MegaЦефалNews (MZN)



# 490


 

Торжество Справедливости

В стародавние времена, когда не было еще устоявшегося центрия в целом мире и ступица нередко цеплялась за обод, случилось как-то раз одному ученому господину поселиться на залитом лавою и засыпанном пеплом склоне горы.

И была воля у него поступать по разумению его, и воздух, который входил через ноздри его, выходил чистым из ноздрей его, и хищная птица селилась и рождала птенцов у дверей его, и жестокий зверь пел сладкую песнь, ласкаясь у руки его, и пища не осквернялась, проходя через уста его, и слово было чистым из уст его.

Он видел, как по склону горы его, на которой он выстроил дом свой, ходила высокая девица в монотонных одеждах, и бросала взгляд свой чисто, словно нечто, которое только что родилось. Она смотрела в сторону правой руки своей, и смотрела в сторону левой, и изящно склоняясь, лакомилась губами ее скудной ягодой, произраставшей среди праха в шипах, не ранясь о них лицем ее.

И сказал он, обратившись к ней, не хочешь ли, девица, войти в жилище мое, не пожелаешь ли возлечь со мною во святыне моей?

И вошли они вместе в жилище его, и возлегли, и лежали долго, пока не прошло некоторое количество дней и не стало солнце клониться к ночи.

Тогда девица сказала ему: правду говорят, что мы живем вместе, но не как муж и жена, а словно брат с сестрою, и не пришла ли пора нам вступить в брачный союз, как это принято у людей нашего племени?

И сказал он: ты говоришь осмысленные слова и я буду слушаться тебя. Пойдем мы в тайное место, где освятим союз наш и потом возвратимся в дом наш и будем жить в доме нашем, будем возлежать спокойно в сладостной неге с тобой в святилище нашем!

И стало так, как решили они на совете их, как передали из уст в уста благоразумную речь поцелуем их на беседе вечером того дня.

Девица вышла из дома раньше него, и ранее достигла тайного места она, наступая на земли ногами ее, переходя реки вброд, не утопая в них стопами ее, не стирая сандалий ее в песках, и в пищу себе довольствуясь лесной ягодой, которую, как обычно, срывала устами со стеблей от шипов, наклоняясь станом ее, одетым в приятную ткань.

И он тоже вскоре пришел в тайное место, и огляделся. «Как похоже это место на то, откуда мы пришли сюда!» - Сказал он девице, и та согласилась: действительно, это истинно.

В доме том справили обряд они по правилу, принятому среди людей племени их, и одеждой ее стало белое платье, благоухающее как золото.

И оставались они в скромном очаровании места того девять дней, прежде чем двинуться в обратный путь, вернуться вдвоем на родную гору, возвратиться в дом их, возлечь спокойно вдвоем в горнице их, ласково урчащих жестоких львов лаская одной рукой их, другой приветствуя когтистую птицу, терзающую барана у дверей их.

Случилось же им в дороге идти сначала в одну сторону, а потом в другую, и это произошло потому, что раньше они привыкли ходить своими путями, а теперь шли вдвоем и не хотели нарушать приятного обыкновения друг друга, и решили идти сначала так, как хочется жене, а потом как скажет муж. И она рвала ягоду устами ее, когда шла, и он дожидался ее, стоя рядом с ней, пока она насыщала внутреннесть свою.

И таким способом застигла суровая ночь их в пути их, и зашли они в город, который оказался на пути у них в эту ночь. Сторож, который встретил их, молча указал колотушкою им на двери, и они вошли туда, куда он указал.

В доме, где они обосновались на ночлег, не было свечей, и белое платье женщины было видно через окно издалека. А город тот был населен людьми простого нрава, и вот, собрались люди к полуночи у дверей и сказали: пусть выйдет муж из дома, который вошел сюда, и объяснит, что он имеет такого, которое источает сладостный свет в ночи нашего существования, и чего мы сами не имеем. Мы познаем его и разойдемся по домам нашим, и разожжем свет в ночи нашей, и город станет отселе светел, подобно солнцу.

А муж не понял, чего от него требуют, и подумал: «вот, вошли мы в город, и этот город оказался таким, как Содом и Гоморра, и вот требуют люди мужа, чтобы познать его. Не пойду я, потому что они убъют меня.»

Вышел тогда муж к дверям с женой своей, платье которой привлекло внимание людей города того, и сказал: «у меня есть женщина, вот, берите ее, и делайте с ней, что хотите, забавляйтесь ею вашими скотскими усладами, имейте ее как пожелается вам, а со мной не творите этого безумия, ибо я вошел в этот дом и намерен провести в нем ночь до утра.»

Люди же были очень простого нрава и забыли о цели своей, и возгорелись от слов этих скотской страстию, и увели женщину в пустой дом, в котором ее, силою многого числа одолев, мучали разными способами, и к исходу ночи отпустили ее, и было черным лице ее, и она упала у врат.

Вышел же муж утром, когда запели птицы, к вратам, и вот, видит, женщина умерла, и видит, какое беззаконие сотворили с ней.

Взял он ее и ушел с ней, мертвой, из города, и скоро пришел к дому своему, и в доме своем он взял нож в руку свою, и разделил тело женщины своей на тринадцать частей, и взял части, и разложил по двенадцати секторам круга своего, и встал с тринадцатой частью в центрие круга, и сказал:

Теперь ешьте все, приходите, теперь то вы будете довольны.

И вошел леопард от дверей, и сладостно урча, проглотил сердце из одного края круга. И прибежала, давя яйца свои во чреве своем, птица, и с жадностью пожрала легкие. И приполз питон, извиваясь всей массой своей, и с хлюпаньем втянул потроха в пасть свою, и уполз. И появилась обезъяна, и расколола голову, и волосатыми пальцами липко изъяла мозг из головы, и съела его, давясь, но не отказываясь от угощения. И прискакал баран, и съел кожу, и раны от когтей птиц затянулись у него, и стало золотое руно вместо шерсти, которая растет у баранов на коже их. И было еще семь зверей, и они все хорошо подкрепились по этому случаю. А сам мужчина, увидев, что все звери получили свое, съел половые органы, потому что теперь пришла пора познать законную женщину его, и он съел их, и стал жить дальше на горе его, и ничего не изменилось, и он часто возлежал в саду, посаженном им, и смотрел на деревья.

И когда прошел год, он увидел девицу на склоне, но хорошо понимал, что старое не воскреснет, трупное не извергнется прорвой, а только все и всегда в точности повторяется вновь. И он вышел к ней, и она сглотнула густую ягодную слюну в гортани ее. И он сказал ей возлечь, и она возлегла. И каждое слово ее было знакомо ему, и любое ее изобретение было известно ему. Так с тех пор повелся обычай ежегодно кормить зверей его, ходящих по саду его, и он не отступал от него, потому что сам установил его и отступать было некуда.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Испытание лабиринтом

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017