MegaЦефалNews (MZN)



# 556


 

В бутылке

продолжение
Дела Чести Бетулы Альфы

Когда хозяйка загасила свечу и дверь за ней закрылась, оставшийся в кромешной темноте Иаков почувствовал потребность задуматься. Все произошедшее уложилось в несколько минут, но переменило всю его жизнь так радикально, что пошатнулись самые устои его веры в Сознательность. Еще час тому назад он мог бы убедить любую заслуживающую уважения персону в том, что... Сейчас это выглядело полной бессмыслицей. В том, что ни одно живое существо не способно управлять человеком в обход его воли, тем более ничего подобного не могло произойти с человеком подготовленным и принадлежащим к узкому кругу адептов, дошедшим в своей работе до рубежа деконструкции вселенной и взирающего, по-своему, свысока на историю, на судьбу, на любую данность. Обладающий знаниями, он был унижен, лишен слов, с ним обошлись как с бессловесной тварью.

Теперь, когда он был предоставлен своим размышлениям и ничто его не отвлекало, в нем начало подниматься негодование, раздражение, постепенно сменяющееся чувством безысходности. Он подпрыгнул, но не достал до горлышка бутылки, постучал кулаком в стенку и услышал глухой звук. Его сил было недостаточно для того, чтобы бутыль загудела. Он присел у стенки и погрузился в раздумия.

При свете он успел заметить другие бутылки на полке рядом с собой - и теперь решил, что попытка вступить в контакт с их содержимым будет полезнее, нежели непродуктивное переживание своей участи. Иаков попробовал постучать по стеклу костяшками пальцев и приложил к поверхности ухо. Никакого ответа не последовало, но это ничего не значило. Он повторил попытку.

Затем он попробовал кричать, что также не привело к налаживанию коммуникации с соседями. Тогда он изобрел особый способ крика, должный хорошо действовать в бутылке - это был гул. Постепенно Иаков научился гудеть довольно членораздельно. По-крайней мере, ему самому так казалось.

И вот, после нескольких часов гула наконец поступил первый ответ.

-Эй, ты кто? - Тихо прогудело со всех направлений.

-Иаков. - Прогудел Иаков.

-Новенький?

-Да! А вы уже давно здесь?

-У-у-у, давно!

Иаков хотел было поинтересоваться об условиях содержания в бутылках, в-частности, о том, кормят ли подопечных, но решил не спрашивать. Если кто-то живет здесь давно, значит хозяйка бросает в горлышки что-то типа корма для аквариумных рыбок, да и вода должна периодически поступать.

-А как вас зовут? - Спросил он.

-Джек. - Прогудело в ответ после недолгого промедления.

После состоявшегося знакомства Иаков объяснил, как сложилось, что он здесь очутился, а Джек поведал свою несложную историю. Он тоже пытался вызывать демонов и до последнего момента не догадывался, что контролируемый им "демон" на самом деле добивается от него раскрытия инфернальных тайн.

-Мне не повезло, так как я действительно ничего не знаю! - Посетовал Джек.

-Я тоже!

-Нет, я настолько ничего не знаю, что хозяйка даже не сформулировала, чего ей от меня в точности нужно! "Посмотрим по обстоятельствам." сказала она!

-Вот незадача!

-Да! А есть и везунчики - твоя соседка в другой бутыли Сара сразу выдала секретное Слово Заточения, вслед за чем и была для пробы заключена в бутыль. Она здесь самая, так сказать, старшая. Помнит всех прибывших после нее! Ей самой обещали, что выпустят как можно скорее.

-Возможно, она не все сказала? Схитрила?

-Да нет, не думаю. Скорее всего, хозяйка не хочет выпускать Сару ни с чем, а ждет, чтобы подвернулось какое-нибудь дельце для нее.

За беседою быстро летело время, наступила ночь и Иаков забылся тяжелым сном. Он не погружался в глубокое забытье, но, подобно утлой лодке, был влеком течениями и волнами видений. Перед ним возникала Бетула Альфа, Иаков повторял слова и жесты, обращавшие ситуацию в его пользу, ситуация обращалась, но видение начиналось заново. Надо заметить, что у него уже с давних пор были сновиденческие часы на запястье - он не помнил, когда и как они появились, но с их помощью во сне можно было маневрировать по времени и, отчасти, пространству. Достаточно было успеть в критической ситуации нажать на рычажок и время возвращалось к пункту, отмеченному дополнительной стрелкой, непосвященному наблюдателю могшей показаться стрелкой будильника, встроенного в часы. Он возвращался таким образом в безопасное время, но не мог избежать повторения, а при повторении не мог управлять ситуацией в достаточной мере для того, чтобы не угодить в кладовку.

