MegaЦефалNews (MZN)



# 486


 

Semen Virile

стали замечать, что от нее пахнет спермой. Она пыталась оправдываться, уже когда молчать дальше стало невозможно, оправдываться, говоря, что не имеет к этому никакого отношения, и что, дескать, покупая одежду, к ней не принюхиваешься, и что от самого то тела ее не пахнет, а запах сий источаем одеждой, выслушивать ее объяснения было смешно, до того смешно, что в пору уж было покраснеть от стыда за нее, за слова эти, что суетно сходили с уст ее, подобно сладкому дыханию из горла ее.

И когда слагала одежду она верхнюю свою с тела своего, и отлагала пред вхождением во двери дома твоего, то дети твои, что играли на улице пред благоуханными деревьями сада твоего, играли на улице, и ты думал, что и одеяния ее омерзительны, как душа ее, и что одна близость одеяний ее, сложенных при входе, отвратит детей твоих от прямой дороги и будущее их станет темно. И было так, как ты опасался, что чада твои, играя, подходили к покровам ее и с жадностию созерцали пятна на тканях ее, и се были пятна от семени мужей ее, которых ты бы не счел. И чада твои смеялись, не разбирая того, над чем должно смеяться и над чем нет, и видели пятна мерзости, и одни говорили, се, мы знаем, что это такое - это сперма, потому что хорошо очень пахнет, а другие говорили, и мы знаем, это сперма, ведь источает зловоние, и другие говорили, нет, пятна эти, возможно, остались от завтрака ее, ибо она прежде уронит, чем донесет ложку до уст ее, и этим третьим чудились ароматы ванили и разных масел от одеяний ее, ибо уже отравлены были чувства их близостию ее покровов, но ты не знал о том, и полагал, что если она сейчас у тебя, то не причинит вреда детям твоим, а она причиняла, ибо в том состоит одна из тайн искусства ее. И если ты только догадывался, то не спешил веровать в правомерность догадок твоих и поэтому ты потерял чад твоих, и они обратились к ней.

Но что одеяния! Ни для кого не составляло секрета то обстоятельство, что кож ее эластичность источает мерзость, вибрации поцелуев ее страшнее геенны и ее глаза всегда рыщут в поисках следа твоего, ибо ты муж ей. И лапой, лапой ее кошачьей бьет пыль она на той и иной дороге, раскрывая тайну следа твоего и не твоего, и все дороги для очей ее открыты как карты, и если ты прошел здесь одну тысячу лет тому назад, не надейся, что она тебя не настигнет. И опасайся вешать подкову счастия над дверью дома твоего, ибо если подкованный конь твой in illo tempore проскакал по дороге, где бьет лапою в пыль она сегодня, улыбаясь зубами ее, то завтра постучится она в дверь твою.

И если ты хочешь знать, милый друг, почему алчна она, то моим ответом тебе послужит молчание мое, и если требуешь объяснить, почему с каждым новым глотком горячеет жажда ее, я скажу: иди и смотри, сопровождай меня, и ищи вместе со мною утешения моей первой любви.

Постигни же вместе со мною страшные вопросы ее, на которые не изощрялось ответное язычество мое и смущало меня немотою. Узнай, что когда я лгал, сохраняя невинность ее от слов моих, то говорил правду. Когда она спрашивала меня, почему нельзя увидеть того, чего нельзя увидеть, и назвать то, чего вовсе нет, я отвечал: потому, что каждое существо сконфигурировано раз навсегда и кристалл повернут зрачком к наблюдателю. И слова мои прельстили ее, и сказала она: теперь я уверена, что являюсь женой твоею и период девичества моего канул в лету, не помню я того, что было, и хочу узнать иное.

Я задумался и в размышлении опустился на ложе мое, подобное лодке в океане бесконечности, но не отрешился, потому что ложе мое было пределом Всего, и лишь закрыл глаза свои веками. Я подумал, что, если бы при ложе была спальня, а при спальне дом, а при доме город, пребывающий в миру, то сказал бы я ей: выйди отсюда и оставь меня. И если я сейчас создам мир, то смогу выиграть время для дальнейших раздумий и она не будет знать о том, где находится муж ее, и не отыщет меня до конца этого времени. Но я ощущал весомое тело ее как бы при себе, и понимал, что мыслию моей о мире как бы лишаю ее невинности ее, и на голени моей остались следы когтей ее, потому что в удовольствии выпускала когти она из лапы ее, конечно, не так, как ты можешь себе представить, а осторожно.

И когда вышли мы после ночи той вон из номера, я ослепился блеском мира и был опечален картиною, и сказал себе: се, сейчас мы вернемся и время будет закончено. Но увидел я плоти, ходящие странным образом, как будто мы, на обеих ногах своих, и видел еще разные плоти, и смотрел на них, не понимая, откуда взялись они. Она же улыбалась и говорила мне, что все это - твари, рожденные ею, но я не верил ей, потому что течение времени полностью подконтрольно мне и не могло быть так, чтобы за половину ночи разродилось чрево ее. И когда она робко попросила меня пригласить к нам на следующую ночь разных тварей, я удивился и сказал: разве ты так голодна? Но она настаивала на своем и видно было, что ей захотелось чего-то особенного, и я купил новую одежду для нее, облачение блудницы, платье прачки, накидку пастушки и башмачки золушки, и напрасно смеялась она, шутя, ибо знал я, что все желаемое ею станет реальностью.

Не осуждай меня, ибо любовь, бушующая от очей моих, сильна, и тому, кого я вижу, я дарю все, что хочу.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Масло Абрамелина

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017