MegaЦефалNews (MZN)


# 554


 

Кходос

Он скользил по коридорам лабиринта, залитого ровным инфракрасным сиянием, в котором мерцали на стенах нескончаемые таблицы знаний. На мгновение он остановил взгляд на знании всех состояний, затем перевел глаза на знание совокупностей праедестинационных связей, и обе таблицы показались ему нар-маль-ны-ми. Он ускорил шаг и побежал, если так можно было бы назвать тот способ, который в его понимании соотносился с Движением.

То, что он читал на таблицах, тотчас облекалось формой. Внутри себя он хранил таблицу, на которую посмотрел в самом начале - то была миниатюрная таблица с планом лабиринта.

В инфракрасной стагнации сладостно реяли столбы, поддерживающие лабиринт, который хотя и казался находящимся внизу, составлял собой свод. В небе, представлявшем собой пол и тонущем в багровом тумане, плыли круги ультафиолета. Эти два цвета были здесь черным и белым и других цветов не было, к чему глаза той или иной инфернальной креатуры оказывались сами собой приспособленными, а глаза человека "привыкали", если можно так выразиться, помня о том, что ни один человек, ни даже полчеловека не пройдет через врата этого мира.

"Против нас, демонов, - сказал он, - помогают железные пули. Издревле человечество использовало железо, чтобы изгонять нас. Затем в обиход было введено серебро - считалось, что тем самым будет сокрыто истинное имя железа."

Во мраке образовалась ослепительно белая рука с раскрытой ладонью, на которую сверху упала железная пуля. Послышался смех. Ладонь подбросила пулю, потом сжала кончиками пальцев и поднесла к темноте. Что это?

"А ты попробуй."

Рука исчезла. Из другой темноты вылетела железная пуля и магма поглотила ее. Послышался шелест крыльев. Наподобие горячего ветра, пролетающего в центре цветущего невозделанного поля, тяжелые струения мрака были сладки и пьянящи.

"Мммм."

"С другой стороны, есть резон пронзать нашу грудь деревянным колом - испокон веков это служило средством борьбы с неспокойным, с динамикой статики, с произведением энтропирующей стагнации. Приведение неопределенного к определенному общему знаменателю типовой мировой оси вносило уверенность в сознание оператора и он мог рассчитывать на..."

Из стены выдвинулся человек в шляпе иезуита с колом в правой руке, решительно шагнул вперед и вонзил оружие в грудь стремительного, в центр аморфоса, в кходос каления инфракраса, был слизнут вместе с колом и исчез.

Горло идущего, которого мы станем отныне называть Кходосом, издало удовлетворенный глас.

"Я, Кходос - непобедимое единосущное, стабильное в Чертогах Хаоса, сам Хаос. Спешите ко мне и да откроются двери для вас."

Одна за другой стали открываться двери. Легкое Дыхание обходило их, пристально вглядываясь в рябую пространственную канву их потусторонних экстериоров - это были комнаты и целые залы, почти настоящие жилые палати и незамысловатые кухни с печами.

"Дом считается построенным только после возведения печи." - Поучительно промелькнуло в сознании Кходоса.

За другими дверьми наблюдались морские побережья, пейзажи окраин с пустырями, станции метро и прочая галантерея. Кходос приказал Легкому Дыханию спрятаться в темноте, чтобы не пугать входящих.

"Ты - мое Легкое Дыхание и тебе предстоит умаляться за моей спиной." - Сказал Кходос и от громового гласа его содрогнулись столбы, подпиравшие свод.

"Я Кходос." - Повторил он, смакуя прилетающее удесятеренное эхо. Это простое заклинание заставляло ультрафиолет считать себя инфракрасом, и наоборот. Столько в нем было пассионарности.

К Кходосу из двери подступило какое-то жалкое сморщенное существо. Это было все, что осталось от полубога, когда при входе был отделен человек. Кходос нахмурился.

"Увести." - Приказал он и появившиеся демоны, вооруженные вилами, стали бесцеремонно подталкивать полубога к темному бездонному озеру.

"Поговаривают, - подумал Кходос, - что полубог является Моей Хорошей Мыслью, но меня-то ничто не заставляет верить в это. Пусть-ка лучше горит в озере."

"Милорд!" - Раздались вопросительные возгласы чертей. Те подвели полубога к озеру и теперь стояли в нерешительности.

"Озеро, зажгись!" - Повелел Кходос.

Теперь, когда с озером все было улажено, в лабиринтах воцарилось приятное оживление. Туда и сюда сновали подручные с лопатами, дружно подбрасывали в озеро откуда ни возьмись взявшийся уголь и распевали традиционные песни, перемежая их гоготом.

"Полубоги в одну сторону, девочки - в другую." - Подумал Кходос.

В двери веселой гурьбой влетели демоницы, тащившие в когтях аскетов и подвижников. Поблескивая рогами и шумя роскошными крыльями, цокая копытцами, подбежали они к Кходосу за дальнейшими распоряжениями.

"Я, - сказал Кходос, похлопывая грациозную ракшаси по крутому бедру, - решил так: вы все будете встречать в аду грешников, но только избранных - давайте создадим элитарный круг ада. Чем мы хуже Бога? У нас тоже будут девочки."

