MegaЦефалNews (MZN)



# 476


 

Свет в зачатии

Азъ родился, как свет въ зачатiи явился.

Народная пословица

Мы неоднократно объясняли, что мудрость, присущая народу, обычно далека от того, чтобы быть оцененной по заслугам. Принято относиться с улыбкой к словам народа и, как от роя назойливых ос, отмахиваться от интересных слов, нашептанных нам в колыбели нянькою, когда та пыталась нас усыпить1. Многие из нас, ученых, мотают головою от бешенства, видя что-то народное и простое. А между тем, в нем-то, простом, и находится самая главная сакральность. Необходимо жить лучше и проще. Если мы будем жить с каждым днем хуже и сложнее, мы скажем «да» прогрессу, а этого нам ни при каких обстоятельствах делать не следует.

Среди народных мудростей, к которым не принято прислушиваться, виднейшее место занимает та, согласно указаниям которой, «аист приносит детей». - Что это, ловкий трюк? - Несомненно, но он не таков, каким кажется. Он по-настоящему наоборот.

Что-же такое аист? Если мы хотим понять смысл предания об аисте, то должны методически определить основные его компоненты.

Аист - это белая крупная птица семейства аистовых, ciconia. Не все аисты имеют одинаковый размер. В древности, примерно в начале мелового периода, аисты выглядели совершенно иначе. Возможно, они имели зубы. Но тогда и детей не было, и нельзя утверждать, что они в принципе могли бы быть - в то время, когда птица не приняла еще своего детоносного вида. Ведь разве можно всерьез требовать от бессловесного животного, чтобы оно, имея зубы, принесло что-то такое, что съесть ему помешало бы лишь отсутствие зубов?

Нам, конечно, возразят, что ведь, дескать, аист мог бы и целиком заглотить несомое. Но позвольте не согласиться с этим - явно недоказуемым - предположением. И хотя оно может быть доказано косвенно, исходя из факта неналичия детей (согласно этому доказательству, аисты съедали то, что им было поручено переносить, вплоть до того момента, когда эволюция лишила их в наказание за ненасытное обжорство зубов), - всерьез такое доказательство ни один естествоиспытатель принять не может.

Нельзя утверждать и того, что те птицы были аистами в привычном для нас понимании этого явления. Они могли быть предшественниками известной нам птицы, но не менее вероятно, что от них произошли и другие виды птиц. Почему же тогда детей приносят только аисты, а другие птицы, если они все произошли от аиста, не приносят ничего, кроме хлопот и грязи?

Так мы подходим к основному пункту преткновения, а именно, к пункту, в котором делается возможным отличение родов. Если мы дошли до этого пункта и нам известно, что любая птица, будь она аистом, голубем или воробьем, это прежде всего птица, и только во вторую очередь аист, голубь и воробей, и если еще нам известно, что, как минимум, из названных здесь для примера птиц две имеют отношение к зачатию2, то мы вынуждены, двигаясь дальше, признать, что любая птица приносит детей, но по какой-то катастрофической причине лишь аист приносит обычных человеческих детей. Ужасающее знание, открывающееся вследствие изложенных здесь заключений, колеблет научный мир, если он способен самостоятельно думать и еще не избавился от последнего, данного людям, инструмента ангелического познания, а именно, от простоты понимания. Мы, впрочем, не станем открыто указывать на и без того очевидное, ведь здесь нас интересует, прежде всего, тот вид птиц, который приносит детенышей человека, других же птиц мы ввели в опыт только для сравнения и прояснения мглы, что окутывает обычно все пункты, называющиеся пунктами преткновения.

Что-же означает «принести ребенка»? - Это значит, принести ту субстанциональную компоненту психоэнергетического феномена, которая обуславливает своим присутствием в этом феномене возможность его осознания изнутри, как бы самим собой. Этот внутренний свет, благодаря которому освещается и делается видимой грань между внутренним и внешним, что сопровождается и побочным эффектом, а именно, непроизвольным принятием указанной грани за саму субстанционально первичную, единственно живую и ничем не обуславливаемую часть, этот свет и приносится аистом. Да и кому же еще приносить это, если не птице, вьющей гнездо свое непосредственно, согласно традиции, на печной трубе? - Наверное, не ласточке, обитающей в норе, и не трясогузке.

Мы повторяем, что описываем здесь ситуацию с научной, исследовательской позиции, и противопоставление аиста и ласточки призвано пояснить картину, однако не обладает самостоятельным, тем более моральным, значением. Разумеется, ласточка не хуже, а даже лучше аиста, но что она приносит, то не взято нами за предмет настоящего исследования.

Солярная природа аиста, уничтожителя рептилий, подчеркивает первичность света, несомого им, относительно имманентно мертвых акциденций протоматерии, в которую этот свет погружается. Если бы аист был ночной птицей, то дело обстояло бы совсем иначе. Это вовсе не означает, что ночная птица, как например сова, не может принести ничего стоящего. Наоборот, она может принести нечто, может быть, и лучшее, чем солярный свет, но обреченное оставаться вторичным относительно него.

Интерпретация аиста как переносчика света, однако, будет неполной, если не указать на то обстоятельство, что рождение следует понимать как инициатическое, а отнюдь не как физическое. Действительно, пунктом назначения аиста является, в первую очередь, человек, которого под видом ребенка он должен принести, и только во вторую очередь - конкретное место и время рождения. Строго говоря, период, проходящий от физического рождения до инициатической смерти и второго рождения, не считается за реально имеющий место. В книгах, где записаны пути всех аистов, такой период вовсе не означен, его - нет. Сбросить груз каждый аист обязан непосредственно в человека, в его рождение, но ни один аист не видит периода, протекающего между первым, фиктивным, рождением и вторым, истинным. Акт сброса светового груза начинается за некоторое время до рождения, и завершается в момент второго рождения, но в период между рождениями этот акт не имеет длительности. Все, что представляется человеку жизнью, на самом деле не принимается во внимание и не имеет никакого смысла; в период между фиктивным и истинным рождением человек существует засчет эманаций залога, эманаций его потенций, причем эманации могут только казаться актуализациями, а в действительности они не имеют (со стороны мнимой актуализации) ничего общего даже с потенциями, от залога которых эманируют.

Мы написали это, чтобы была понятнее присущая аисту любовь к сосредоточению. Будучи не только солярной, но и водяной птицей, аист способен подолгу стоять в воде, вылавливая рыбу. Эти свойства позаимствовали у аиста и адепты йоги, и все адепты, сосредоточенно добивающиеся смерти, после которой делается возможным завершение акта сброса аистом светового ребенка.

В заключение напомним, что зачатие, если понимать его в вульгарном смысле, конечно, имеет столь же мало общего с актом сброса света, как и так называемые родители с так называемым «их» ребенком. Утверждают, однако, что попадание света в тело ребенка начинается лишь за несколько минут до его вырождения. Теории клинических идиотов о сознательной жизни человека в утробе матери лишены всякого смысла. Возможно, в утробе матери живет, - и успешно живет - паразитирующее животное, но оно не имеет ничего существенно общего с человеком, который закономерно приносится аистом.

Разомкнем спекшиеся уста и скажем: если сказать всем народом, будет громовое слово:

О АИСТ! ЛЮБИМЫЙ АИСТ! ПРИНЕСИ ЖЕ НАС СЮДА.

 

Примечания

1 - Ср. "Люли люли люли - прилетели Гули". Об имени Гуля см. тж. статью Блудница в Словаре Суккубов

2 - Голубь является символом св. Духа и имеет отношение к непорочному зачатию. Подробнее об этом см. MZN#323

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Хлеб (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017