MegaЦефалNews (MZN)



# 371


 

Плод Вечности

Однажды я видел солнечное затмение, которое было и лунным. Чудовищное зияние в небе, окаймленное зубцами, будто бы сделанными из меди и начищенными до блеска, могущего кое-кого ввести в заблуждение, это зияние приковывало взоры, и хотя всякого рода странные вещи оставляют меня равнодушным, потому что эти вещи настолько-же просты и вульгарны, как все простое и посредственное, я тоже глядел на зияние.

-Как вы думаете, что это такое? - Послышался голос со стороны. Обернувшись, я увидел безбородого и совершенно красного старика, коего глаза лукаво поблескивали, а бордовая шляпа была залихватски сдвинута на бок, то есть набекрень. Руки у старика, несмотря на его небольшой рост, были поистине огромными, так что могли бы принадлежать и великану, но это касалось только ладоней. Что-же касается продолговатых частей рук, представляющих собой своего рода рычаги, то они были на удивление тонкими - как если бы состояли лишь из костей, едва обтянутых кожей и лишенных какой бы то ни было мускулатуры.

Нос у старика был крупный, но не оставлял впечатления чего-то несоразмерного, так как и остальные части лица были крупными. Приглядевшись, я понял, что у старика нет зубов и вообще нижней челюсти, что делало очень крупный рот похожим на лягушачий.

Один из глазьев, как выяснилось позже, был стеклянным, а другой - дабы он блестел не хуже первого - старик постоянно сбрызгивал из флакона некоей жидкостью, распространявшей удивительный запах, напомнивший мне аромат масла Абрамелина. Смешиваясь с обильной слезою, однако, аромат приобретал отчетливый миндальный душок, а позже выяснилось, что вкус слезы старика, омывавшей его здоровый глаз, тоже был миндальным. Но не будем забегать вперед и говорить о том, о чем здесь ничего сказано не будет.

Облачен старик был в роскошный, но не соответствующий времени года наряд: горностаевый полушубок и сапоги со шпорами. Я был до глубины души поражен, заметив, что никакого намека на брюки не имели ноги этого старика; в этом нельзя было усмотреть попытки бросить вызов общественной морали, и держался старик молодцом, хотя ноги его недалеко ушли от рук по параметру худощавости. Кожа, обтягивающая кости ног, была красная, так как весь старик (о чем сказано выше) был красен.

Судя по описанным характеристикам, читатель может предположить, что судьба в очередной раз столкнула писца этих строк с чем-то, что можно охарактеризовать как не от мира сего, и может быть, - скажет незадачливый искатель развлечений, - встреченный старик вовсе и не принадлежал к одному с нами роду - роду людей. Но поспешные суждения никогда не приводят к хорошему результату, и требуется еще раз хорошенько взвесить все за и против, прежде чем выносить окончательный вердикт. Подумайте, говорю я тем, у которых есть разум, сами: какая разница, был старик человеком или был чем-то другим? О какой, о Боже, разнице может вестись речь, если нет ни человека, ни нелюдя, а все что есть - горстка семян, спящих среди камней. Ни о какой.

Долго-ли, коротко-ли, мы разговорились со стариком, и я объяснил ему суть происходящего. По характеру я вовсе не зол и никогда не отказываю в помощи тому, кто о ней попросит. Видно, старик сразу заметил эту положительную черту моего характера, потому что расплылся в улыбке, по-своему обаятельной, хотя и не совсем приятной.

-Вижу, - сказал он, - что характер у вас сердечный!

-Да, - согласился я, - мне многие об этом говорят. Бывает так, что стою на улице, а встречные подходят, будто бы дорогу спросить или просто поздороваться, но сами так и норовят притронуться до края одежды. И, поймите меня правильно, они исцеляются. Я чувствую, как сила исходит, и все внутри и снаружи горит, и душа поет, и хотя последствия исцеления, о чем несложно догадаться, бывают плачевными для многих, для других бывают они светозарными и прекрасными во всех отношениях.

-Да, понимаю. Я сразу заметил, что вы не отказываете в помощи. - Спокойно сказал старик. - И за это хочу вас вознаградить. Если не побрезговали мною, нездешним стариком, спросившим о сути происходящего, то заслуживаете награду. Я - старик не очень могущественный, но уж одно ваше желание выполню - в лепешку разобъюсь, а выполню подробно и так, что даже комар носа не подточит.

