MegaЦефалNews (MZN)



# 505


 

Байкал 1667

секретное донесение

Теплым летом Байкал спокоен. Я видел невесомые облака, когда те проплывали по синему небу, в котором знойно горело солнце. «Влюбленные, - подумал я, - не знают смущенья иль страха. Пусть возьмут для примера хотя бы солнце - сияющее, любимое ими. Ведом ли им страх перед ним?»

«Любовь есть начало ужаса и венец смерти. Кто из любящих его уйдет мимо могилы? Кого оно достаточно испепелит, чтобы не осталось и пепла, который развеять в пустыне? Никого. Оно - всех оставит. Оно не пойдет за каждым в могилу. Легкомысленное светило даже не заметит их ухода.»

Навстречу мне из рощи выбежала девушка лет семнадцати, дочь Ивана Денисовича. Одета она была легко, эротическая сеть, украшенная драгоценными камнями, лежала на ее груди, а темные тяжелые кудри ниспадали на плечи. Поясок стыдливости, который прикрывал ее гениталии, был испачкан кровью. Вслед за ней, подбоченясь и радушно улыбаясь, вышел и сам хозяин поместья, Иван Денисович.

«Какая у вас привлекательная дочь, Иван Денисович!» - Сказал я, когда мы обменялись приветствиями.

«Вы еще не знаете всей правды! Вы не поверите, но она - гостья из будущего!»

«Из будущего?»

«Да, в это трудно поверить, но я говорю правду. Вспомните Антананариву, 1941 год н. э., тайный совет...»

Я тотчас же вспомнил то, о чем говорил Иван Денисович. Дело в том, что в 1941 году руководство Рейха, в котором я участвовал на правах советника фюрера, рассматривало план приобретения в Антананариву недвижимости в размерах одного и более городских кварталов, и с этой целью в город была направлена делегация советников, конечно, неофициально, размещением которой на месте занимался Иван Денисович. Иван Денисович мудро рассудил, что тайный совет целесообразнее всего будет разместить в подходящем для этого доме, и, за несколько недель до прибытия делегации, арендовал фазенду близ выхода из города. Хозяева фазенды, обеспокоенные общемировой политической ситуацией, не утруждали себя долгими торгами и уступили поместье буквально за гроши, которых хватило бы им для выезда из страны. По необыкновенному стечению обстоятельств, хозяйская дочь, девушка спокойного нрава и удивительных манер, находилась в то время на излечении в местном наркологическом диспансере, пристрастившись по наущению школьных товарищей к жеванию импортируемых из-за океана листьев коки. И вот, вернувшись в отчий дом, несчастное создание не застало знакомых ей людей, а обнаружило Ивана Денисовича, который отнесся с пониманием к состоянию девушки, хотя бедняжка и старалась всеми силами его скрыть, и, использовав силу своего убеждения, предотвратил самое худшее, что только может случиться, после чего удочерил ее, что было официально засвидетельствовано нотариусом.

И вот сейчас, за несколько столетий до описанного эпизода, на берегу озера Байкал эта же самая девушка, застенчиво опустив глаза, стоит у воды, одной ногою словно бы касаясь ее! Я был поражен смелостью Ивана Денисовича, решившего взять ее из будущего в прошлое, ведь ранее мы нередко становились свидетелями разрушения человеческих существ в ходе подобного рода опытов.

Иван Денисович прочитал мои мысли и по его лицу пробежала тень озабоченности.

«В этом деле не все так просто, Егорий. Мы можем, конечно, быстро прийти к выводу о том, что она пережила опыт без вреда, поскольку никакого вреда в любом случае ей причинено быть не может, но из этого еще не следует, что с ней не произошло закономерных изменений.»

«О каких изменениях вы говорите?»

«А вы не догадываетесь?»

«Это связано с тем, что она не должна стать матерью?»

«Совершенно верно. Ведь если она станет матерью, то существует возможность того, что она станет своей собственной матерью, породив ряд матерей, которые приведут впоследствие к ее появлению. Этого не могло бы быть допущено из соображений сохранения Вселенной.»

«Но как-же этому можно помешать? Ведь природа женщины может взять свое?»

«А вот так - в процессе перехода в прошлое у нее произошло выпадение матки. То есть природа позаботилась обо всем сама.»

«Выпадение матки?»

«Да, полное отторжение. Лекари объясняют это патологической иммунной реакцией. У нее и по сей день не останавливается кровотечение, на что вы могли и сами обратить внимание. Я поддерживаю ее как могу, даю пить кровь жеребца, но она делается очень ранимой во всех отношениях. Ее часто рвет кровью, то есть организм не принимает полезное питье.»

«Обычно организм перестает принимать полезное в случае неизличимой болезни.»

«В том-то и дело. Я вот чего опасаюсь, Егорий: а что, если природа на этом не остановится и потом начнется иммунная реакция на другие женские органы, там, на груди, на влагалище?»

