MegaЦефалNews (MZN)



# 527


 

Древяной корень

Издревле в городах земли русской строят высокие дома. Вы может и сами видели, если в город приходилось ездить по делам, и знаете на опыте своем, как это трудно объяснить тем, кто не видел.

Среди домов высоких и стен каменных деревья у них в городе мелковаты и как бы декоративно оттеняют квартал, не преобладая в нем, а живность четвероногая и двуногая прямо затерявшися у стеночек жмется и от карет самоходных бегает, а многия под землю зарываются, не только кроты или землеройки какие-нибудь, а вообще кто угодно, ибо у них там проделаны в земле так называемыя "люки", откуда, по-видимому для устрашения (чтоб дитя малое не залезло под землю раньше срока) пар валит. Конечно, в этом тоже присутствует своя красота, особенно если наблюдаешь за всем чутким сердцем, открытым к новым эстетическим веяниям. В городах многоэтажные постройки вырастают, словно грибы - за день или два - там, где еще вчера был пустырь, может возникнуть чудо-дом. На самом деле это чудо - нерукотворное и дом целиком сплавляют по реке из другого места. По счастливой случайности, довелось мне побывать на месте строительства чудо-домов и это, скажу я по-правде, произвело на меня неизгладимое впечатление.

Дело было в тайге енисейской, где я с группой сподвижников искал в те годы примерный образец древяного корня. Старец наш Лука еще в прошлом столетии рассчитал место его нахождения и оставил монографию (ведь культура изустного предания уже сменилась у нас культурою письменной передачи) с подробными картами, данными ему во сне Святой Богородицей, и настолько точными были карты те, что мы, поначалу грешным делом купившие было в сельмаге новейший атлас мировой, на первой же стоянке предали его огню.

Не стану отвлекаться на рассказ о том, как мы боролись с медведями (а мы потом приручили их и они следовали вместе с нами по тропе поисков), и про то, как запускали воздушный шар с письмом на орбитальную станцию, ничего не поведаю, а перейду сразу к сути дела.

Ох-как красив Енисей при выходе к нему - гладь его ошеломляюща и слеза наворачивается на сердце мое от мысли о том. Рядом-же, прямо подле того места, что было указано на карте, недалече Тунгуски Каменной находилась большая заболоченная излучина (по ней в древности проходило русло реки), перейдя по топи которой и едва не переломав ноги, мы оказались на своеобразном острове, очищенном от поваленных стволов. Все указывало на близость цели нашего путешествия, а климат на острове царил жаркий - субтропический, что, как выяснилось позднее, было обусловлено действием вулкана, который островитяне обложили металлическими плитами, создав тем самым "радиатор", обогревающий остров.

Встретили нас поначалу не очень приветливо и в завязавшейся перестрелке погубили почти половину отряда, а оставшихся посадили в яму подле вулкана чтоб мы постепенно передохли. Потом, однако, когда я показал карты и объяснил цель нашего прибытия, островитяне смягчились и принесли извинения, выпустили нас из ямы и пригласили принять участие в совместной трапезе. Сладкими кренделями потчуя нас, нам рассказали про певучую кость, что находится в горле певучих птиц. На рассвете островитяне собирались за топи в мир внешний идти на полов пернатых исчадий лесных.

Воспользовавшись этим кратким замешательством в рядах населявших остров людей, я около пяти часов следующего утра, дождавшись, пока шаги и приглушенный говор стихнут вдали, проследовал в центр острова, где находился вулкан. Там у вулкана я понял, как сильно мы заблуждались, считая представителей островного племени людьми примитивными и не владеющими тайной зажигаемого огня, равно как тайной сложения кирпичей, потому что ожидая увидеть вулкан, я увидел внушительных размеров печь из тех, что называют русскими, и был удивлен. Сокрытая плитами металла со всех сторон как за забором, печь возвышалась над поляною и дым валил из нее, а на ней возлежал старик в одежде из паучьих шелков, пред собой держа у груди кувшин молока. Он тихо смеялся, увидев меня, смехом чистым и ясным человека, уверенного во всем.

-Этот милорд, - сказал он, указуя ладонью левой руки на себя, - этот примордиальный сеньор видел, как все начиналось вокруг него и как кончались мирския дни.

-Кто вы, любезнейший друг? - Спрашивал я у него. Он отвечал:

-Его называют примордиальным служителем, священнодействия знатоком, рачительным господином богатых, умным стариком на печи вечно сидящим.

Поведал я ему тогда про путешествие наше, и долог был мой рассказ. Выслушал чудо-старик и про медведей, и про воздушный шар, и про то, как нас в яме держали, и про данные Богородицей карты. Посмеялся он тому, что печь его принимали снаружи за вулкан, а посерьезнев сказал:

-Сий центральный островитянин, премудрый возлежатель ложа печи, не имеет того, за чем Святая Богородица - да будет Она благословенна! - послала этих пришедших. Все есть внутри печи - все исходит из нее, но того, чего вы просите, нет.

Закатив глаза, он принялся перечислять вещи, происходящие из печи. Тогда, кстати, я и узнал, что высокия дома строятся именно здесь, чем удивленный, решился осведомиться о подробностях и выяснил, что после сотворения сплавляют их по Енисею до Ледовитого Океана, ну а оттуда уже по всему миру. Скажем, вот Москву как строили? - Сплавили дома до моря Балтийского, а оттудова по реке Неве и по всяким речкам до Москвы-реки. Так и выстроили Москву и кремль московский за семь дней.

