MegaЦефалNews (MZN)



# 422


 

Новые сведения о секретном оружии Азиатов и общем устройстве их мира

донесение

«Сим заверяю, что я, нижеподписавшийся Командир XII Корпуса Внегалактической Разведки, вместе с группой боевых товарищей моих попал, согласно плану Корпуса, в плен к Азиатам и нас повели коридорами в подземные области Азии.

Волею Корпуса, я возглавлял эту группу, и потому вышагивал впереди, всем видом демонстрируя непреодолимую решимость сражаться с неприятелем до последнего момента и уничтожить всякого, кто окажется у нас на пути. Из Инструкции Корпуса я узнал, что в боевой группе могут пребывать люди и робкого десятка, чьи негативные свойства никоим образом не проявляются в ходе открытого сражения, но дают о себе знать в плену, когда неприятель находится по ту сторону камер внутреннего надзора и практически недосягаем. Другие-же страдают боязнью закрытых пространств и это качество тоже проявляется, к-сожалению, слишком поздно. Как командир я обязан собственноручно убивать пострадавших, дабы дурной пример их падения не послужил предметом насмешек для нашего врага.

Шли мы долго, потому что Азия под землею хоть и лаконична, устроена конструктивно, но все-таки велика. Примерно половину людей из группы я уже успел убить и кровью их наши комиссары залили зрачки камер, тем самым лишая неприятеля глаз. Правда, у этих стен были еще уши, но если ухо залить кровью, оно не перестанет слышать. Кровь утечет в него и попадет к неприятелю, а из крови ведь можно синтезировать людей, да и питаться ею. Из Инструкции Корпуса следовало, что в ту годину Азиаты испытывали неурожай и много голодали.

Немного не доходя до границ центрального сектора Азии, мы остановились, чтобы подвести итог переходу, подсчитать оставшиеся на руках запасы и вынести постановление о дальнейших действиях. Как командир группы, я обязан был следить за тем, чтобы не пасть жертвой неприятеля и невредимым вернуться назад из плена. Оставшиеся в группе воины, а остались лишь самые отважные и бесстрастные, прекрасно понимали, что, если потребуется, я убью их всех, надену подходящую шкуру и покину Азию. Таков приказ Корпуса и ради безоговорочного исполнения его члены группы были готовы на все.

Мы решили немедленно убить кого-нибудь и бросили жребий. Я не стал рисковать и заранее отмел тех из членов группы, чья шкура имела другой размер и была бы мне тесна. Наконец, все устроив лучшим образом, мы двинулись к металлическим воротам, и впереди шагал комиссар в моей шкуре, тот самый, которому выпал жребий умереть и отдать мне свою шкуру.

Ворота совершенно бесшумно распахнулись и мы услышали голос из громкоговорителя, резко зачитывавший правила поведения в плену. Азиаты первым делом накинулись на шагавшего впереди и растащили его на части. Части последовали в лаборатории Азии для анализа. Никакой опасности в этом не было, так как шкура была полностью моя, аутентичная, и зафиксировать, даже просто заподозрить подмену никто не мог.

Нам предложили проследовать в зал ожидания, представлявший собой продолговатую комнату. Точного объема ее назвать нельзя, потому что при входе нас всех обыскали и изъяли все оборудование, включая измерительное. У нас осталось только то оружие, которое удалось спрятать внутри шкур.

Зал ожидания упирался в зарешеченное отверстие, подобное прямоугольнику. Решетка была перепачкана человеческими шкурными потрохами и в помещении за ней был слышен ужасающий рев животного. Никто из нас не мог видеть соседнего помещения, так как оно было узким и отходило от отверстия под прямым углом налево. В углу-же сидел охранник, а подле него стояла тумбочка с учетной книгой.

Я понял, что всех нас ожидает пожирание животным, которое находится по-соседству, но не упал духом, а постарался как мог ободрить боевых товарищей.

