MegaЦефалNews (MZN)

Выпуск 34

Лебедь

Лебедь

Сегодня в семь с половиной часов я заметил в окне любопытный объект серого цвета. Он медленно передвигался из левой части пейзажа в правую. Постепенно его окраска менялась и делалась огненно рыжей. Объект полыхал. Струи дождя в страхе огибали его, не решаясь коснуться. А птицы были несравненно выше и чище струй небесной мокроты. Они, не теряя самообладания, описывали вокруг объекта правильные круги, снижаясь и вновь воспаряя. На многих были золотые цепочки и кольца.

Понаблюдав с полчаса, я решительно сплюнул. Мне стало ясно, что я чуть было не пал невинной жертвой фата-морганы. В-действительности, никакого объекта за окном не было, как не было и окна, и еще ряда деталей.

Странный световой припадок охмурил стену моего помещения.

Я отошел от стены и приблизился к окну, втайне надеясь на то, что объект все еще там... О, как же я был наивен! Зрелище, представшее взору, заставило меня отпрянуть!

-Это еще что за чехарда? - Воскликнул я, укрывшись за портьерой.

Дело в том, что за окном, не задумываясь о последствиях, деревья весело скакали друг через друга, визжа от восторга, как малые дети, ненароком разыгравшиеся под дождем.

Деревья не обращали на меня внимания, да и не могли, даже если бы нарочно задались такой целью, ведь окно с той стороны горело предзакатным огнем. Оно все отражало, мое окно. Постепенно я свыкся с картиной беснующейся флоры и вышел из укрытия. Я готов был уже потерять к происходящему интерес, и потерял бы, не появись вдруг тот самый объект, изначально привлекший меня. Правда, теперь ничто не напоминало в нем того бесшабашного, величественного объекта. Время сделало из него человека.

Он пробирался, пошатываясь и осторожно огибая места разгула деревьев, через мое окно. На зеленом ковре оставались красно-желтые следы.

Спустя четверть мили он обернулся. Казалось, что-то беспокоит его. Если он заметил в огне окна мой пристальный и совершенно сторонний взгляд, теперь ничто не мешало ему использовать силовое поле, созданное, благодаря закону метафизики, между им и окном, в своих целях. Кто мог поручиться за то, что этот дьявольский мистер был так уж чист на руку, каким хотел казаться?

Таинственный жизнерадостный голос повелел мне остановить незнакомца любой ценой. Ослушаться я не мог, а потому покинул дом и поспешил через начинавший сереть пейзаж в ту сторону, где за миг до того исчез наш коварный и нелюдимый пешеход.

"Не суждено ли мне сделаться невольным палачем?" - Спрашивал я себя, молниеносно пересекая предположенное пространство. Что-то подсказывало мне обратное. Я не мог стать палачем, не заполучив прежде в свои руки жертву, которая оказалась неплохим бегуном и ускользала, неуклонно уменьшаясь и теряясь в холодном тумане.

В кармане я ощутил тяжесть. Это был свиток Безумствующей Документации, доставшийся мне по-наследству от Бхагвана Шри Раджниша, ныне покойного. Он еще ребенком начал записывать в свиток все самое Истинное, что только приходило в голову. А потом, когда я стал ребенком, пришел и мой черед. Когда дедушка Ошо в начале пятидесятых лежал при смерти (агония длилась порядка сорока лет), он просил отдать реликвию...

-Ну, только на минуту! - Умолял он. Но я был непреклонен.

-Не теряй контроль над собой, старая саранча! - Отвечал я дедушке. Тот плакал, тихо всхлипывая, но быстро забывал обиду и снова мог смеяться, как прежде, беззаботно. Только порой глубокий шрам у него на скуле (в последние дни своей жизни Раджниш плохо держался на ногах и все время падал; отсюда и шрам) наливался кровью. Дедушка вздыхал и беззвучно шевелил губами, будто произнося молитву. Я знал, в чем дело, но хранил молчание, дабы не усугублять страдания старика. Он и без того измучился. Так много повидал на своем веку! Написал немало книг! Вот так так!

Свиток в кармане был не только тяжелым, а еще и теплым. Более того, ввиду осеннего времени, он отсырел. Похоже, с ним уже ничего не построишь. Как ни жаль расставаться с драгоценной вещью, надо выбрасывать, ибо не к лицу брахману нянчиться с записками сумасшедшего шудра.

Избавившись от ненавистной бумаги, я обрел второе дыхание и прибавил шагу. Вот-вот преследуемый окажется в зоне досягаемости, и уж тогда-то с него взыщется за все и за всех.

Мы спросим у него, зачем он, мерзавец, так изуродовал этот мир. Где он украл всю ложь, которую потом бессистемно распределил по газетам? Кто дал ему право насиловать наши пейзажи своим закоснелым индивидуализмом?

Фигушки он нам ответит... Ну да ладно. Я шел за ним по пятам. Теперь он уже не старался выглядить подобно объекту, но проявился во всей своей вражье-субъективной подлинности.

Надо заметить, что, помимо свитка безумствующей документации, в кармане у меня был портативный топорик. Такими принято убивать несносных и ненужных, сугубо вредных старух. От топорика я, конечно, отделаться не мог, да и не хотел. Правда, не таким уж твердым орешком должен был, по расчету, оказаться враг, но все же действовать следовало наверняка. Работа должна быть выполнена добротно и в срок.

 

11 Октября 1997

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Матка-плодожорка (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017