Сказав так, Кходос задумался. Он только что произвел новую мысль: теперь манифестировалось своего рода разделение Всего. Все служащие ада должны были верить, что мы представляем собой маргинальную институцию, оппозицию институции Рая. Между тем, Кходос просто выражал нечто только что пришедшее ему на ум. Некая смутная идея, подсказывающая необходимость наличия предмета оппозиции. Данность установки предопределит безусловную веру в возможность существования чего-то иного, и хотя в-принципе любое воображение иного было бы плодом больной фантазии, в его существовании никто не сомневался бы.

"А может быть я назову это Раем." - Подумал Кходос, но до конца пока не решил.

"Легкое Дыхание!" - Призвал он Легкое Дыхание. То поспешно подлетело и устроилось у него на локте.

"Вот так." - Промелькнуло в сознании Кходоса. Он тотчас же превратился в юную девушку, а Легкое Дыхание в миловидного дракона, сидевшего у ней на плече.

"Введите драконоборца." - Махнула рукой Кходос. В аду образовался круг света, наподобие арены. На арену выпустили единорога.

"Я еще не знала мужчин. - Уверенно подумала Кходос. - И могу это доказать."

Она вышла в круг света и присела на клубы мрака, казавшиеся полом арены. Непринужденно облокотившись и изогнув стан, она сделала вид, будто устала и прилегла отдохнуть.

Введенному драконоборцу картина представлялась такой: невинная девушка, принесенная в жертву дракону, подлежащая спасению, подманила единорога, вследствие чего жертвами чудовища станут и девушка и единорог. С мечом наизготовку герой бросился на дракона. Он не мог знать о том, что появился, начал существовать именно в тот миг, когда впервые вступил в круг света. Происходящее казалось ему вплетенным в континуальную не только жизненную и мифологическую, но и историческую канву, хотя на самом деле он появился и сразу же стал представлять собой примерный образец.

Кходос стиснула зубы. Неимоверным усилием воли она подавила желание защитить Легкое Дыхание от героя, когда тот стал наступать. Ловким ударом герой сносил дракону голову за головой, но на месте каждой вырастало по десять. Ничего удивительного, ведь Кходос потихоньку воображала новые головы своему Легкому Дыханию.

Наконец ей это наскучило и она приказала Легкому Дыханию уйти в тень. Воодушевленный победой, герой решительно шагнул к ней. Единорог опустил голову на ее девственное лоно. Она шутливо потрепала его за ухо.

"Прийди же, спаситель мой!" - Томно прошептала она, обращаясь к герою. - "Теперь аморфная хтоническая тварь не помешает нам."

Она хотела объясниться, подробно рассказать ему обо всем, поведать про то, как была предана мужчинами своего рода и отдана на растерзание, но лишь стон сорвался с ее уст, приникающим к устам героя, и этим было сказано все. Если не вдаваться в подробности, то герой услышал сказанное ею через громкоговорители, установленные по краям арены.

"То, что я была обречена на растерзание, означает, что я уже была мертва, но истинная любовь оживила меня." - Подумала она.

"Если я буду любить тебя, ты никогда не умрешь. - Подтвердил герой. - Не иссякнет источник жизни, если я буду защищать тебя, и ты будешь вдохновлять меня на дела творческие, креативные. На том стоит и будет стоять мир."

"Ага." - Вырвалось из груди Кходос. Она оттолкнула героя и соскочила на платформу, образовавшуюся в Хаосе подле арены. Герой принял условия игры и последовал за ней. Кходос бежала через коридоры лабиринта, взбиралась по витым лесенкам, протискивалась в узкие щели между камнями, почти ползком пробиралась под зарослями ежевики. Исцарапанный, в синяках и с переломами ног, но счастливый, герой не отставал - ему не нужно было долго думать, ведь у него был меч.

Кходос, заманчиво покачивая бедрами, бежала впереди. Она взлетела на высокий помост и, вконец запыхавшись, упала на расстеленные ковры, тяжело дыша, томными глазами из под длинных ресниц глядела на приближающегося героя. Он одержал победу.

Кходос, источающая острый аромат пота и благовоний, стала принадлежать ему. Как тигрица, она ласкалась к нему - сильному и потентному. Запрокинув голову, она завыла от сладострастия, но внезапно вой оборвался. Целуя сквозь нагрудную сеть упругие перси с выпирающими сосками, герой задержал взгляд на керамическом амулете. Кходос стремительно приложила руку к ложбинке на груди и сжала амулет в кулаке. Не придав значения инциденту - ибо у молодых барышень вполне могут быть свои причуды - герой тотчас же забыл об амулете и продолжил свое приятное занятие.

 

Поэтому с тех пор и муж, входящий к жене своей, стремится, прежде всего, оплодотворить ее, но не услаждать взор свой созерцанием ложбинки ее грудей. Подобно тому, как первый герой побеждает дракона, так и Христианин должен совладать с низменными своими помыслами, при помощи меча проложить дорогу для души своей. И порядочной женщине никчему стремиться содержать эту ложбинку в безукоризненном состоянии, так как для Христианина важнее всего красота внутренняя, но не внешняя. Подобно тому, как ткач сплетает паутину, сплетает и Христианин деяниями своими участь души своей и прикрывает ею грудь жены своей. Девицы же должны приучаться следить за состоянием благонравия своего, чтобы не пасть жертвою купидонова сладострастия, не украшать себя без надобности амулетами и гасить в спальне свет, чтобы не смущать взор жениха своего, а ежели свет включен, то прикрывать срам ручкою, подобно девственнице, убегающей с освещенной арены в темноту и прикрывающей дланью ея невинную грудь.

 


Pater Nostradamus

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Молоко девы

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017