Животное в соседнем помещении издавало жуткий рев, в котором, однако, угадывались и элементы человеческой речи. Я понял, что нам предстоит вступить в схватку с баснословным секретным оружием Азиатов, с их Диким Животным, слюна коего выворачивает наизнанку все шкуры, а дыхание наполняет затхлостью и гноем.

При помощи сохраненного под шкурой инструмента, я обрел невидимость и подошел вплотную к решетке. Животное, казалось, почуяло мое приближение, а охранник проявил халатность и ничего не заметил. Я смог разглядеть Животное в подробностях, и уж лучше бы не видеть его вовсе. Само по себе не будучи ужасным и даже слишком Диким на вид, все-же оно умудрилось вселить в меня ужас, а кровь мою заставило застыть в жилах. Выглядело оно примерно так, как выглядела бы помесь человекообразной обезъяны с одним из тех гигантов, которых столь часто можно увидеть в наших цирках или на спортивных площадках. Однако, сделать такое заключение, означает вовсе ничего не сказать о Животном. Оно меняло лица свои и формы конечностей, но изменения эти были ограничены, как видно, определенным диапазоном, вследствие чего общая форма и присущая косматость менялась лишь незначительно. Я обратил внимание на то, что у Животного были крылья, наподобие тех, которые имеют наши люди, но крылья свисали безжизненно и тоже менялись. Наконец я догадался, что Животное забирает форму у всего того, что им пожираемо, и эту форму умеет использовать. Азиаты очень гордились своим секретным оружием, хотя в открытом бою способности его не могли оказать значительной помощи, а могли служить устрашением локализированных в центральных подземных секторах пленников.

Поскольку Животное приобретало время от времени некоторые женские черты, я догадался, что неприятель не брезгует ничем и отдает Животному на растерзание даже женщин.

Вот прозвучало через громкоговоритель приглашение проследовать в комнату к Животному. Приглашение имело обманчивый характер и не предупреждало о возможных последствиях его принятия. Я дал приказ и один из наших людей бесстрашно шагнул к решетке. Надзиратель щелкнул кнутом, отгоняя от себя Животное (которое, по-всей видимости, и над самими Азиатами имело немалую власть и могло терзать их), отверз решетку и отступил, приглашая войти.

Войдя, человек нисколько не смутился близостью Животного, но смело шагнул к нему, чем, надо сказать, привел бестию в моментальное замешательство, преодолев которое она разделалась с вошедшим. Это произошло не мгновенно и мучение человека длилось несколько часов. Нельзя сказать, что кто-нибудь может полностью вывернуться наизнанку за одну секунду. Это всегда требует времени, а ведь Животное еще должно было как-то отсасывать образующуюся форму, не давая ей потерять жизненный дух. По прошествие нескольких часов человек совершенно изменился и его нельзя было узнать. Я понял, что этот результат никогда больше не сможет принимать участие в боевых действиях нашей группы. Он сделался примерно в два раза меньше ростом и потерял все формы. Надзиратель немедленно набросил на него темный плащ с капюшоном и вывел через дверь, которой я раньше не замечал, вон из помещения.

Снова прозвучало приглашение войти к Животному и я решил, что лучше будет это сделать теперь мне. Чем раньше это произойдет, тем больше фактически свободного времени во внутренних секторах Азии я как командир группы и опытнейший шпион буду иметь в своем распоряжении.

Не стану описывать процесс выворачивания наизнанку, а замечу лишь, что все слухи и сплетни, коими изобилуют рассказы о встрече с Животным, соответствуют действительности. Душа выворачиваемого напрочь забирается Животным и остается у него навсегда, а Животное, оказывается, пользуется вывернутыми как передвижными регентами своими, о чем никто еще не доносил. Если бы не заблаговременно натянутая шкура, то не донес бы об этом и я, но мне повезло, и животное вывернуло наизнанку только шкуру. При этом наружу вывалились припрятанные под ней инструменты, но, опасаясь разоблачения, я никак на это не прореагировал.

Спустя несколько часов преображение мое было завершено, я получил черный плащ и покинул помещение как свободный гражданин Азии. Мне были выданы новые документы и указано место жительства. Я никогда не думал, что стать вывернутым наизнанку уродом, бледно-кровавым, сочащимся, пузырчатым карликом - так просто.

