MegaЦефалNews (MZN)



# 528


 

Красная Шапочка

Эссе

В лесу, где жила бабушка, было полно волков, ставивших своей задачей расправу над девочкой, принятие ее в пищу. Или, может быть, не столько волков, сколько охотников, ставивших своей задачей демилитаризацию леса? Проводя анализ сказки про Красную Шапочку, выделяют два основные положения. Это:

1) Ключевая роль красной шапочки; Шапочка была подарена бабушкой и связывала девочку с ней, ни на минуту не оставляя ее. В доме своей матери девочка грезила о бабушке и когда потребовалось отнести той провиант, мгновенно ухватилась за предоставленную возможность.

2) Подчеркнутая амбивалентность бабушки-волчицы. Мы можем предположить, что бабушка, укушенная вервольфом во время сбора ведьмовских кореньев в лесу, вернувшись домой превращается в волчицу, с чего начинается психологическая драма Красной Шапочки, но это предположение не позволяло бы раскрыть всей полноты картины, так как "укушенное" и "превратившееся" предполагает изначально таковым бывшее на другом, сокрытом уровне.

У девочки не возникает сомнений в том, что бабушка по-сути своей "хорошая", и этот "хороший" ее образ она распознает в волчице, развалившейся на кровати бабушки. Но что же делает бабушку "хорошей", и почему это настолько "хорошо", что другая бабушка, "нехорошая", а именно бабушка-волчица растворяется в благопристойном образе, генерируемом воображением Красной Шапочки? Волк преследовал Шапочку всю ее жизнь, следил за ней, блуждая по ее следам, плутающим между деревьев леса Бабушки, но тем не менее она воображает "хорошую" бабушку. Она сама мечтала о том, что волк однажды настигнет ее, выпрыгнет прямо перед ней на тропу, она кокетливо проигрывала эту сцену в воображении, но при встрече с ним разыгрывает беспрецедентный фарс, перечисляя атрибуты волка и как бы удивляясь их несхожести с атрибутами воображаемой бабушки.

Бабушка-волчица когда-то подарила девочке Красную Шапочку, черту, по которой впоследствие можно будет отличить пришедшее и вообразившее ее от профанической девочки, женское чутье которой подсказало бы, что перед ней именно волк, а не "хорошая" бабушка. Шапочка давит на голову девочке, всю жизнь сопровождает ее как "пятно", знак причастности к дикой бабушке-волчице - выделяет ее в лесу как объект охоты.

Нарочитая солярность Шапочки является плодом изощренной военной хитрости бабушки, осуществившей этот гипнотический шаг, выпустившей "солнце", чтобы впоследствие поглотить именно его - но поглотить с какой целью? - Очевидно, что не с целью насыщения.

Чтобы вынудить девочку вызвать внимание проходивших по лесу охотников, бабушка организует заманивание девочки и поедание ее. "Хорошая" бабушка, вместе с безумно счастливой девочкой выскакивающая из распоротого брюха истинной бабушки-волчицы, это то существо, которое здесь нуждалось в дополнительной верификации со стороны девочки.

Дальнейшая сцена изнасилования девочки грубыми охотниками и спасения ее "хорошей" бабушкой, очевидно, сбегавшей за подмогой, была нужна бабушке-волчице как дополнительная изюминка, прихотливое (и с точки зрения здравого смысла уже излишнее) доказательство успеха предприятия с одной стороны, с другой - своей психологической недосягаемости, - эта абсолютизация бабушки-волчицы и ее довольный смех за кулисами вызваны желанием подтвердить собственное состоявшееся разделение, присасывание "хорошего" вампира к Красной Шапочке и трансцендентность исходной сущности бабушки-волчицы. На самом деле "хорошей" бабушке не было нужды еще раз верифицироваться, ведь она и без того подарила девочке Шапочку, то есть сделала ее Красной Шапочкой, но прихоть бабушки-волчицы диктовала продемонстрировать могущество на сей раз таким способом.

