MegaЦефалNews (MZN)



# 373


 

Моркофиэль, Восьмой Ангел

Меня спросили однажды те, которые пришли ко мне с дарами. Они спросили о том, что такое моркофель. "Мы читали у вас, Сеньор, про моркофель, но вы не дали метафизической трактовки, и мы пришли в заблуждение, и блуждаем, не видя света."

Моркофель - о нем я вам сегодня расскажу все без утайки - это не овощ и не фрукт. Разве скажете вы о ребенке: вот овощ - только потому, что он тоже "растет"?

Герцог Моркофиэль - вот имя его сокрытое. Брат же его, Герцог Картофиэль, обитает на поверхности. Вы все его знаете.

Все беды начались с того дня, когда Картофиэль пришел к нам из-за моря. Так пусть же Моркофиэль - послужит достойным ответом. Против демона - демон. Уничтожить мир.

Сказав так, я взошел на скалу и призвал:

Приди, приди к нам, благодатный Моркофиэль! Приподнимись, развернись в твоей подземной горнице, из свинцового горшочка - рванись! Мы скажем так: горшочек, вари! И не будет никого, кто владел бы запретным словом. И не иссякнет бесчинство твое, о уксусно-сахарный, красно-белый, огромный и малый, бесподобный Моркофиэль!

Боас и Иаким я видел. Моркофиэль я видел. Картофиэль я использовал.

Данной мне властью Прозектора, я складываю и сшиваю, я скоросшиватель, и семь раз накладываю шов, прежде чем отрезать, и семь раз отрезаю остаток, прежде чем измерить, и на восьмой день Моркофиэль с оглушительным хлопком выпочковывается из грунта. О Заветный Моркофиэль! Твое могущество поистине потрясает Вселенную!

Я взял: Абсолютный Нуль, и точку при нем. Лисичьего Света кусок; пять мер каменноугольной пыли; семь частей сахара; четыре части кислорода; два серпа; и это количество вещей устроил таким образом, что оно замкнулось и сделалось бесконечным. В результате я получил истинное Имя Герцога Моркофиэля, которое и произнес вслух.

-Твою печать, - сказал я, - о Святейшество, я начертил на платиновой доске.

Я покривил душой еще немного, чтобы вы поняли: истинное Имя Герцога - временное Имя, но не Непреходящее. Итак, Моркофиэль - это его Непреходящее Имя. Преходящее же нельзя раскрыть потому, что оно - Истинное в аспекте Вечности, то есть позволяет отдавать приказы Моркофиэлю, которые тот будет выполнять в мире оболочек, где вы и живете. Но при обращении к нему как к Моркофиэлю он не будет выполнять приказы в мире оболочек, а будет выполнять их черт знает где, так что и костей не соберешь.

Но не будем отвлекаться и опережать события.

-О Моркофиэль, - сказал я (используя, конечно, не это имя, но тайное), - я вижу, что вышел ты из-под земли, когда тебя позвали! Хвала тебе, ибо - быстрое похвально, а медленное достойно порицания.

-Зачем разбудили меня, Сеньор? - Прохрипел Герцог.

-Я хочу подвергнуть тебя испытаниям.

-Триста пятьдесят миллионов лет спал я в земле, и Земля спокойно описывала круги вокруг Солнца, и если были войны - то это были не войны. Все эти годы не было ничего, что назвалось бы ужасным для человека, зверя и камня. Ибо только я знаю, как развязать узел, который никто не развяжет, и как вынуть занозу, которую никто не вынет, и как склеить трещину, которая бездонна и от одного края до другого - расстоянием равна бесконечности. И не случалось во все течение трехсот пятидесяти миллионов лет кому-либо подойти к месту, где я томлюсь, и если кто-нибудь хранил ключ от моих кандалов, то не знал о том. Земля-же давила на меня сверху, а расплавленный чугун заменялся на новый, и руда обращалась без перерыва - надо мною.

-Кто-же упрятал тебя?

-Никто.

-Зачем?

-Чтобы я не освободился.

-А что будет, если ты освободишься?

-Будет то, что произойдет теперь, ведь я освободился.

-Семерых освободил я, и вот - ты говоришь, что теперь свободен. Значит, ты - восьмой зверь, но все-же - не свободен пока. Ибо при тебе должен быть ангел, который протрубит. Скажи, не ошибся ли я в тебе, и ты - действительно восьмой, которого не было и нет?

