MegaЦефалNews (MZN)



# 477


 

Три березовых прута

Однажды, - это было задолго до случая в храме, - Иван Денисович, ни о чем заранее не предупреждая, приказал мне принести из леса три березовых прута, три тополиных прута и три пера ворона.

Когда я вернулся с этими вещами, Иван Денисович сказал:

-Ты принес точно то, что я просил, хотя, я полагаю, найти три пера ворона - задача не из простых.

-Да. - Сказал я.

-А вот и нет, - злобно воскликнул Иван Денисович, - вот и нет! Везде можно найти три пера ворона, но значит ли это, что найденное будет именно тем, что искомо?!

Я был поражен этими словами и не знал, что сказать в свое оправдание.

-Ты ничего не говоришь в свое оправдание, и правильно поступаешь. Когда не знаешь, что сказать, то лучше всего ничего не говорить, либо говорить то, чего не знаешь. Отбрось же эти перья, используемые в целях предсказания будущего, настоящего и прошедшего, и не думай больше о них.

Я бросил перья, как мне велел сделать Иван Денисович, но странное смущение овладело мной.

-Я бросаю сейчас перья, хотя я не ворон. Но ворон точно так же бросил эти перья. Тот, кто их найдет, будет думать, что их бросил ворон.

-Совершенно верно. Но это в порядке вещей.

После этого Иван Денисович попросил передать ему тополиные прутья и показал, как они используются.

Один прут он воткнул в землю.

-В древности, - сказал он, - люди еще не знали, что громоотвод изготавливается из металла. Они сажали тополь и тополь отводил гром во время грозы.

Второй прут Иван Денисович прикрепил подле дверей блудницы.

-В древности, - сказал он, - существовал обычай прикреплять в мае месяце тополиные ветви подле дверей распутных молодых женщин.

Третий прут Иван Денисович бросил в воду.

-Когда я был ребенком, старики рассказывали, что тополиная вода помогает при плохих волосах. Полощи этой водою волосы после мытья и их рост улучшится. Они станут блестящи, словно начищенная до блеска медь.

Я был поражен, ведь при помощи всего одной только вещи мне были преподаны сразу три урока. Но Иван Денисович, поняв, о чем я думаю, пришел в ярость и стал размахивать руками, как будто был птицей. Успокоившись немного, он сказал:

-Отношения учителя и ученика не состоят в том, чтобы один делал вид, будто преподносимые методы не могут быть вычитаны в книгах, а другой шел у него на поводу. На самом деле, все эти способы применения тополя - ничто иное как суеверие. Я не предупредил тебя об этом сразу и ты готов был всерьез заучивать методы, тогда как урок состоял в том, чтобы постичь их условность. Тебе придется теперь старательно забыть все методы применения тополя и научиться воспринимать тополь как тополь, и как ничто иное.

-Но что же делать с тремя березовыми ветвями? Если я должен тоже постичь их как березовые ветви, то лучше приступить к этому как можно скорее, ибо они уже начинают вянуть.

-Нет, - деловито сказал Иван Денисович, - эти березовые пруты ты уже познал как березовые пруты, потому что я преподал тебе урок на примере тополиных прутов. Второй урок заключается в том, чтобы научиться верить в методы суеверия. Вечером, когда ты станешь ложиться спать, положи жене своей под подушку эти три прута, предварительно поступив с ними так: один прут оставь таким, какой он есть, с другого наполовину сними кору, а с третьего сними всю кору. Наутро внимательно наблюдай за действиями твоей жены: какой прут она первым возьмет в руку. Если это будет целый прут, то твое ученичество у меня завершится успехом; если это будет наполовину освежеванный прут, ты сойдешь с ума; а если целиком освежеванный прут, тебе придется умереть до того, как ты сойдешь с ума.

Весь вечер, сидя за самоваром, я ломал голову над поставленной задачей, не в силах определить, какой-же из трех вариантов лучше остальных. Сомнения не оставляли меня и ответ не приходил, и поэтому я, даже если бы по низости своей решил схитрить, ничего не выиграл бы. По временам мне казалось, что я иду на поводу у Ивана Денисовича, чего делать не следует, а в другое время испытание представлялось серьезным и заслуживающим соответствующего отношения.

Ночью мне не удалось сомкнуть глаз. Я то и дело вздрагивал и искоса глядел на лежащее чуть поодаль тело, и постепенно проникся отвращением к нему, заранее разглядев в нем причину всех неприятных перипетий моей дальнейшей судьбы. Жена моя дышала и шевелилась во сне, и жар отходил от нее. Бессмысленное это поведение мучало меня, и вся ситуация томила. Не в силах бороться с отчаянием, я схватил подушку, на которую едва могла опуститься голова моя, и приложил ее к поверхности лица жены. Спустя некоторое время она умерла во сне и уже не могла утром проснуться, чтобы осуществить роковой для меня выбор.

На следующий день, проснувшись после обеда, я обратил внимание на то, что рядом со мной нет трупа, но не удивился, а решил, что сам-же в состоянии аффекта утилизировал его. Наконец я принес Ивану Денисовичу все три прута и поведал о ночном происшествии.

-Не беспокойся ни о чем. Я сделал так, что тебе за это ничего не будет. Тебя не осудит суд человеческий, и не осудит суд нечеловеческий, ибо жена твоя радикально выписана мною из списка когда-либо живших людей. Внутренний же твой судья умер этой ночью. В этом и состоял мой план.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Молоко девы

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017