MegaЦефалNews (MZN)



# 532


 

История про человека, который был живым вечным календарем

Разумеется, в наше время уже никто больше не верит в россказни женщин, якобы совокуплявшихся с incubom, ведь в этом мифе просто передается их сонная фантазия, которую они не умеют отличить от яви, и уже не пользуются славой правдивых те вымышленные истории про succubo и incubo, которыми, подобно сцене про harlecina (а это на самом деле был такой во Франции известный комедиант, впервые придумавший кукол из папье-маше и назвавший их "Малютки из Арля", то есть Arlequinы - он потом их по всему миру и распространил), усмешали публику на прошлогодней ярмарке, а потому я предлагаю для постановки следующую правдивую историю про человека, который был живым вечным календарем.

Ханна, булочница из Нюренберга, рассказывала то, что передала ей ее бабка, узнавшая то от бабки своей бабки, которая была ведьмой и едва избежала костра. Инквизиция к ней присматривалась уже долго и ей вменяли в вину, что она, как будто бы, содержит у себя в доме кобольда, которого я в дальнейшем стану именовать импом (это то-же самое, что Genius loci). По тем временам это было бы и нормально, но ее кобольд был не простым, а одаренным особенными способностями убеждения - если такого кобольда подослать в дом, где живут обычные кобольды, то он их убедит всячески пакостить и досаждать домочадцам, а ведьме только этого и требуется.

Та дальняя бабка Ханны, а звали ее Хельмой, подозревалась и в связях со знаменитым Георгом Фаустом, о котором недавно вышла фантастическая книжка модного сонетиста Иоганна фон Гёте, в которой он насочинял небылиц. Этой связи никто доказать не мог, но Ханна уверена в том, что бабка встречалась с Георгом Фаустом, когда тому было двадцать лет, а ей на пяток больше или меньше. Я думаю, что бабка тогда была смазливой, как сейчас Ханна, продемонстрировавшая мне вчера родимое пятно на животе, якобы доказующее связь бабки с Георгом, с чем я не стал спорить, зная, насколько гордятся женщины своей родословной.

С ребенком на руках (ребенок был девочкой), Хельма тогда будто бы бежала из Нюренберга и скрывалась вместе со своим импом в лесу. Ну, тут то я улыбнусь этой фантастической выдумке, потому как никакой имп в лесу жить не станет, а особенно если он был наделен, как утверждают, даром убеждения. Да и Хельма ни за что не взяла бы импа в лес, потому что он непременно убежал бы вместе с дикими охотниками, а ведьме без черта домашнего пришлось бы туго.

По лесу, в чем меня клятвенно заверила Ханна, проезжал бургомистр из Фурта на лошади и Хельма, опасаясь, что это может быть кто-то из инквизиции, уступила дорогу - и вот тут-то (я поражаюсь незатейливости женской фантазии) будто бы и увидела человека, о котором я вам толкую.

-Представь себе, Фридрих, - это так убеждала меня Ханна, для правдивости широко открыв глаза, - бабка входит в лес и между деревьями видит лежащего мужчину. Каково ей было, если она и мужчину то видела чуть не впервые в жизни!

В то время по лесу можно было ходить спокойно, не то что теперь, так что пусть Ханна не уверяет меня в том, что бабка испугалась.

Увидев же лежащего на земле человека, бабка присела рядом с ним на пенек и опустила грудную девочку себе на колени. Острое око ее живо учуяло неестественную белизну кожи лежащего и она поняла, что он ужален змеей. Чувство жалости к невинно пострадавшему пробуждается подчас даже в сердцах заключивших договор с бесами, а потому Хельма немедленно достала из узелка свои колдовские принадлежности и принялась отсасывать яд, предварительно вырезав на месте укуса крест (а это ведьмы делают, чтобы надругаться над святым распятием) и плюнув на него.

Я полагаю, что это все является плодом фантазии Ханны, но спустя минуту или две лежащий открыл глаза и схватил Хельму за запястье, словно собираясь что-то сказать. А надо заметить, что когда имп, привыкший жить в городе, попадает в лес, он бывает напуган буйством красок и живой растительности, ну а когда имп бывает напуган, то представляет собой пренеприятнейшее зрелище. Чтобы не дать зародиться подозрениям в душе незнакомца, Хельма положила ребенка на землю, а импу велела лечь рядом, незнакомцу же наплела историй про то, что родила двойню.

