MegaЦефалNews (MZN)



# 518


 

Поцелуй Иуды или Два Генерала

Универсал-генерал Офанасьев нахмурился и бросил настороженный взгляд по сторонам. Убедившись в том, что Онуфриев вышел, универсал-генерал быстрым шагом пересек хранилище и остановился перед утопленной в стене полочкой с расставленными ларцами. Невольно его глаза остановились на ларце с Поцелуем Иуды, классическим образчиком Коварства и Ложной Любви. Универсал-генерал провел пальцем по лакированной поверхности ларца и, подцепив ногтем крыжечку, открыл. Поцелуй выглядел точно так-же, как в последний раз. Очевидно, его никто не использовал, но тем не менее универсал-генерал достал из внутреннего кармана мини-тестер и произвел рутинные замеры. Во всем секторе только он и Онуфриев владели кодом, позволяющим привести Поцелуй в действие. Универсал-генерал понимал, что его опасения касательно Поцелуя являются неврозом, но приободрял себя тем, что несанкционированное использование Поцелуя поставит под угрозу существование сектора Б и жизнь тысяч легионеров.

В жизни Офанасьева Поцелуй Иуды играл такую-же роль, какую играет пуля в жизни игроков Русской Рулетки - владея информацией о диссолютивной роли Поцелуя Иуды, Офанасьев одновременно опасался и жаждал возможности использовать свои полномочия, позволяющие ему, в согласие с инструкциями, приводить в действие любой механизм в Хранилище. Временами универсал-генерал даже носил ларец с Поцелуем Иуды в кармане шинели - приятно было ощущать кончиками пальцев тепло нагретой шкатулки и осознавать... слабость, таящуюся в ней, слабость силы, лежащей внутри между эластичными зажимами, не позволяющими силе слабости силы выйти из под контроля.

Когда в 1908 году сектор Офанасьева и Онуфриева принял непосредственное участие в Тунгусском Метеорите и в течение пятнадцати-шестнадцати секунд создал то, на что Богу потребовалось бы всего семь дней, было создано и Хранилище, куда отложили все остальное, то, что было откачано вакуумным насосом из разрабатываемой в первую очередь пустоты.

В мироздание были, как обычно, запущены модули идей, так называемые репликационные спутники, связанные с сектором посредством прообразов, заключенных в Хранилище.

С отрешенной улыбкой универсал-генерал отложил мини-тестер, закрыл ларец и прошел мимо стеллажей к выходу в Генераторную, мимоходом отметив, что пыль с ларца Ведийского Периода была недавно стерта. Это не показалось ему странным и он исчез в Генераторной.

Осенивший себя крестным знамением Онуфриев с замиранием сердца проследил за уходом Офанасьева и за его взглядом, брошенным на Ведийский Период. Сердце Онуфриева застучало как камень в груди. Дрожащими пальцами он нащупал тубочку с таблетками и проглотил одну. Сердцебиение остановилось не сразу.

Убедившись в том, что дверь за Офанасьевым мягко закрылась, Онуфриев, ступая на носках, подбежал к полочке с Поцелуем Иуды, остановился и, оперевшись на край полки, неподвижно уставился на ларец. В последние годы между ним и Офанасьевым завязалось негласное соревнование, о котором не всегда мог знать то Офанасьев, то Онуфриев. Бывало так, что Онуфриев нарочно стирал пыль с ларцов, а Офанасьев этого не замечал. Бывало, однако, и так, что Офанасьев нарочно бросал мимолетный взгляд на протертые ларцы, зная о том влиянии, которое это оказывает на страдающего легочной гипертонией Онуфриева.

Сказать, что соперничество обоих генералов ограничивалось Хранилищем, означает не сказать ничего, потому что поистине вселенских масштабов оно достигало на всей территории сектора. Скажем, Онуфриев знал о том, что пробравшись в квартиры Офанасьева ночью можно тайком испачкать зубную щетку соперника, а Офанасьев еще лет триста назад сменил место квартирования. И наоборот, Онуфриев никогда не спал на кровати, что не мешало Офанасьеву подкладывать во время дежурства Онуфриева сушеную крапиву под его простыни. Для обоих были в секретном порядке изготовлены нано-ключи к квартирам друг друга.

Или вот помним мы еще, что во время увлечения Онуфриева резьбой по дереву Офанасьев подменял дерево глиной, а сам схоронится где-нибудь да с величайшим удовлетворением наблюдает за огорчением старика, который сунет без опасения руку в ящик, а там вовсе не дерево. Сами знаете, как бывает, если ждешь в стакане молоко, а окажется томатный сок... Ну, а тот в свою очередь мстил Офанасьеву, меняя его правый сапог на левый и наоборот. Или, там, пуговицы на тулупе перешьет на другую сторону - а старик и знай застегивает, сам не понимая, где зеркало.

Когда примерно семь тысяч лет тому назад Бог последний раз были с инспекцией в этом секторе, о соперничестве уже ходили легенды. Бог тогда ничего не сказали вслух, по-видимому, не желая подавлять творческую инициативу сотрудников.

И вот, - в неизбежности чего для нас не было никакого секрета (иначе мы не стали бы начинать этот рассказ с конкретного места), - как раз в тот момент, когда Офанасьев отдыхал в Генераторной, а Онуфриев стирал пыль с ларца Искреннего Дружелюбия, приютившегося по-соседству от Поцелуя Иуды, Бог решительным шагом вошли в Хранилище в сопровождении свиты универсал-князей мира и группы мужских и женских эонов.

-Мы решили вот что, - приятным голосом сообщили Бог, - хотя, вызовите сначала Офанасьева из Генераторной.

Когда Офанасьев вошел, Бог продолжили:

-Вот что родилось в нашем уме под видом праедестинации: Мы захотели закрыть ваш сектор.

-Что? Не может быть!

-Да-да, Мы так решили. Это по-настоящему.

Ну что делать, слово Бога - начало закона, и значит сектор надо закрывать. Сказали Бог, оставили одного-двух князей и эона, а сами поспешили по своим делам. Бесконечный Хаос повсюду требует присутствия и одно отдельно взятое Хранилище одного сектора - лишь песчинка света в необъятном океане.

Стали тогда Офанасьев и Онуфриев собирать вещи, упаковывать. А куда теперь направят? Неизвестно. Неисповедимы воли Бога. Велит Бог - и сойдутся снова пути Офанасьева и Онуфриева, а нет - так и не сойдутся. Многое требовалось сказать друг другу, но еще больше требовалось упаковать. Теперь уж со всего сотрется пыль. И таблетки Онуфриева позабудутся. И с чувством забвения чего-то очень немаловажного мимоходом бросит в картонку Офанасьев ларец Поцелуя Иуды.

Потом будет заключительный ужин и там девы с глазами, и пока Бог не поцелуют Офанасьева и Онуфриева, будут говорить: "мир, мир.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Маребито: эссе о существе кошмара

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017