Проснулся он неотдохнувшим. Но что означало теперь пробуждение? Лежа с открытыми глазами в полной темноте, он мог спать и не спать сколь угодно долго, по своему желанию. Разницы никакой не было.

После сна Иаков попробовал вступить в контакт с Сарой и та ответила. Ее вой был мелодичным и выдавал музыкальное образование. Сара подтвердила эту догадку: раньше она была певицей.

-История заточения моего в бутылку полна трагической случайности! - Томно пропела Сара. - После концерта однажды голос мой сел, хотя так говоря я поступаю наперекор здравому смыслу - ведь даже в севшем состоянии хорошо поставленный голос идет впереди любого обыкновенного. Тогда и попалась мне в руки старинная партитура со словами, поразившими меня до глубины души. То была партитура Фауста, но не следует думать, что речь в ней шла о том Фаусте, который известен ныне в качестве произведения Гете. Теперь я подозреваю, что партитура была создана оригинальным Фаустом и носила в известной мере автобиографический характер.

-В ней рассказывалось о том, как заключать демонов в бутыль? - Предположил Иаков.

-Нет! Какова ирония судьбы! Какой трагический парадокс кроется в Слове Заточения! Мой милый собрат по кладовке, в партитуре речь шла о разных пустяках, но тем не менее, захваченная магической силой, электричеством пронзившей меня при простом прочтении, я запела. Конечно, тотчас появилась Бетула Альфа. Надо ли объяснять, что я к этому не была готова?

-Но ты, Сара, ведь не вызывала Бетулу Альфу намеренно?

-Конечно-же нет! Я просто пела и Бетула Альфа появилась - рассуждение подсказывает мне, что это произошло потому, что мой голос сел и функционировал на пределе его возможностей. Сначала она заставила меня поцеловать ей ногу, что я, после нанесенных мне ударов, решила поскорее осуществить, полагая, что с сумасшедшими не шутят и заранее улыбаясь тому, как увижу незваную гостью закованной в кандалы. Я активировала сигнализацию и блюститель порядка вскоре должен был прийти мне на помощь. Но вид мой позволил Бетуле Альфе о чем-то догадаться. Я подозреваю, что она улавливает скрытые интенции.

-Ага, - прогудел Иаков, - Бетула Альфа почувствовала нечто связанное с "заточением" и потребовала передать его тайну?!

-Именно так дело и обстояло. Разбив мне лицо и расцарапав плечи, Бетула Альфа потребовала назвать Слово Заточения. Что мне оставалось делать? Желая выиграть время, я назвала первое пришедшее на ум.

-Что?

-Я произнесла какой-то казавшийся мне бессмысленным набор звуков, который тотчас же забыла, но Бетула Альфа превратила эти звуки в опаснейшее Слово и заточила меня не сходя с места.

-Послушай, Сара, а ты не пробовала произнести Слово Избавления? Может, у тебя получилось бы?

-Я пробовала, но ничего не получилось. Да и сам посуди, дорогой соратник по ряду бутылок, - что стали делать бы мы, коли улыбнулась бы нам удача и мы покинули стеклянные кельи? Куда бы мы пошли? Нашли ли бы мы выход хотя бы из кладовой?

-Очевидно, нам следовало бы искать дорогу к магической мастерской Бетулы Альфы, чтобы оттуда попытаться вернуться в наш мир. Кстати, а тебе уже удалось выяснить, где именно мы находимся? Что из себя представляет мир Бетулы Альфы?

-Мне об этом ничего неизвестно. Попробуй расспросить Джека. - Печально прогудела Сара. Воцарилась тишина.

Иаков мысленно оглянулся на прошедшие часы и понял, что не проголодался. Это могло означать, что в кладовой поддерживается некое охраняющее магическое поле. Если даже голод и жажда могли быть нейтрализованы полем, то о каком уж побеге мечтать! Хозяйка заранее узнает о плане мятежа, даже если звук бьющихся бутылей окажется амортизирован стенками хранилища.

