MegaЦефалNews (MZN)



# 493


 

Суккуб

Через некоторое, как это называют люди, время после того, как я убил свою жену, примерно в конце апреля 188* года, Иван Денисович, как водится, вызвали меня к себе и сказали так:

-Егорий, скажите по-совести, тяжело вам, наверное, без жены?

И поскольку мне в актуальный момент без жены действительно приходилось не сладко, я решил искусным образом схитрить:

-Нет, что вы, Иван Денисович, при помощи концентрации на Трансцендентных Идеалах, я добиваюсь свободы от дурных греховных помыслов и мне не тяжело без жены.

-А ведь вы «обманываете» меня! - С негодованием воскликнул Иван Денисович. - Но я не сержусь на вас, потому что на самом деле вы «обманываете» только себя. А ваше «себя» меня занимает не более какого-нибудь куска пыли.

-Это совершенно естественно, Иван Денисович. Ведь ни вы, ни я не имеем мыслей и мнений, и не можем иметь интереса к чему-либо, не известному нам доподлинно.

-Это не совсем так. Мы не можем думать, что имеем интерес. Наши действия абсолютно бездумны и всегда правильны. Поэтому мы и поставлены надо всеми людьми. Но не будем сейчас останавливаться на данной парадигме, а вернемся все-таки к вопросу о вашей жене. Я понимаю, что абсолютная правдивость, имманентная для нас обоих, исключает возможность того, что вы «солгали» мне. Просто вы осветили ситуацию с определенной стороны, не без своего рода маньеризма, тем самым программируя мнение собеседника. Производя эту хитрую операцию, вы, конечно, знали о том, что я не имею и не могу иметь мнений, обусловленных наблюдением за внешними обстоятельствами и их анализом, и значит, вы указали мне на правильный ответ так, как если бы требовалось скрыть его от непосвященных, могущих находиться рядом. В качестве упражнения такая хитрость крайне полезна и поэтому я далек от того, чтобы вас в чем-нибудь укорять. Более того, проникновенно разглядев реторическую хитрость в самом моем вопросе, я имею в виду апелляцию к совести, которой у вас нет, вы не повели бровью и повели себя так, как если бы у вас она, совесть, была!

-Вы сами меня этому научили, Иван Денисович. - Скромно напомнил я.

-Да. Я знаю, что сам вас этому научил. Но тем не менее, скажите по-правде, после того, как вы убили жену, тяжело вам без нее?

-По правде скажу вам так, Иван Денисович: обладая тремя телами - трансцендентным, эфирным и мирским, в первом я обхожусь легко, так как оно андрогинно, а акциденции двух других тел полностью подконтрольны мне. И если я говорю, что не сладко, делается не сладко, и когда говорю: сладко - становится сладко. Я способен генерировать любое «настроение» и любое «чувство». Поэтому и акциденции состояния моего - в данном случае состояния «без жены, которую я убил», - генерируются не спонтанно и не спорадически, но по моему желанию. Упражняясь в ловком обмане, я имел сгенерированное настроение «не сладко», так как это нужно было ради правдоподобности обмана. Заметьте, что я заранее рассчитывал на вашу проницательность и только - подчеркиваю - только в этой связи счел приемлемым сказать себе «не сладко»!

-Но неужели вы не понимаете, что это ненормально?!

-Что?! - Я был искренне удивлен и не знал, как понимать слова Ивана Денисовича.

-Судите сами, - вкрадчиво сказал он, - судите сами, вы способны симулировать совесть, которой у вас нет, и можете вести себя так, как если бы вы о чем-то думали. И никогда, находясь среди людей, вы не забываете об этом. Почему вы это делаете?

-Я делаю это для того, чтобы вызывающе сверхчеловеческим поведением не обидеть людей и не создать тем самым предпосылки для возникновения интенции физически уничтожить меня, интенции опасной постольку, поскольку меня уничтожить невозможно.

-В том-то и дело! Неужели вы не понимаете, что любой нормальный человек мужского пола должен чувствовать себя плохо без жены и хорошо с женою?!

-Ах вот оно что! Ну, это я понимаю! - Воскликнул я.

-В таком случае, Егорий, вам необходимо обзавестись послушной женой.

-Вы имеете в виду, что я должен куда-то пойти и реинформировать какую-нибудь женщину себе в послушные жены?

-Что вы! Никуда ходить не надо. Я имею в виду, что вы можете обзавестись суккубом.

-Суккубом?!

-Совершенно верно. Суккубы гораздо интереснее жен и могут сопровождать вас повсюду, ни на что не претендуя. Обычная женщина, даже реинформированная, глупа и способна серьезно навредить себе самой, а суккуб со всех точек зрения идеален. Я сам имею суккуба и поэтому вы можете доверять моим словам как проверенным.

-Вы имеете суккуба?

-Да, но не подумайте, что я увлечен им. Мне он действительно интересен, но лишь постольку, поскольку область моих интересов очень широка.

Я вспомнил, услышав это признание, те многие озадачившие меня случаи, когда Иван Денисович появлялись в обществе барышни необычайной красоты, такой, на какую принято заглядываться и нельзя от которой отвести глаз своих. Барышня вела себя тихо и бросала на спутника взгляд очей своих, полный любви и преданности. Она не стремилась выйти на первый план и отступала с необычайным тактом, с пониманием ситуации смущенно, зардевшись, отходила в сторону и стояла спокойно, миловидной ногою своею постукивая ласково о край сруба или просто присаживалась в травку у колодца, нетребовательно омывая лице свое студеной водою, пока Иван Денисович улаживали поселковые дела в школе или-же беседовали с пастушками, или подписывали какие-нибудь мандаты для крестьян. И если, такое бывает, неотесанные мужланы подходили к ней с грубой шуткою, не отвечала барышня им или что-то тихо шептала, после чего горе-ухажеры уходили, как лишенные воли, бледные и обескураженные, и жаловались потом женщины в поселениях, что кричат мужья их во сне и, просыпаясь в ледяном поту, боятся, как дети, и не находят места, и к теплу женскому не льнут, когда их стараются неумело утешить.