-Хорошо. - Сказал я. - Желание мое такое: хочу, чтобы вы были слугой моим на протяжение трехсот тысяч лет и выполняли все желания, начиная с самых непритязательных и простых, заканчивая наиглобальнейшими и вовсе, как может показаться, невыполнимыми. Таково мое желание. По силам ли вам выполнить его?

-Гм, минутку. - Пробормотал старик и, выхватив из-за пазухи инкрустированную драгоценными камнями грифельную доску, стал что-то быстро записывать на нездешний манер - справа налево и одновременно слева направо, хотя писчий инструмент был только один и рука, владевшая инструментом, тоже только одна.

Меня заинтересовал необычный способ письма и я решил, что для начала прикажу слуге подробно отчитаться в том, кто он и откуда родом. Это нужно было не для удовлетворения праздного любопытства, но для работы. Я ведь уже понимал, что о встрече и о последующих тысячелетиях в свое время буду вынужден все, как есть, написать.

Я решил приказать:

Сделать так, чтобы масса леденящих эмоций прошла сквозь нас молнией ужаса и напоила землю.

Постичь гармонию, прежде чем всей душой переступить через человека.

Сделать его совершенным младенцем, выдавленным из совершенного тюбика Вселенной на зубную щетку Шайтана.

Облачить его в пыльцу и блеск звездный, в запах болотных растений и в шелест прохладных крыльев, в величественное стояние громад зданий вечереющей столицы мира сего, в раздолье проспектов, бульваров, шпилей и куполов, в пейзаж после грозы, в ширину морей, в вышину гор, в длину Урала, в экстаз электричек и тепловозов, в амурские волны и байкальские слезы!

Наконец, покончив с вычислениями, старик дал положительный ответ и выразил надежду на то, что это не продлится долго. Много лет спустя я понял, что имел в виду старик: исчерпать желание - это конец любой длительности. А всякое исполненное желание - это смерть двух неисполненных. В процессе исполнения, количество свободных желаний уменьшается прогрессивно, пока не остается только одно - пара которого не от мира. Когда осталось только одно, - а старика, надо заметить, давно уже не было, так как еще на первых этапах я сделался им, - оно буквально ни в чем не состояло и ничем не описывалось. Совокупившись-же с собственной недефинируемостью, желание дало потомство: в первом колене было желание определиться с одним (но уже не единственным) желанием; во втором было желание новых желаний и желание новых миров; в третьем поколении я решил стать легионом и населить планеты. На одной из них - одна исчезающе малая часть меня, будучи истинным богом, слетела на камни, молнии подобно, и восстала среди скал, и увидела, что к ней - частице - движется тень. И тогда она сказала: се, час пробил, лунное затмение совпало ныне с солнечным - и стало так, и частица меня ослепла, и спросила у тени: что ты видишь в зенице? И такова была малость частицы, что не почувствовал я исходящей от меня силы, когда тень взяла частицу на триста тысяч лет в услужение, и когда тень совокупилась с частицею, и когда уничтожила частицу частиц мира, которого я не видел, ибо тот мир был мал, и когда дала новое поколение от себя, и когда, и когда, и когда - все это было никогда и прошло незамеченным. - Слушайте-же и понимайте, что так плодится и размножается Вечность. И если один раз отпочковалось, то никто не отрубит, и если где-то захлестнулось, никто не развяжет, и если вонзилось в самое себя и понеслось, никто не изымет.

Неимоверны разливы, формия ландшафтов и взгорья, алкионические очи озер, заманчивые тени оврагов, борозды старины, ресницы оград, извивы хитрого замысла! Не увидели ли вы Легионы Ангелов Божьих, и не обратили внимание на то, что каждый - одет в Солнце.

Се, смотрите на то, что увидели: это все - мой кал. Передайте ангелу Эфеса: мой кал. Скажите так ангелу церкви Фиатирской: кал. Нашепните ангелу церкви Лаодикийской: кал. Запишите на полях у ангела церкви Пергама: кал. Зарубите Филадельфии: се мой кал. Сардисской пропойте: кал, воистину, это кал. И Смирне вышлете уведомление - кал мой. Подобно семи камням, железно-рудно, omnia ad maiorem dei gloriam.

Ama et fac quod vis.

 

28.06.1999 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Кобыла в Дикой Охоте

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017