«Но это же нонсенс!»

«Вот это меня и беспокоит. Что-же от нее за польза, если все самое лучшее отпадет? А обратно в будущее я ее забрать не смогу, ведь природа уже прореагировала на опыт таким образом, как если бы точно знала, что ее навсегда оставят здесь, в прошлом. Я на всякий случай сохранил матку, и можно попробовать в будущем приложить ее обратно - если природа действительно считает себя благоразумной, то должно бы прижиться. Но полностью в этом я не уверен.»

«Что же вы предлагаете?»

«Я предлагаю оставить это дело пока так, как есть, и жить текущим моментом. Есть немало радостей в жизни, простых человеческих радостей. Пусть ходит здесь со мной и знает, что есть кто-то, на кого она может в эти трудные для нее дни положиться, и этот кто-то - ее отец.»

«Весьма разумное решение.»

«Я рад, что вы поняли меня правильно и нашли мое решение разумным. Теперь пройдемте в хижину и посвятим время сосредоточению на проблематике непреодолимой пропасти между сознанием и материей.»

«Не может быть! Разве между сознанием и материей есть пропасть?» - Переспросил я в дверях хижины.

«Да, эта пропасть действительно есть, и понять это очень важно. Возьмите чашку и налейте в нее свежего молока из кувшина. Этот напиток прояснит ваш разум и даст вам силу для того, чтобы принять откровение такого уровня, какое я собираюсь вам дать.»

«Хорошо.»

«Посмотрите на край кувшина - на нем сидит оса. Она может перелететь на вашу руку, поскольку живые существа любят вас, но спросит ли она у себя, кто она такая и откуда она пришла?»

Я наклонил кувшин и кивнул, предлагая Ивану Денисовичу продолжать. Он продолжил:

«Она не знает, откуда она пришла, но тем не менее, она найдет дорогу домой, в осиный приют. Но будет ли это тем местом, откуда она пришла?»

Эти слова поразили меня настолько, что я едва не опрокинул кувшин.

«Нет, - сказал я, - тем местом, откуда она пришла, будет то место, куда она уйдет отсюда, а не то место, куда она вернется здесь же.»

«В том-то и дело. Это то-же самое место, куда убегает утренний кофе. Это то место, где таится пустота внутри скорлупы выеденного яйца. Проблема для человеческих и других существ состоит в том, что все сущее не является тем местом, но является скорлупой. А им следовало бы понять, что скорлупа преходяща - ведь она в любом случае отпадет. Скорлупа - не надежная защита. Она - утлая лодка. Но и пассажир этой лодки еще очень далек от того места, настолько, что, с моей точки зрения, вовсе от нее, лодки, неотличим. Разница между моей точкой зрения и точкой слепоты пассажира лодки - это и есть непреодолимая со стороны пассажира пропасть между сознанием и материей.»

«Я позволю себе добавить, что непреодолимость ее обусловлена точкой слепоты, поскольку с точки зрения она преодолима.»

«Совершенно верно. Ведь вы знаете сами, Егорий, что достаточно перейти на нашу сторону, чтобы быть с нами. Индивидуальное сознание исчезнет, но пропасть будет раз навсегда преодолена.»

«Иван Денисович, а куда вы потом деваете скорлупы?»

«Я ничего не делаю с ними, а отпускаю. Они падают на самое дно пропасти, Егорий, и пожираются там проявлениями моей сущности, прихотями моего сознания. Не подумайте, что я нарочно швыряю их в пропасть - нет, просто в процессе удаления от меня они теряют способность зрения и обнаруживают себя ровно над пропастью, которую нельзя преодолеть.»

«В любом случае, если с ними происходит несчастье, то они сами виноваты.»

«Вот именно. Поэтому я и говорю, что скатертью им туда дорога.»

«Я тоже так всегда говорю.»

«Это хорошо.»

«Да, это очень хорошо.»

«В таком случае нам больше нечего друг другу сказать.»

«Я полагаю, что на сегодня все важное сказано.»

«Досвидания.»

«Досвидания. Передайте дочери привет и пусть ей будет хорошо.»

Я покинул помещение и, миновав то место, где гостья из будущего, дочь Ивана Денисовича, застенчиво, будто пава, ступая розовыми с кровоподтеками ногами по скалистому грунту, входила в воду, пересек Грань Очевидного и вышел в поле, над которым парил дельтаплан. Из разбросанных по полю шатров доносилось сосредоточенное пение. Я разрыхлил лапой землю рядом с собой и присмотрелся к ней. Это был совершенно однозначно чернозем с рестрикционными фрагментами дезоксирибонуклеиновой кислоты. Я опустил хоботок... ...впрочем, это уже предмет другого донесения. Досвидания.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Молоко девы

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017