MegaЦефалNews (MZN)



# 487


 

Метафизическая суть шерсти

Сейчас среди наших людей, число которых настолько велико, что мы не беремся даже представить его себе, среди них совершенно обычнейшим делом считается носить какое-нибудь изделие на себе, изделие из тех, которые принято называть шерстяными.

Невозможным делом было бы недооценивать важность указанных выше изделий для всех этих людей, среди которых есть представители любого сословия, старики, женщины, мужчины и маленькие дети! Но разве все они наслышаны о том, что в действительности представляет из себя шерсть? Могут ли они, положа руку на сердце, из двух изделий, одного шерстяного и другого какого-нибудь другого материала, выбрать именно шерстяное? - Конечно, они могут судить по каким-нибудь известным им признакам, например цвету или размеру, но ведь мы понимаем, что две совершенно по сути своей разные вещи, схожие только цветом и размером, вовсе не обязательно являются однородными по сути своей.

Не всем, наверное, понятно, что две шерстяные вещи могут быть настолько непохожими одна на другую, что обычный человек сочтет нас за безумцев, если мы скажем, что и то и другое шерсть. Между тем, именно то обстоятельство, что слово «шерстяной» делает обе разные вещи шерстяными вещами, могло бы подсказать правильное направление для изысканий сути шерсти как таковой, а именно: нам требуется понять, что такое «шерстяной» и откуда берется эта «шерсть».

Шерстяной - это, конечно-же, акциденция чего-то такого, что само является (субстанционально) шерстью, и притом именно эта акциденция, будучи в наличии в двух вещах, обе из которых имеют, помимо этого, многие совершенно различные акциденции, дает нам возможность сказать «обе эти вещи есть шерстяные» (utraeque laneae). Если бы мы не знали о наличии акциденции «шерстяной», даже если бы вещь была шерстью, мы видели бы только остальные акциденции, не зная самого главного, а именно, субстанции. Из описанного примера ясно следует, что «шерстяной» является главной акциденцией, неразрывно привязанной к самой субстанции (шерсти).

Таким образом, видя, что любые акциденции не столь важны как та, которая прямо указывает на шерсть, мы приходим к выводу о том, что для понимания сути шерстяных вещей необходимо понять, что такое шерсть. Все вышенаписанное призвано помочь читателю осознать, почему далее мы говорим о шерсти.

Шерсть, казалось бы, может быть совершенно различной. У многих зверей есть шерсть, и если известно имя животного, то по этому имени называют и шерсть. Но самая то главная ошибка, под влияние которой могут попадать люди, берущиеся рассматривать этот вопрос, состоит в том, что название по имени животного - это только акциденция одной и той-же субстанции. Не следует, конечно, впадать и в другую крайность, говоря: «значит, имя животного и само животное есть ничто иное как акциденция шерсти». Это было бы неправильно. Можно сказать в таком случае, что акциденция «шерстяной» является как бы общей для животного и для шерсти, но отнюдь не утверждать, будто бы словосочетание «животная шерсть» делает животного всего-лишь акциденцией его шерсти. Тогда уж разумнее было бы говорить, что оно акциденция своего живота, и вообще никакого животного нет, а шерсть растет прямо на животе. У нас нередко находятся любители таких поспешных выводов, но здесь мы не станем далее углубляться в разбор нюансов, потому что нас интересует, прежде всего, шерсть.

Итак, мы показали, что шерсть совершенно неизменна по сути своей и не зависит от рода животного. Так почему-же находятся люди, которые утверждают, что «шерстяные вещи» обязательно должны происходить от шерсти «какого-то определенного животного»? Мы считаем, что это не правда, и в данном вопросе вообще нельзя пытаться «выяснить истину», и объясняем раз навсегда, что только ограниченностью ума человеческого и его, увы, неспособностью ясно различать акциденции вещей обусловлена договоренность называть шерстяную вещь состоящей из «шерсти какого-то определенного животного», а не просто состоящей из шерсти (что в точности и соответствовало бы реальному положению вещей).

И вот по этой причине мы вовсе не собираемся объяснять метафизическую суть «овечей» шерсти, «козлиной», «мамонтовой», шерсти «кенгуру» или еще чего-нибудь, а повторим, что нас интересует шерсть (и отнюдь не метафизическая суть ее, которая тоже является лишь акциденциальной добавкой к слову «шерсть», призванной внести ясность (мы сомневаемся в возможности этого) в ум человека).

Шерсть же, на языке evreev называемая Sha‘air, а на нашем lana, это лучи, потому что такова суть ее, и следовательно проблема, поставленная во главу угла, полностью решена. (см. О сути лучей, Lucifuga Philosophiae).

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Школа Тьмы - учиться, учиться и еще раз учиться

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017