MegaЦефалNews (MZN)



# 500


 

Герой и Победитель

Чтобы опровергнуть широко муссируемое мнение о благоприятности героизма как образа жизни и мышления, следует указать на то обстоятельство, что нет ничего более жалкого и достойного невнимания, чем Герой, начиная с архаического, то есть архетипического Первогероя, заканчивая недисциплинированными кшатриями, не способными преодолеть тип героя в себе.

Строго говоря, не следует вести речь о Первогерое как реально существовавшем, то есть бывшим с первого дня актуальным типе. Как все проявившееся в ходе деградации и преумножения мира, Первогерой пребывал с начала как возможность, но поля для его претворения, то есть необходимой для его актуализации системы обстоятельств попросту не было в эпоху Бытия. В то изначальное время люди не придавали преувеличенного значения даже солнцу, не нуждались ни в каком питании, и если мы говорим о том, что они "питали" друг друга незапятнанным знанием посредством поцелуев, то надо подчеркнуть, что они делали это не ради рационального распределения "питательных веществ", а потому, что лишь в таком состоянии и состоит жизнь; причем, примордиальный поцелуй нельзя путать с тем, что в последние времена понимается под поцелуем, будь то физиологическое или же мистическое значение. Первым людям не нужно было доказывать друг другу свою реальность и вся их жизнь состояла в пристальном взгляде глаза в глаза - во взгляде, тождественном поцелую, тотальной гармонии вибраций.

Но зададимся вопросом, а что же делает Герой? - Сразу же надо обратить внимание на то, что все его действия грубы и до крайности наивны. Основные действия Героя заключаются в том, чтобы украсть некий предмет, о котором Герой где-то узнал, что он ему нужен; освободить некое существо, которое представляется Герою плененным, а на самом деле лишь участвует в ритуале; убить другое существо, кажущееся Герою вражеским; дерзко отвергнуть все, что превышает уровень самого Героя, например, хорошее отношение к Герою со стороны существа божественного. Уже во младенчестве Герой проявляет грубую и неумную силу - например, Геракл суетно убивает змей. За это он впоследствие заплатит тем, что не достигнет ничего существенного и не поднимется иерархически выше какого-то полубожественного, весьма сомнительного ранга. Гильгамеш судорожно, брызгая слюной, подбирает доводы, в оправдание своего ничтожества - он принял бы любовь Иштар только в том случае, если бы она была безопасна*. Калевипоэг в сумеречном состоянии сознания убивает Туслара, избавившего Линду от тягот иллюзии самостоятельного существования, но Линда остается верной Туслару - она возносится на воздушных качелях, и сыну Калева больше ничего не остается, кроме как отправиться на поиски следующих по счету своих врагов. Герою покровительствуют, им управляют, его поощряют и тем самым определяют его поступки; он не наделен ясным сознанием, а осознание его как "себя" пребывает в сумеречном состоянии. Ум героя туманен и алкионичен, как душа женщины, он не понимает, почему принимает решения и не знает, откуда приходит сила необратимости его выборов.

Здесь можно возразить, что, якобы, такая интерпретация Героя тенденциозна, а в действительности грубый характер Героя обусловлен безответственностью разнообразных мифотворцев, хотевших яснее очертить образ Героя и поэтому использовавших яркие, однозначные краски - убить, украсть, спасти и т. п. Однако, на самом деле это обусловлено тем, что Герой изначально, то есть архетипически - слишком человечен и его слишком человеческие поступки являются заранее заданными.

Необходимо провести четкую линию разграничения и установить терминологическую кристальную ясность: Первогерой - это не Царь, побеждающий хтонические тенденции Царства. В деятельности Царя нет ровным счетом ничего квази-сотериологического - это его рабочие будни. В отличие от Царя, Герой - это раб, который благодаря своим действиям не избавляется от рабства, но еще усугубляет его. Герой - это не GBVR. Это не утренняя заря, не аскет, не шаман и не солнце полуночи. Это не соединение неба и земли, не струящаяся амброзия и не сперматозоид. Герой - это тягостный клифотический делирий.

Также не следует путать архетип Героя с архетипом Победителя. Победитель не связан узами причинно-следственных отношений, не обусловлен актуальной ситуацией, в контексте которой его Победа рассматривается как таковая и понимается достаточно адекватно всеми существами, включая побежденных (что не происходит в случае Героя). Победителю совершенно безразлична как борьба, так и сама победа - Победитель не убивает врага, не спасает существ и не совершает кражу ключевой вещи - потому что у него изначально все ключи. Спокойно и холодно Победитель проявляет ультимативный огнь Гнева и враг без слов просит пощады. Победитель причащает врага к своей сущности, принимает в себя, растворяет в себе, он ставит печати, связывает неприятеля до поры, известной ему, своими узами, причем неприятель ни в коей мере не является его личным врагом, победа над которым означала бы улучшение или просто изменение ситуации, но он есть неприятель Высшей Справедливости, которая называется на языке evreev Дин, а на санскрите Дхарма, попросту говоря, этот неприятель есть тенденциирующий к самообособлению в пределах Вселенной Непорядок. Победитель, в отличие от Героя, не имеет тайной надежды на изменение персональной ситуации, то есть на собственное "просветление", на удачную женитьбу и т. п. Совершив свое дело, Победитель на самом деле ничего не совершает. С его точки зрения, равно как и с точки зрения Абсолюта, Дхарма принципиально, ничем, никогда, ни при каких обстоятельствах не может быть нарушена; никакой объект не может "лежать в беспорядке", так как любой беспорядок всегда локален и включен в Порядок. Победа, осуществленная Победителем, может рассматриваться локальными существами как победа над непорядком, который ими не рассматривается как локальный. Победитель, с их точки зрения, претерпевает метаморфозу, но с его точки зрения он был и остается в своем проявлении Дхармой. Для локальных существ есть возможность только поклоняться Победителю и стараться повторять его действия - что практически весьма нереализуемо, в силу нелогичности этих действий. Если действия Героя понятны человеку, то акции Победителя не только непонятны ему, но и фактически вредны, потому что не укрепляют узы ложных связей, как это делают действия Героя, а естественно включают их в свой контекст.

 

* Следует указать на существенное отличие случая Гильгамеша и некоторых других античных "Героев" от кажущегося героическим схождением божественного существа в преисподнею. Дело в том, что Гильгамеш совершает инициатическое путешествие, смысл которого состоит в полном уничтожении его человеческой природы, тогда как божественное существо сходит в преисподнею с сотерической целью, как показано в мифах о схождении божественного существа, из чего отнюдь не следует, что его сотерическая цель является в некоторой мере и антропосотерической. Если бы она была отчасти и такой, это означало бы присутствие в божественном существе на уровне интенций и человеческой части - а это совершенно невозможно - ибо в таком случае существо было бы посланником богов, то есть ангелом (исполняющим миссию по уничтожению человеческого рода).

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Кобыла в Дикой Охоте

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017