Я рассказываю все это точно в том порядке, как мне поведала Ханна, так что не обессудьте, и ежели не усматриваете сюжетной логики в описании манипуляций бабки с ребенком и импом, то можете успокоить себя тем, что это наверняка Ханна придумала на ходу, стараясь придать истории правдоподобия, а себе самой набить цену, ведь ей по простодушию кажется, что выдуманная история про бабку это явь, и что если я буду верить в текущую по ее жилам бесовскую кровь, делавшую далеких ее предков неотличимыми от импов, то это заставит меня питать к ней большую симпатию, тем более если удастся убедить меня в том, что бабка затем перепутала девочку с импом и стала вскармливать последнего как свое собственное дитя.

И вот, когда Хельма наклонилась к человеку, он и признался ей, что является живым вечным календарем, во что Хельма, конечно, сразу поверила (хотя, по-моему, для ведьмы такая доверчивость неестественна) и помогла живому вечному календарю сесть, обперев его о ствол дерева. "Как-же неудачно судьба распоряжается редкими и необычными людьми!" - Подумала Хельма. - "Ведь наверняка змея могла ужалить кого угодно, а напала на живого вечного календаря и тот чуть не умер!"

Ханна сама путается в своих выдумках и я призываю не верить ни одному ее слову. Она видимо сама не может решить, кого еще приплести в свою родословную и от кого конкретно ей хочется вести свой род. Если верить тому, что она рассказывает, ее бабка вступила в сожительство с этим только что спасенным ею человеком (я думаю, кстати, что это мог быть цыган, которым свойственно лгать женщинам, чтобы вступить с ними в связь) прямо в лесу у пня. Нижняя часть тела его оставалась парализованной от змеиного яда и Хельма при помощи колдовства добилась своего. Это, само по себе, правдоподобно, ведь женщина, решившая оплодотворить свое чрево семенем выдающегося человека, не успокоится, пока не добъется своего.

Завершив свои непристойные телодвижения, оба распались и будто бы некоторое время лежали без сил, а потом Хельма (это Ханна выдумала, чтобы придать истории остроты) подняла булыжник и прибила своего партнера. Под одеждой же его, которую она аккуратно собрала (в лесу она ей могла понадобиться для устройства логова, да и для переодевания, которым ведьмы любят промышлять), на коже действительно, будто бы, находились некие рычажки, а сама кожа была покрыта ровными рядами чисел, которые мерцали и передвигались по кругам, но Хельма после осмотра тела не оставила записей и даже не зарисовала круги цифр, потому что на мертвом они наверняка работали неправильно и не могли бы быть полезными.

Ханна убеждена в том, что ее далекая бабка репродуцировала живого вечного календаря полностью, родив его спустя положенные девять месяцев, и этот календарь тоже, будто бы, был (что указывает на работу мысли Ханны) девочкой. Хотелось бы мне знать, куда эту девочку потом дели, впрочем, я не стал мучать Ханну этим вопросом, понимая, что фантазия ее и без того истощилась выдумкой.

Эту доподлинную историю мне рассказала Ханна, булочница из Нюренберга, и она может оказаться весьма поучительной, если мы покажем ее на ближайшей ярмарке в балагане благородного Зигфрида. Я думаю, что особую соль и изысканность обретет представление оттого, что ярмарка будет как раз на том самом месте, где в темные времена складывали костер для ведьм. Если мы приобретем у Кацмана его знаменитый алый шелк и ловкая Фрида сошьет для представления языки огня, то это будет иметь успех, как в тот раз, когда играли историю про св. Гильду с комедиантом Германом в роли Синей Бороды, и также как и в том случае мы продемонстрируем веяние перемен в нашем обществе, показав невозможное доселе преодоление простой немецкой девушкой, обвиненной в колдовстве, социальных предрассудков, ее смелое решение покинуть город и удачное избежание костра, притом что покажем это на месте самого костра, и может быть разумно будет в финале показать обнаженную грудь прелестной Маргареты, которую, несомненно, надо пригласить на роль освобождающейся немецкой девушки. Я предвижу ошеломительный успех постановки и море положительной критики в прессе, а в перспективе возникновение и колоритной фигуры Германии, которая затмит Францию с ее пошлыми революционными эмблемами, пригодными только для черни.

С поклоном и уважением,
Фридрих, нюренбергский майстерзингер.

Рукопись найдена в пустыне Невада и по результатам экспертизы пергамента датирована 3667 годом до р. Хр.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Кобыла в Дикой Охоте

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017