И думал я, что барышня эта принадлежит к цеху пастушек, ибо по многим признакам находил похожим на воздействие их влияние, оказываемое ею, но оказывается я ошибался - не имея достаточно ясной информации. И когда вопрос мой ставил я перед Анной, Анна не отвечала мне.

-Да, Егорий, - продолжал Иван Денисович, - то, о чем вы сейчас думаете, соответствует действительности. И о вопросах ваших я всегда знал, но не посвящал вас, потому что вы не были готовы, и Анне приказал обходить интересующую вас тему молчанием, посоветовал наигранно не понимать формулировки или внезапно спешить по делу. Действительно, Егорий, та барышня и есть суккуб, о котором я веду свою речь. И сейчас пришел такой момент, когда я покажу вам место, служащее обителью для моего суккуба.

С этими словами Иван Денисович развернулся и, печатая шаг на прусский манер, быстро исчез в декоративных воротах. Я последовал за ним.

Миновав анфиладу, мы оказались в округлом зале, лишенном предметов мебели и искусственно освещенном рядом свечей в канделябрах. Иван Денисович здесь остановились и с довольной улыбкой взглянули на меня. Я понял, что суккуб находится рядом с нами, но не мог его увидеть.

-Когда мы выходим на улицу, суккуб облекается плотью, но в помещении это излишне. - Объяснили Иван Денисович.

-Понятно. - Сказал я и изменил свою точку зрения.

Барышня, миловидной ногою опираясь на подушку, полувозлежала на софе и рукою своей держала гроздь винограда, от которого медленно насыщала себя. При ней на инкрустированном столике возвышался восточный курительный прибор с зерцалами на боках, и другой рукою она придерживала подле уст своих мундштук слоновой кости, слегка поцарапанный, очевидно, о зубы ее. Одеяние ее для зрения моего испускало необычайный аромат, как бы медового нектара и розы, и было изготовлено из искрящегося шелка цвета охры.

-В покоях она любит одеться в дорогостоящее. - Немного смутившись, сказал Иван Денисович, когда узнал, о чем я думаю. - Но на людях всегда проста.

-А как ее зовут?

-А вот этого знать никто, кроме меня не может. Я могу солгать, но вы поймете, что я лгу. Следовательно, вы не услышите от меня ничего о том, как ее зовут.

-А как сделать, чтобы она стала плотной? - Спросил я без обиняков.

-Хорошо, что вы спрашиваете прямо, без обиняков. Я объясняю очевидное, то, что должно быть известно вам и без меня: плотность и неплотность имеют одну и ту-же природу. Мне ничего не надо делать, чтобы она стала плотной. Природа людей сама делает эту работу. Природа мира помогает природе людей делать это. Однако, - и это очень важный нюанс, - чтобы проявилась первоначальная природа плотности, требуется значительная работа Воли. Все, что вы сейчас видите, включая, кстати, и саму эту комнату и анфиладу, которую мы миновали, пока шли сюда, существует в моем воображении благодаря первоначальному импульсу Воли, и создано оно по образу чего-то Иного, Егорий. Если я сейчас умру, предположим, что такое возможно, то ничего из существующего не изменится, настолько могущественна Воля. Часть моего воображения, в котором реализуется Воля, отделится от меня и будет существовать... очень долго, а другая часть вместе со мною вернется в Иное, чтобы еще усилить его.

-Но это не значит, что суккуб бессмертен.

-Совершенно верно. Он смертен, пока я жив.

Догма, изложенная Иваном Денисовичем, требовала времени, чтобы быть ясно осознанной и я погрузился в молчание. Барышня тем временем стала петь, но не так, чтобы мешать моему познанию, а наоборот, настроившись на объект его в унисон, с абсолютнейшей, математической точностью, так что и глядя на осцилограмму не заподозрил бы я расхождения, и уже по одному этому факту можно было бы судить о категорическом превосходстве суккуба над женщиной. Иван Денисович стояли без движения. Когда минуло два с половиной часа и еще десять и пять минут, я сказал:

-Иван Денисович, сказанное вами радикально улучшает состояние моего ума. С этой минуты я словно бы восхожу на следующую ступень и сознательным взором объемлю на порядок больше, чем прежде. То, что раньше представлялось мне знанием, теперь видится половиной знания. То, что раньше было незнаемо мною, теперь проясняется как потенциально познаваемое. То, что раньше казалось малым, разоблачается как большее, а то, что было неприятным существу моему, становится рутинно приемлемым или-же не играющим существенной роли.

-Это похвально, но самое главное для вас теперь - это суккуб.

-Да, теперь я это понимаю. Я сегодня же вечером приступлю к созданию суккуба, Иван Денисович.

-Очень хорошо. Я говорю вам досвидания и в следующий раз мы встретимся на улице. И смотрите - чтобы при вас был суккуб. Я проверю.

-Досвидания. - Сказал я.

Мы встретились, как было условлено, на улице через год. Со мной был суккуб и его дитя - маленький инкуб. Иван Денисович, тоже со своей стороны имевший суккуба, подарил инкубу карамель, и пока суккубы обменивались взглядами, словно соревнуясь между собою, гладил малыша по голове.

Спустя ровно пятьдесят лет, под угрозой смерти выманив у суккуба истинное имя новорожденного, я смог его уничтожить.

А Иван Денисович признались, что у них на уничтожение маленького гаденыша ушло около ста.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Грудь женская (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017