MegaЦефалNews (MZN)



# 364


 

Приговор или Печать Смерти

рассказ

Как-то раз я шел по улице, название которой прозвучит настолько необычно, что лучше не упоминать его, и видел спешащего навстречу человека. Вид его показался настолько диковинным, что я счел нужным сжать ручку саквояжа покрепче, как делают, входя на рынок иль выходя из дома в скользкий день.

"Уж не психически ли больной человек повстречался мне на моем непростом, но тем не менее светлом и полном благородных свершений жизненном пути?" - Спросил я себя. Но ответить не успел, потому что странный человек, переваливаясь наподобие парохода в шторм, двигался быстро, и вот, поровнявшись со мной, протянул руку к шляпе, собираясь выразить приветствие традиционнейшим для этого региона способом: снятием шляпы с головы.

Оказался он мужчиной лет тридцати восьми, еще бодрящимся, но уже с заметной тоскою в глазах, с той тоскою, по которой всегда можно узнать больное или раненое животное, приготовившееся умирать, но еще крепящееся, следящее за собой, но неохотно, без задора юности, а в силу одной только привычки. Волосы у этого человека были редкие, с хорошо заметной проседью, сбившиеся на сторону, как бывает - сбивается стог сена, уложенный на скорую руку нерадивым крестьянином. Цвет лица человека не отличался особой белизной, и, хотя кожа была ровная, видно было, что человек устал жить. Такая усталость бывает хорошо заметна со стороны, и пострадавший еще крепится, выглядит молодцом, но исходит от него что-то гиблое, такое, которое очень хорошо чувствуют дети или собаки.

И вот эту необыкновенную способность - видеть смерть в человеке - способность, которую, взрослея, люди утрачивают насовсем, некоторые все-таки сохраняют, и сами могут не знать об этом, но чувствуют прохладное дуновение, если входит посторонний, имеющий при себе Печать Смерти. Такая способность есть и у меня. Нет, нет, не подумайте, что я ее сохранил. Просто в душе одной, купленной лет N-цать тому назад, она сохранилась, ну а я иногда использую - да, грешок такой за мной водится. Души все-таки не хранятся под стеклом, а каждая из них по-своему работает.

Сработало и на сей раз.

"Здравствуйте!" - Сказал человек, поклонившись и опустив шляпу на асфальт, как того требует обычай.

Я ответил поклоном и опустил мою шляпу на асфальт, но при этом старался не спускать глаз со странного человека. Мне показалось, что у него особая Печать Смерти, какой у меня в коллекции еще нет, но какую мне необходимо иметь.

Он представился Леонидом и мы разговорились.

"Вы не поверите, - сказал он, обманутый моим участием, - такое происходит, что не поверите просто!"

"Да в чем-же дело, расскажите!" - Добродушно попыхивая трубкой, предложил я. А лицо у меня бывает очень приветливое, если нужно что-нибудь получить или услышать или, например, на базаре - если за душу цену просят крупную, то при помощи лица можно сбить втрое.

И Леонид поведал мне свою историю, полную таинственных недомолвок. Вкратце, дело заключается в том, что Леонид, проснувшись как-то утром, выглянул в окно и увидел свет, причем, свет был не обычный, но гораздо более привлекательный и по многим параметрам лучше солнечного. Свет постепенно проникал в помещение через окно, но Леонид в растерянности стоял и не знал, что предпринять. Наконец свет этот вошел в него и овладел им.

В этом месте Леонид прервал рассказ и посмотрел на меня долгим, мечтательным взглядом. В его глазах читалось искреннее желание понять, что-же произошло в то утро.

"Накануне, - с грустью сказал Леонид, - было еще все нормально и я, как обычно делают в субботу вечером, принял немного ЛСД, нашего национального, нет, не зарубежного, вы знаете, у нас в местности... нет... не фабричного... произрастают... они..."

Воцарилось молчание. Леонид потерял нить и не знал, как начать заново. Но я добродушно выпустил дым ему в лицо и посоветовал не обращать внимания на трудности, потому что я все понимаю без слов, а если чего-то не понимаю, то не потому, что собеседник недоходчиво объясняет, а потому что мне он интересен не более гнилого макового зернышка.

"О господи! - Воскликнул Леонид. - Теперь мне ясно, кто вы такой! Вы и есть Архангел Михаил!"

Я насторожился. Мне показалось, что человек что-то путает либо делает совершенно неправильные выводы, не имея, скорее всего, способности оценивать факты в их непростой совокупности, не умея мыслить логически, не зная, наконец, элементарных признаков, по которым можно без труда узнать каждого архангела.

"Это же вы и вселились в меня тогда, а теперь только проверяете! И не совестно же вам так... так..."

Леонид в отчаянии прервал речь, как бывает с людьми, чем-то огорченными или обиженными.