-Да, я таков. - Подтвердил он.

-Где-же печать твоя?

-Да вот она. - Он протянул мне предмет, который нельзя описать, и на предмете была Печать, а в центре Печати небольшая замочная скважина.

В это время на скалу взобрались мои ученики, и они смотрели на то, как я запросто обращаюсь с Чудовищем, имя которого Моркофиэль, и лица их покрывались испариной. Те-же, чьи лица не покрывались влагою, падали замертво, и скала поглощала их.

-Что делаешь Ты? - Пробормотал один, по имени Алил.

-Тебе, Алил, прощаю все, и можешь смотреть, как отверзаю Печать сию. - Молвил я, тронув этого человека жезлом. И стал он голубем, вознесся и с безопасного расстояния стал за всем наблюдать.

Другой-же, по имени Иона, сказал: -Не отверзай Ты, пожалуйста, Печать сию!

-Глупец! Ты не знаешь, зачем это нужно, а просишь не отверзать! - Ответил я и тронул Иону мечом. Упал он на скалу и растекся лужею свинца по ней, а Моркофиэль, как увидел, что этот ученик растекся, наступил в лужу и укрепил подошвы ног своих свинцом.

-Теперь я в силе. - Сообщил он, укрепив подошвы. - Поскорее-же отверзайте, Мастер!

-Не торопись, ибо сказано: не искушай: это значит, не все еще отпущены из учеников.

И побледнел тогда Моркофиил, а один из учеников, не поняв слов моих, обратился к нему:

-Лжец! Ты говоришь, что в силе, а ведь от свинца нет силы. Есть-ли у тебя самого сила, если ты лжешь по-пустякам?

Имя этого ученика было Авил, и ни слова я не сказал ему, а притронулся камнем до головы, и был отпущен Авил, вознесся в самую зеницу неба и там сделался звездою.

-Почему Ты сегодня отпускаешь нас всех? Разве не Ты сам говорил, что не станешь никого отпускать, но они все умрут сами? - Спросила меня подошедшая грешница, а имя ее было Сафура. И сказала она, заметив, что я не отвечаю: - Лучше возьми меня как жену, но малых сих не отпускай, ибо невинны они, а я виновна во всем и теперь это признаю.

-Не кручинься понапрасну, Сафура, ибо невинные в малом - виновны в большом, а ты в малом виновна, и значит невинна как таковая! Истинно говорю, будешь со Мною уже сегодня. Но малых сих все-равно отпущу. - Сказал я грешнице. И упала она на скалу, но не разбилась, а только похорошела и стала приятна во всех отношениях. Тело ее, словно бы смазанное маслом благовонным, испускало сияние, и скала тоже заблестела. Маркофиэль подивился на это, а я дал ему знак, чтобы не удивлялся, ибо все в порядке: так и должно быть. Когда женщина покрылась рыжей шерстью и из груди своей исторгла рев, подобный львиному, я взял ее себе.

Голубь, тем временем, опрометчиво опустился с небес и кружил у самой головы (если позволительно так называть эту чудовищную конструкцию из шаров и спиралей и крестов и множества конусов) Моркофиэля. Тот проголодался и проглотил голубя. Один из людей, увидев это, обратился ко мне:

-Зачем он сделал это? Разве не Ты отпустил голубя? Почему-же кто-то другой проглатывает его?

Я укоризненно взмахнул руками и сказал:

-Не потому спрашиваешь ты об этом, что хочешь знать правду, а потому, что Меня желаешь уличить. Разве не может отпущенное прежде проглотить то, что было отпущено позже? Что ценнее - большое отпущенное или малое отпущенное?

Тогда отошел спросивший в сторону и, по-оплошности, свалился со скалы, а при падении был отпущен, стал гиеной и ушел в гиблые земли искать правду.

-Теперь никого не осталось. - Сказал я, распространяя руки. - Кроме тебя, Моркофиэль. Слышишь-ли, дня осталось немного, и ночи немного, и восьмой ангел протрубил. Ты теперь на очереди у Меня, и вот ключ в Моей руке, а вот Печать на твоей вещи. Смотри-же, я вскрываю закрытое и отпускаю тебя.

 

02.07.1999 era vulgari

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Трубка, курительная (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017