MegaЦефалNews (MZN)



# 455


 

Голгофа

Кладбище в этот рассветный час безлюдно, розовый свет разгорается на стенах, ласточки начинают летать вокруг столбов, и в отдалении орут собаки сторожевых башен. Ветер приносит запахи бурьяна, ароматы тысячелистника, зонтичных произрастаний, сирени и темной воды. Лязгают железные части калитки и я делаю шаг на выложенную плиткой тропу, иду вдоль рядов, подле дерева поворачиваю налево, и вскоре начинается кладбищенский лес. На одной красивой ограде распростирает свои крылья хищная птица, а в венке, который она держит когтями лап, ничего нет, потому что денацификация уже завершена.

Я повсюду ношу с собой череп, и это с моей стороны изумительное изобретение - глупцы вынуждены, если хотят носить череп, приобретать символическое его отображение, чтобы носить на цепочке или на пальце, - а у меня череп непосредственно под кожей головы.

Но недавно я разочаровался в своем черепе, в том смысле, что он мне надоел. Я понял, что носи ты хоть десять черепов, и живи хоть сто тысяч лет, все равно придется однажды отдать все имущество, ибо ничего из носимого не удастся взять с собою. Как наг и омерзителен, глуп и убог человек приходит в мир, так и уходит - дегенеративен и гол.

Я решил отдать свое тело при жизни и стал искать достойного кандидата, то есть существо, которое либо страстно хочет воплотиться, но не имеет тела, либо которое хочет иметь два тела и точно знает, что будет делать с эрзац-телом.

Многие люди ходили вдоль и поперек владений моих, но все они были недостойными кандидатами, ибо каждый, так или иначе, заблуждался и был бессознателен. Они не умели обойтись и с одним своим телом, и свято верили в то, что возьмут его с собой, наряду с прочим имуществом, в смерть.

А те из них, которые не рассчитывали взять тело в смерть, еще менее нуждались во втором теле. Они не могли как следует сбросить и актуальное свое тело - хотя именно того желали; следовательно, предали они самих себя и при первой возможности отреклись от воли к воплощению. Таким негодяям я бы никогда не отдал свое тело.

Итак, долго я искал кандидатов, и рассматривал в таком качестве даже манекенов в витринах. Был у меня период, когда я покупал манекены, и устанавливал их у себя - подобно тому как нечестивцы устанавливают изваяния богов. Разумеется, изваяния богов никак не могли, даже теоретически, рассматриваться в качестве кандидатур, ведь их и без того много, и можно с уверенностью говорить, что сущность их, рассеевшись по миру, создала наполнение, так сказать, насыщенный раствор, и если нужны были дополнительные тела, то они давно уже приобретены. Однако, обходя однажды этажи, заставленные манекенами, я понял, что все они являются дополнительными телами Антихриста и сфабрикованы, отштампованы лишь потому, что такие всегда готовые к приведению в боеспособное состояние големы - это идеальные дополнительные тела, а если бы нужны были тела из мяса, то никакие манекены не были бы отштампованы. Придя к такому заключению, я, чтобы досадить владельцу, оживил всех манекенов и выпустил их в мир.

И когда этажи опустели, меня неожиданно пронзила молния ясного понимания сути вещей. Я понял, что могу отдать свое тело только тому существу, которое возлюблено мною. Но, поскольку я никого не любил, кроме собственного носимого черепа, то не мог представить себе ничего достойного любви, кроме черепа. Свой-же череп я собирался отдать, во-первых, а во-вторых любил его, и потому нелепо было бы пытаться возлюбить его. Единственной возможностью найти любовь было приобретение чужого человеческого черепа - вот почему я оказался на кладбище.

Не будучи извращенцем, я не мог себе позволить взять первый попавший под руку череп. Например, череп ребенка, мужчины или старухи или женщины, страдавшей болезнью Дауна, мне бы не подошел. Поэтому я искал могилу молодой, здоровой, полноценной девицы.

И наконец я нашел что искал, и при помощи инструментов вскрыл обитель покойной, нарушил сохранность дома ее, и острым ножом отделил от полуистлевшего тела тот череп, который намеревался возлюбить.

Придя домой, я прогнал прислугу и отправился на кухню, что в южном крыле. Череп в том виде, каким я его раздобыл, никак не мог быть возлюблен (я догадываюсь, что могила была не слишком старая, хотя и располагалась в старом секторе кладбища), и его еще требовалось выварить.

Наконец очищенный череп был водружен на черный камень, что находится в моем рабочем кабинете, и я начал проникаться к нему любовью.

Надо заметить, что о причине смерти носительницы черепа имелись противоречивые доклады. Так, в докладе, выкраденном из кладбищенского архива, говорилось о внезапной смерти, но ничего не говорилось о несчастном случае либо болезни. В докладе же, выкраденном из муниципального архива, сообщалось, что носительница черепа отличалась нравом здоровым, а внешность ее была приятна, что подтверждалось и прилагаемой фотокарточкой, которая, впрочем, меня не интересовала. Позже я все-таки вынужден был выкрасть доклады и из иных архивов, потому что не было иного выхода, но ни в одном из докладов не нашлось ничего, что указало бы на противоестественность жизни и смерти носительницы моего возлюбленного черепа. Создавалось впечатление, что она всю жизнь скрывала правду о себе, ведя жизнь простую, но не слишком простую, чтобы это бросилось в глаза, а обыкновенно простую, в подражание сверстницам своим и иным людям.

На самом деле умерла она, как я узнал от черепа, от перенапряжения. Сущность ее, непрерывно на протяжении ее жизни продолжавшая воплощаться, была столь огромна, что наконец убила, разорвала по всем энергетическим швам свое собственное формальное проявление. Сущность не имела выбора и была вынуждена воплощаться в том теле, которое на момент воплощения было свободным. Все остальные - более крепкие - успели разобрать другие сущности, а этой сущности требовалось немедленно воплотиться. Таким образом, мое твердое намерение найти сущность, которой не хватает тел, привело точно к цели.

Только что я сказал, что узнал это от черепа, однако, должен уточнить, что ничего похожего на обмен мыслями между нами не было. На всем протяжении отдачи тела я сохранял ясный ум и такие болезненные вещи как «обмен мыслями» и иные прерогативы клинических психопатов могли вызывать у меня лишь презрительную улыбку. На самом деле узнавание произошло только после завершения отдачи тела - после того, как череп закономерно исчез с черного камня.

И теперь жить мне стало значительно удобнее, потому что я не обременен заботами о теле, но в то-же время во вселенской иерархии нахожусь выше того существа, которому отдал тело, и оно полностью подконтрольно мне. Наиболее положительным следствием передачи я склонен считать полную свободу от ответственности за действия тела: за все, даже проделанное под моим непосредственным командованием, будет отвечать существо, владеющее телом. Поскольку я люблю только череп (а он, строго говоря, не имеет с существом ничего общего), меня не гложет чувство вины, которое нередко испытывают по отношению к ближнему, чьей основной обязанностью установлено коротать безвыездные времена. Напротив, вместо того, чтобы искать виновных, я очень рад и считаю себя действительно самым хитрым из всех зверей.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Трубка, курительная (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017