Наконец я понял, в чем дело, и жизнерадостно похлопал Леонида по плечу, после чего сказал:

"Слушайте меня внимательно, Леонид, я вам зла не желаю. Вы не досказали мне истории, но и не надо. Правда, не надо. После того, как свет вселился в вас, вы услышали в себе голос, который и назвал вас Архангелом Михаилом. Вы потеряли контроль над ситуацией и забыли обо всем, забыли даже, что такое время. Покинув вашу квартиру, населенную домочадцами, вы неделями скитались, ночуя у знакомых, и если бы вас кто-нибудь спросил, кто вы по-профессии, то не нашлись бы, и промолчали, потому что и сами не знали уже - архангел ли вы Михаил или, может быть, простой человек. Однажды ваше странное поведение привлекло к себе внимание, и сердобольные люди, у которых вы остановились на ночлег, все устроили так, как лучше для вас, и хорошо, что они сделали это - ведь еще неделя и было бы поздно. Так завершилось ваше приключение, и теперь вы знаете, кем являетесь и зачем живете."

Леонид, как это ни странно, воспринял мой рассказ сдержанно и не показал, насколько удивлен.

"Все хорошо, Леонид, - продолжил я, - что хорошо кончается. На будущее знайте, что не все то Архангел Михаил, что, будучи светлым и приятным, проникает в вас. И наоборот, не все то - приятно, что Архангел. Заметьте также, что архангел - существо далеко не высшее, и поводов для самообольщения у того, кто считает себя Архангелом, по-сути дела, нет."

"Я вам верю." - Подавленно сказал Леонид. - "И самого разбирает досада: как мог я стать жертвой этого мошенничества? Я, простой человек, никогда не увлекался жизнью после смерти, ничего такого не читал, а - поди-же - Архангел! Да откуда это только приходит! И как бы узнать: придет-ли еще? Как бороться с этим?"

В течение минуты я делал вид, что размышляю.

"Вот что, Леонид, дело это крайне опасное, и если уж за вас взялись, то не отпустят. Я боюсь, как бы не утащили вас насовсем."

"Утащили?! Что вы говорите?!" - В голосе Леонида звучали нотки обиды или недоверия.

Почему-то так всегда происходит, что, стоит мне сказать какое-то слово по-хорошему, люди начинают трястись.

"Конечно, утащили. Это - в порядке вещей. Если вы будете спорить или перебивать меня восклицаниями, не играющими существенной роли, я развернусь и уйду, поверьте, без зазрения уйду, а вы останетесь наедине с чувством непоправимой потери. Меня удерживает только искреннее желание помочь человеку, которого коснулось что-то необыкновенное." - Солгал я и продолжил. - "Есть один способ предохранения. Если хотите, научу вас. Не хотите - тогда досвидания."

"Ну что вы, конечно-же хочу!" - Воскликнул человек.

"В таком случае, представьте себе, что звонит телефон..."

"Телефон?" - Удивился человек.

"...Звонит телефон и вы берете трубку. Разговор увлекает вас. Ваша рука непринужденно, словно бы сама по себе, берет авторучку и рисует на листе бумаги фигуру. После этого она разукрашивает ее самыми удивительными завитками, пририсовывает линии, ставит точки. Но вы не принимаете в ее работе участия. Понятно, что это такое?"

"Да, рука разрисовывает лист."

"Правильно. Послезавтра в вашем доме раздастся звонок телефона. Насчет руки - вы уже поняли, что к чему. После того, как разговор будет завершен, возьмите лист, не глядя на рисунок, сложите его вчетверо и положите вот в этот ящичек."

Я вынул из саквояжа металлическую табакерку и протянул ему.

"В течение тридцати дней собирайте в него все, что с вас упадет: ногти, волосы, чешуйки кожи и тому подобное. Понимаете? Но еще такой деликатный момент: вы должны собирать в него засушенную сперму три раза в день. Как вы ее будете сушить - меня не интересует, но это должно делаться аккуратно и регулярно. Начинать следует сегодня-же. А после звонка - складывать поверх листа, но его не поднимать - это важно. По истечение тридцати дней мы встретимся с вами точно в этом месте, где сейчас стоим. Вы передадите мне ящичек."

"А если ящичка не хватит?"

"Если не хватит, то воспользуйтесь стеклянными емкостями. Но я думаю, что хватит." - Последние слова я проговорил с особого рода умилением, какое всегда присутствует в момент произнесения приговора.

"Гм. - Человек потер висок. - Но если не хватит, то я воспользуюсь банкой."

"Да."

"А это сработает?"

"Всегда срабатывало. Люди не жаловались."

"Спасибо!"

"Пожалуйста."

"Значит, через тридцать дней..."

"Именно! Ой, - я хлопнул себя по лбу, - постойте, еще одна формальность! Вот, подпишите, что получили ящичек. Меня уже обманывали, а ящички я не рожаю."

"Где поставить подпись?"

"Да вот в углу - здесь. Нет, чуть левее, чтобы не заезжало на поля. Да, вот здесь."

"Разборчиво?"

"Как на душу положили."

"Ага." - Промычал человек, старательно выводя росчерк на бумаге.

...

Так получил я Печать Смерти - и немало есть их в моей коллекции, но только глядя на эту я отчего-то улыбаюсь и думаю о Солнце.

...

Много минуло дней, месяцев, лет с тех пор, а так и не встретились мы с Леонидом. Увело его, утащило, разворотило всего. Пошел он по миру, да по рукам пошел, подобно оболочке, все с ящичком своим не мог расстаться, и банки, банки, так повело его, что просто вразнос пошел. Бог с ним! Не нам его судить.

 

13.06.1999 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Говняные конфеты (Заговор архонтов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017