Попросил я, прервав речь старика, дозволения заглянуть в печь, так как мне захотелось воочию увидеть метод строения домов. Он снисходительно махнул рукой, мол, заглядывай, от печи не убудет - и я, отодвинув заслонку, полез внутрь. Там у них устроено что-то типа мастерской и ходят прилично одетые мужички, а девицы красоты неземной им помогают - лишь глянет девица такая и все спорится у мастерового мужика, балки сами в стропила вставляются, топорик на бревнышке так (в градостроительном деле) называемый "ласточкин хвост" рубит, да и кирпичи откуда ни возьмись появляются. Поглядел я, откуда они берутся - там что-то наподобие стеллажей у них сделано вдоль стен. Когда что-нибудь нужно, мужик мастеровой в специальную позу становится руки перекрестивши на груди, страшно бровями поводит, а девица ему бумаги какие-то под нос сует - мужик читает, головою поворачивается к стеллажу и оттудова берется чего нужно.

Посмотрел я на эту благоприятную картину и аж остаться внутри печи захотелось, но мастеровые как приметили мое настроение, тотчас девицам кивают, мол, проводите-ка гостя. Те мне на прощание из стеллажей колечко волшебное дали, чтоб я не заблудился - оно впереди катилося и вело меня к выходу из печи.

-Но не имеет печка сия природного обыкновения произрождать примерный корень древяной. - Сказал старик, завершая перечисление вещей.

-Но откуда-же он берется? - Не унимался я (а внутри печки я когда был, то, конечно, у мужиков да девиц тоже про корень спрашивал, но достать его они мне не смогли).

-Этот сидящий на печи бесстрастный наблюдатель творения вещей не ведает того. Но мы можем посмотреть под печкою - вдруг под ней придавили корень, когда строили?

-А вы помните, как строили печку?

-А как-же! Из ровного числа кирпичей строили ее и из положенного числа рядов, а больше ничего этот блистательный сверстник величия о том не поведает.

И вот, соскочил он с печи и стали мы с ним печь раскачивать - ну и опрокинули ее, а под ней - мать честная, чего только нет! И корень древяной нашелся. (я лично думаю, что это все под печку провалилось через щели в полу, когда из стеллажей доставали и на что-нибудь другое отвлеклись)

-Ну что-же, - говорит старик, - а теперь печь на место надо поставить, а то ничего не будет из тех вещей, которые она произвела.

-Как это? - Удивился я.

-А ты радио-то включи и послушай - есть ли передача?

Ну, включаю я радио, слушаю по разным волнам, а передач-то никаких и нет, только помехи разныя, да и то тихия.

-Вот так, - говорит старик, - сейчас нет ничего, произведенного печью. Мы, можно сказать, находимся еще до самого Творения. Печь-то надобно хоть кровь из носу на место поставить.

Стали мы печь на место ставить и поставили честь по-чести, старик на нее забрался и греется, мне ручкой машет, мол, иди отседова. Ну, я тоже рукою помахал и пошел наружу, а там уже и нашенские вместе с островитянами с охоты возвращаются - певчие каменья в корзинах несут.

Только вот приключилось что интересное - когда по тайге мы уходили оттудова, в приемнике опять ничего не было из передач, а как шар воздушный запускать снова хотели, смотрим, шара тоже нет. Сами мы, значит, и ближайшие наши самые привычные вещи еще оставались в виде реминесценций, а вот ничего другого уж в мире не было, так как старикова печь еще ничего не успела произвести в таком количестве. А реминесценции бывали странные до жути - звери всякие смешные встречались нам по пути и деревья росли диковинныя да на глазах все менялося. Грифонов видели четыре вида, что сидели чинно рядом с самоцветными палатями - ну да в это все-равно никто по нынешним временам не поверит, посему я и рассказывать не буду, чем за сказочника сойти.

Долго еще длилось у нас это своеобразное "царствие небесное" на земле, только примерным древяным корнем и спасались - он нам любую вещь вызывал как по-волшебству. Мы перво-наперво из него окно произвели - а в него уже и смотрели, будет ли чего появляться. В окне-то, кстати говоря, большей частью вещи диковинные наблюдались - и каждый видел, чего душе больше желалось. Некоторые ушли от нас туда насовсем, но мы сейчас не будем судить их - возможно, это и было правильным выбором с их стороны. А потом уже все вещи постепенно распространились и к настоящему дню все восстановилось полностью. Дом мой восстановился так, что окно оказалось в него как бы встроено, так что я щас если захочу, сразу к печке енисейской, а ежели мне в голову взбредет, на орбитальную станцию. И не надо мне никаких шаров этих ваших воздушных. Ежели они у вас лопнут, мне-то без разницы, но заранее предупреждаю, что я этого и не делал. Это я говорю, потому как вам бы только обвинить кого-нибудь - это же слаще сахара, наверное. У меня община на чаепития собирается ежедневно и все смотрят в окно сколько влезет.

Святая Богородица каждый день захаживает на чаи и полюбился ей край наш - сил нет. Это она, кстати говоря, для того Луку и учила как корень найти, чтобы окно ей проделали, но напрямую сказать не могла, потому что люди мы глупыя и возгордились бы - корня бы тогда точно не отыскали.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Кобыла в Дикой Охоте

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017