Впрочем, чтобы не создалось превратное впечатление о вывернутых, надо заметить, что как таковые они ничем не сочились и поверхности имели довольно ровные. Строго говоря, вывернутые напоминали мне в течение всей жизни в Азии нечто подобное разваристому картофелю. На себя в зеркало я никогда не смотрел, потому что это было невозможно, а впечатление составил на основе долгих наблюдений за другими.

Были среди населения Азии, помимо вывернутых, и существа формально подобные людям. Они составляли примерно половину всего населения.

Стараясь не нарушать конспирации, я никак не выдавал того обстоятельства, что вывернут не сам, но лишь шкурою. Меня направили на работы в деревню, где велось строительство военных сооружений взамен разрушенных энергией атома.

В деревне я работал, преимущественно, на кровле, и приобрел специальность кровельщика-высотника. Кроме того, я быстро прославился как знаток сложения банных печей. Меня стали приглашать в дома формальных людей складывать печи. Посещая эти дома я обнаружил, что формальные люди различаются между собой на три рода, примерно так, как теоретические люди различаются на два.

Обстановка в домах формальных радикально отличалась от таковой в обиталищах вывернутых. Вывернутые не знали праздников и не могли собираться вместе, потому что боялись увидеть друг друга, да еще и души не имели, кроме жалкого остатка. Формальные-же вели жизнь веселую и всегда что-нибудь затевали. Обходиться с ними было проще, чем с вывернутыми и имелась возможность выведывать необходимые нам сведения, которые я передавал на базу Корпуса при помощи передатчиков, инсталлируемых в печах. За несколько лет мне удалось фактически в каждом доме инсталлировать печь и войти в доверие к формальным.

В ходе непринужденной беседы на званом обеде у формальных однажды бросил я взгляд мой на дочь (третьего рода) хозяев и она показалась мне красивой, и возгорелся я внутри страстью, хотя и не терял контроль над ситуацией, ясно понимая, с чем имею дело. Так или иначе, в ходе дальнейшего развития событий, я делал упор на сближение с указанной дочерью, имевшей для нас важные данные.

Мне удалось установить, что третий род формальных радикально отличается от остальных двух родов и более контактен. Приглянувшаяся мне дочь, согласно полученным в ходе проведения разведовательной операции с использованием датчиков сведениям, имела склонность к вступлению в контакты с Животным. Мне удалось выяснить, что это существо (дочь третьего рода) в течение ряда лет работает шпионом и пользуется покровительством Животного, от которого получает формы для нанесения нам визитов с целью шпионажа в пользу неприятеля.

В ходе контакта с существом этого рода мне удалось нанести ему укус и перейти в его форму, с полным сохранением структур. Переведенная в ходе контакта в форму вывернутого дочь повела себя предсказуемо и потерпела фиаско, стремясь доказать то, доказательств чему не имела. Я перевел вслед за собой из старой формы в новую все мои профессиональные знания и таким образом оставил этого горе-шпиона ни с чем. Дальнейшая его судьба не должна интересовать нас.

В виде существа формального я вступил в контакт с Животным и, простым повторением кода подтвердив ранее подписанный существом пакт, получил в свое распоряжение триста сорок тысяч форм наших людей, павших жертвой Животного.

Сейчас, завершая запись строк этих, другой рукою перевожу ручку Ускорения к отметке VI, и выражаю надежду на то, что сведения, изложенные в донесении, окажут моральную поддержку нашему воинству и будут использованы правительством нашей планеты в целях укрепления боевого духа мирного населения и пленных.

Донесение записано и подготовлено к передаче.

Командир XII Корпуса Внегалактической Разведки Раарывог Кефал Хаарывоорге Lookon Сарг XLIX Командиру Объединенного Корпуса Внегелактических Орбитальных Вооруженных Сил Рагнару Синеусу CCLXXXII.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Масло Абрамелина

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017