-Я иногда слышу голоса. - Гудел Джек спустя несколько часов. - Они доносятся словно из-за нескольких стен. Различим смех, разнообразный говор, игра музыкальных инструментов. Видимо, мы находимся в крупном особняке. Я подозреваю, что Бетула Альфа замужем, так как подчас слышу ее приглушенный голос, перемежающийся тишиной, в которой улавливается голос гораздо более низкого тембра, лучше заглушаемый стенами.

-Гм. Низкий голос должен бы распространяться сквозь стены лучше. - Усомнился Иаков.

-Мне об этом известно, но я подозреваю, что материал, из которого выстроен особняк, абсорбирует низкие частоты. Когда ты поживешь здесь подольше, то сам поймешь, что к чему.

Иакова передернуло. Столь спокойно Джек говорил о долгом пребывании здесь... Но что это могло означать - недели, годы, столетия? Судя по тому, что Сара использовала партитуры Фауста, она не могла жить здесь дольше четырехсот-пятисот лет. Но с другой стороны, кто мог бы утверждать, что время действует здесь по земным законам?

За долгими беседами текли дни. Иаков сумел познакомиться еще с несколькими соседями из ближайших бутылок, но ничего существенно нового не узнал. Одним из соседей был Юкка, попавшийся Бетуле Альфе во время купания в проруби. Юкка жил раньше в Финляндии и увлекался пограничными состояниями плоти, для чего использовал сауну и прорубь. Однажды воды в прорубе не оказалось и Юкка в клубах пара полетел на сухое дно. Избив его ногами и пригрозив кинжалом, Бетула Альфа потребовала сиддхи мистического жара.

-И вот я тут, пока сижу, почти уже разработал теорию. - Протяжно на финский манер гудел Юкка. - Но не могу в полной мере реализовать ее. Вот если бы мне дали для опытов сауну, было бы легче.

-Можно попытаться попросить Бетулу Альфу. - Предложил Иаков. Он подумал, что это предоставило бы отличную возможность для бегства.

-А я уже пытался. - Прогудел Юкка. - Но она не пошла на это. Дать же ей непроверенный метод я не решаюсь, так как если он не сработает, мне же будет хуже.

-Юкка, а ты можешь меня научить твоей теории?

-Ну да! - Добродушно прогудел Юкка.

Последующие дни прошли за планомерной передачей методологии мистического тепла. Иаков пожалел, что не обладает достаточно развитой памятью. В его уме сохранялись только общие положения метода, которые он старательно повторял про себя, чтобы хотя бы их не забыть. Он надеялся, что когда-нибудь сможет достичь результатов на практике и растопить стекло бутыли.

Затем он стал раздумывать над своими персональными заданиями: как управлять полетом ложки и вызывать демонов. Касательно полета ложки, он догадывался, что на самом деле ложка просто обособляется от реальности, облачаясь в некий кокон и поэтому может лететь сообразно интенциям оператора. Но как вызывать демонов одним единственным словом, он не знал. Может быть, если бы Джек напряг память, то вспомнил бы нужное Иакову слово. Но если бы Джек его в глубине души знал, то наверняка эту задачу и задала бы ему Бетула Альфа. Таким образом, задавать вопросы Джеку было бессмысленно.

Однажды дверь распахнулась и в кладовой стало светло. На пороге в прямоугольнике света темнела тонкая фигура Иль-Глооромо Эве Кхад Бетулы Альфы со свечой в руке. Иаков забарабанил в стекло и загудел, вкладывая в звук всю силу, на которую был способен. "Будь что будет, а надо освободиться!" - Решил он.

Проходя мимо стеллажа, Бетула Альфа услышала слабый писк и остановилась.

-А, Иаков! - Прищурившись и поднеся свечу к бумажной бирке молвила она. - Не вздумай хитрить и изворачиваться! Если готов выдать инфернальное знание, то выкладывай немедленно!

Она взяла бутыль за горлышко и потрясла. Внезапно она замерла с бутылкой в руке, осененная блестящей идеей. Несмотря на то, что она не хотела просвещать мужа касательно своего хобби, ей страстно желалось все-таки как-нибудь показать одного из питомцев подругам. Если объявить этого четырехчастного демона гомункулом, выращенным ею, то это вызовет живой интерес, но не повлечет за собой оглашения тайны.

