MegaЦефалNews (MZN)



# 363


 

Купание Анны

Одним утром была сырая, пасмурная погода. Каштаны, истекающие соплями, и фонари с натянутыми жильцами невинных созданий, и кошки, шастающие по серым дорогам, и стеклянная пирамида в струях, делающая город мертвее и дающая строгость просторам, все преисполнялось предчувствием традиционного июньского просветления.

"Это что-то новое." - Сказал я себе. - "Здесь не хватает Серы."

Я прошел по улице Ленина, сладострастно дыша дождем и глядя на неизбывную, тяжелую, мощную, мускулистую зелень в скверах. Скворушка, высунув огромный клюв из скворечника номер 48, деловито жевал червей. Соки стекали вниз по стволу тополя.

Пирамиду в этом городе построили лет пять тому назад. Точно сказать не могу, потому что живу, большей частью, в другом секторе, а сюда хожу только за продуктами, если, например, надо приобрести благовоний или зерен или гематоген. Я даже не уверен в том, что с угла улицы Ленина и улицы Альбрехта Дюрера, где я стоял, можно видеть противоположную часть города, где и находится пирамида, но если знать, что она там находится, то увидеть - никакой проблемы. Иди и смотри.

Пирамида вся из темного стекла. Раньше я проходил мимо нее, словно бы в полусне, сознательным образом не замечая таинственной расстановки предметов пейзажа. Вдали за пирамидой - а за ней долина - бледнеют туманы, из которых произрастают каменные башни оборонительных строений, установленных здесь Древними.

В одной из башен живет Анна. После того, как она начала давать ртуть, ей пришлось отказаться от прежнего места в универсальном магазине. Впав в нужду, Анна заложила в ломбард драгоценности, но вырученных средств хватило не надолго. В начале июня она съехала с квартиры на Шнауцегассе и в течение дней десяти ютилась то здесь, то там: в трансформаторных будках; на полузаброшенных дачах; на станциях мертвой железной дороги; на опушках дивного леса, прикрывшись листвою, она лежала, подобная упавшей березе, и редкие прохожие - туристы - покрывались испариной, встречая ее, отводили глаза. Она медленно выходила на тропы, разводя руки в стороны, без какого-либо звука, адские волосы разбросаны по плечам, смуглое тело, полевой зверь, невеста влажного ветра, дующего из-за гор, хранительница меча, прародительница Бога, она абсолютно черными глазами вперялась в идущих, и все делалось камнем. Камнем. Камнем. И когда я, раздираясь о розовые кусты и взрезая напряженные ткани о ковры ежевики, поливая слабоумным, дегенеративным, дисгармоническим ревом пространства, изыскивал дом Анны, я ориентировался, преимущественно, по запахам, облизывал камни, и если они были горячи в благовониях, это значило: здесь Ее больше нет. Ибо она оставляет всю себя в каждом шаге, и потому никогда не возвращается. Ужас!

Анна! Анна! Я люблю тебя!

Я облизал стены башни и вздрогнул: "Боже Мой, - сказали губы мои, пахнущие яблоками, - а ведь Анны здесь нет."

Мне сделалось не по-себе, но в то-же мгновение "себя" пришло, и я принял решение: затаиться среди камней, чтобы, когда Анна придет, например, к озеру омочить Ее ноги в студеной воде или украдкой слить Ртуть, быть готовым к броску.

Пристрастный наблюдатель обратил бы внимание на то, что актуальная башня располагалась как бы отдельно от остальных построек: соединенная с плато одним узким деревянным мостом, она пребывала на скале. Но я не придал значения этому обстоятельству и, перелетев через ров, вошел в узкую щель, едва приметную в камнях кладки на уровне земли. При помощи щели Древние наивно полагали осветить подвал башни. Сейчас в подвале было, к удивлению, сухо и чисто; всякий звук с приятным шипением гасился ребристыми плитами стен; но снаружи стояла пасмурная погода и свет не проникал внутрь в достаточном количестве.

По-счастью, у меня была при себе керосиновая лампа, фитиль которой я запалил, получив огнь из камней.

В центре зала на полу имелась простая серая циновка. Я сел на нее, подогнув ноги, включил датчик и остановил время.

Мелодичный щелчок реле Времени трояко возбудил меня. Яснейше сознавая три огня в себе, я прильнул ухом к стене и услышал шаги: ноги Анны были босы. Она взошла на мост, где оцепененно застыла, огромная, высокая, пронзающая миры. Во чреве же ее хранилась бездна; и нет ничего удивительного в том, что мост буквально трещал под ней.

"Теперь!" - Резко скомандовал я и сделал шаг к стене.

Камни плавно разошлись по линии надреза; меч загудел.

Она задрожала. Железно гудя сапогами и звеня сочленениями, треща щитами, чудовищно деформирующимися от перепада скорости вибрации частиц, обусловленного тремя огнями внутри и их отсутствием снаружи, я выскочил на мост.

Меч ударил в перила и мост накренился. Мы вошли в воду по пояс.

"Анна. - Сказал я, роняя прибрежные холмы. - Анна."

Она тотчас-же уподобилась сосуду с кипящим гелием, но не объемному сосуду, а развернутому в плоскость. Эта плоскость накручивалась на меч, крушивший в вышине перила моста, а я смеялся. Вода вскипала, соль вспучивалась и это не кончалось.

Так Анна, абсолютный Горшочек, ртуть дающий, поселилась в башне.

Теперь за пирамидой башня баловалась туманом, как птица, подобная простому камню. На стенах-же пирамиды не скапливались воды.

Улица как бы оживала: я чисто и светло улыбнулся: вот и Анна принесла плод. Как это ХОРОШО!

В заключение остается добавить, что скворец из сорок восьмого скворечника впоследствие погиб, пытаясь, не вынимая шеи из дыры, проглотить крупное насекомое. Когда он основательно разложился, я собрал косточки и отдал в мастерскую: из них понаделали веретенец; веретенца я подарил Анне. Горящую ртуть она производит природно, в том нет особого занятия; для игр же ей нужны веретенца. Поверьте, это так, мне ли не знать. Знайте и вы: жилы смертных не наматываются на воздух. Они поют, поблескивают в лучах, да, могут звенеть и выписывать презабавные кренделя - сколько угодно, но наматываются только на веретенца. Вы можете думать, что это не так, что это ложь или преувеличение, и что не наматываются вовсе, но - это работает. Это - правда.

 

12.06.1999 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Ужас по-цене счастья, счастье по-цене хлеба

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017