Затем "хорошая" бабушка вместе с Красной Шапочкой возвращаются в дом родителей Шапочки, а бабушка-вервольф остается в лесной избе, на саму которую и на произнесение имени которой налагается табу. Девочка, украшенная Красной Шапочкой, продолжает привлекать внимание охотников, которыми буквально кишит лес, и в доме открывается бордель под управлением "хорошей" бабушки, объясняющей необходимость продажи девочкиного тела охотникам тем, что в лесу могут по-прежнему встречаться волки.

Правомерно-ли считать Шапочку "знаком доброй воли" в лесу, этом "очаге напряженности", между волками и охотниками - точнее, в какой степени правомерность этого находилась бы в соответствие степени различия между теми и другими, ведь какое-то культурное, "цивилизационное" различие превращало бы поиск соответствия в хождение по кругу, или быть может бабушка-волчица, вручая девочке Красную Шапочку, уже предвидела свое настроение, пребывая в котором она захотела бы "мира", и потому вручила ее подвернувшейся под руку внучке - одной из тех, которых у нее было несколько десятков и каждая из которых была номинальной внучкой, равной другим номинальным внучкам?

Самодовольный смех бабушки, выпускающей из себя внучку и "хорошую" бабушку, не должен отвлекать от познания - да он и неотделим от познаваемого и понимаем исключительно наряду с ним - стратегического и только кажущегося вне ее суетным плана Искупления - в-принципе не знавшая его, в силу безупречности, она должна была устроить условия для него, изощренно придумать боль своего разрезаемого живота, корчась в муках рождения на мгновение получить утешение зудящего подозрения на партеногенезис, попросту забыть о нем, видя вполне реальное собрание занятых своим делом действующих и как бы пришедших "откуда-то" лиц, в свете чего публичный дом, устроенный внучкам под руководством "хорошей" бабушки выступает как невинное подражание той примерному замыслу своей истинной ипостаси, претворенное в условиях затрудненности восприятия замысла, что делает его претворение как лицезреемое бабушкой-волчицей еще более плодотворной пародией на порочное зачатие, и главное тут не допустить мысли о том, что этот инцест, душещипательное нарушение табу соития между представителями одного рода, является инцестом в силу ее воображения, а с другой стороны обеспечен наивным послушанием вовлеченных и не знающих об инцесте сторон, действующих так и воображаемых так, словно это было бы впервые и вовсе не перестало как таковое быть загадкою (но не для них, а для нее), которую еще можно было отблокировать и самодостаточно локализовать на некоем состоянии сознания между сном и видением сна, чтобы как раньше, во время оно, в первые мгновения после пробуждения, когда состояние усталости и энтропии через состояние сна действительно переходит в состояние юности и искреннего удовольствия, возбудиться и придумать лес, внучку, волков и охотников - да еще чтобы испытать при помощи их номинальных умов то субтильное чувство, когда "думаешь", что не стоит давать волю ужасающему воспоминанию всего этого бывшего и будущего, неизбежно всплывающему после первого возбуждения, и с целью "не дать" первое возбуждение должно быть одновременно и вторым - и военные хитрости тогда не покажутся не удивительными (Я... придумала Красную Шапочку - как это мило), в особенности если знаешь о них потому, что являешься разработчиком их, а с другой стороны не знаешь - зная о них то, что они сами могли бы сказать, кабы то, что они говорят не было известно заранее и только потому могло бы быть ими сказанным.

Завершая это эссе, мы подчеркнем, что в нем не была предпринята попытка анализа психо- и онтологии бабушки-волчицы, равно как и психологии дочерних образований. Нашей целью являлось эвидентное акцентирование непостижимости примерной тотемической субъект-объектной связи методами рациональной аналитики, равно как и методами апофатическими, а в-общем дискурсивными. Мы рассматриваем примерную субъект-объектную тотемическую связь как должную быть безапелляционно доминирующей над беспрекословно доминируемыми представителями рода, их же отношение к ней и ее агрессии как надлежащее быть декларируемым через ритуал.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Хлеб (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017