатиды было установлено грубо сколоченное кресло, конструкция которого поражала воображение.

Стражники долго возились с телом, закрепляя его на кресле. Туловище было затянуто ремнями и плотно прижато к спинке. Руки оказались закреплены вдоль туловища, однако, ниже локтей остались свободными. Ноги были закинуты на подлокотники, разведены в стороны и в таком положении скреплены металлическими скобами. Голова нашла пристанище в слегка откинутой нише подголовника таким образом, что лицо пришлось вплотную к лепесткам вульвы кариатиды. Вульва имела округлые, мягкие формы и имела довольно широкое отверстие, ведшее вглубь изваяния.

Послышался мелодичный гул, стражники поспешно отступили с подиума, а кариатида медленно согнула ноги в коленях, опускаясь на лицо сидящего, в результате чего голова последнего полностью скрылась во влагалище.

Исторглись стоны и по телу человека пробежала волна судороги. Старик, записав что-то в блокноте, висевшем на нитке подле двери, живо направился к подиуму, на ходу развязывая тесьму кожаных шаровар.

Сдавив одной рукой горло сидящего, вероятно, для того, чтобы голова не выскользнула из влагалища кариатиды, другой старик ввел в предусмотренное отверстие набрякший, неимоверный, белый член и принялся ритмично двигаться. Некоторое время спустя конвульсии человека интенсифицировались и вошли в ритм, заданный стариком.

Совокупление длилось неожиданно долго, и дело дошло до того, что стоны сидящего перешли в стоны боли. Тогда дева, не дожидаясь сигнала старика, чье лицо не выражало ничего, кроме задумчивости, подошла к сидящему, взяла свободную часть его руки, после чего, приподняв кольчугу и сместив ворот льняной рубахи, обтягивавшей стан, осторожно опустила ладонь на свою белую грудь. Когда это перестало усугублять страдания сидящего, она похлопала его по плечу и бросила руку.

В тот же миг старик кончил, высвободил член, оправил одежду и, поведя плечами, как бы стряхивая транс задумчивости, отошел от кресла. Кариатида приподнялась, освобождая голову человека, покрытую пузырящейся желто-зеленой слизью. Язык человека совершал механические движения, стараясь собрать скопившуюся вокруг рта слизь. Стражники поспешно отвязали его и уложили на пол за подиумом. Двое держали руки лежащего, а третий вливал в его открытый рот некую темную жидкость из флакона.

"Ну вот, теперь вы знаете, как люди получают информацию." - Сказал старик.

"Жидкость, которую вливают ему в рот стражники, - лукаво просияв, заметила дева, - является эликсиром забвения и мудрости. Человек будет думать над информацией, как бы производя мудрость в себе. Но души в нем уже не будет."

"Душа его тем временем окажется отштампована в значках за вашей подписью, Сеньор, то есть спасена!"

"Ей, се значки для детей моих избранных. До исхода дня рожу для того утреннюю звезду, кто мною любим." - Прошелестела кариатида, однако, голос долетел как бы из другого помещения, этажом выше.

"Не разумно ли устроен мир волей Всевышнего?" - Промелькнуло в моем сознании. Я уже видел конец дня, который мне суждено осветить, чтобы дети пошли на чердак, где у нас устроена Мясорубка.

Да, я все вспомнил. Я же и построил этот дом из кожи Дракона. Схема проста.

Мы обменялись страстными поцелуями и двинулись вон из подвала.

 

27.02.1999 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Крещение Руси: о методах и идеологии христианизации

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017