С этими мыслями она прижала бутыль локтем к боку, выключила свет и покинула кладовую. Пересеча половину дома, она оказалась в своей спальне, где водрузила бутылку с Иаковом на туалетный столик. Затем она отошла на несколько шагов от столика и полюбовалась на бутылку. Сидевший внутри не очень-то напоминал гомункула, но можно сослаться на то, что этот первый ее опыт в магии оказался не слишком удачным.

Налюбовавшись на Иакова, Бетула Альфа вышла из спальни. Иаков приник к стеклу.

Бетула АльфаОн пришел к выводу о том, что спальня ничем не отличается от любой спальни, если не принимать в рассчет ее размеры. Однако, сейчас он сам был уменьшенным для заточения в бутыль, а поскольку при первом контакте Бетула Альфа не выделялась большим ростом, ну может самую малость, то и спальня должна была иметь привычные габариты. Очевидно, в этом мире все было как в мире людей, вот только жили здесь... не люди. Но кто тогда? По виду Бетула Альфа напоминала высокую девочку-подростка, но судя по-всему была взрослой представительницей своего рода. Ее грудь, изящно поддерживаемая корсетом снизу, выпирала вперед небольшими, но соблазнительными острыми холмиками, увенчанными крупными темными сосками, и скорее всего она смотрела вперед не благодаря корсету, а по своей природной упругости. Корсет, в свою очередь, походил на традиционный предмет одежды женщин этого мира, подчеркивающий данную им от природы осиную талию и миловидную грудь. Свешивающаяся с металлического пояса бронзовая бляха скорее подчеркивала грациозный лобок, нежели скрывала его, и приятно оттеняла покрытый нежными волосами холмик. Почти по-детски выглядели бедра этого существа, но тем не менее, под покровом этой детскости таилось и нечто красноречивое - форма ягодиц и бедер словно призвана была сигнализировать о возможностях расширения таза для рождения потомства. Имела ли она детей? Иаков инстинктивно склонялся к обратному.

Ее лицо походило на маску - наложенная краска делала его таким. Бетула Альфа никогда не меняла выражения лица, лишь чуть приподнимая кончики губ в улыбке. Когда она щурилась, то делала это одними веками, просто суживая их. Но словно о другом ее лице, настоящем, скрытом под маскою, свидетельствовали острые уши, покрытые светлыми волосами. Уши шевелились не в пример естественнее черт лица, мимика которого казалась отсутствующей. Это обстоятельство делало Бетулу Альфу похожей на дикое и опасное животное.

Иаков задумался об иронии судьбы: эта женщина, начинавшая казаться ему привлекательной, рассматривала его как низшего демона, склонного к хитрости и обману, от которого любой ценой следовало получить тайные знания. А теперь он сам привлек внимание к своей бутыли и будущее пугало его неизвестностью. Что задумала хозяйка? Был ли у нее на уме новый метод выпытывания секретов, нуждающийся в практическом испытании?

Текли часы, а хозяйка не возвращалось. Не почувствовав голода и жажды, Иаков пришел к выводу о том, что магическое поле, устраняющее потребности, не было связано с кладовой, а имелось у каждой бутыли либо подразумевалось самим заклинанием.

Стемнело и со свечой вступила в спальню ее хозяйка. Во мраке можно было различить очертания ее лица и с неведомой тревогой Иаков приник к стеклу. Но оно мешало уловить предмет тревоги Иакова - сквозь затемненное бутылочное стекло удаленные предметы воспринимались в дневное время размыто, а в темноте являли взору лишь очертания световых пятен, конечно, если в наличии был источник света. Но тем не менее, Иаков был уверен в том, что перед сном Иль-Глооромо Эве Кхад Бетула Альфа сняла с кожи лица краску и обнажила черты. Он не мог видеть, надет ли на ней корсет, потому что ниже груди все тонуло во мраке, но феноменология лица как такового естественно не могла идти ни в какое сравнение с проявлениями лишенных ярко выраженной мимики, что не лишает их особой стратегической ценности, частей тела.

Не замечая, что за ней подсматривают, Бетула Альфа прошла к инкрустированной ширме, скинула с плечей серебристую сеть, служившую ей одеянием после купания, повесила ее на ширму и опустилась на широкую кровать.

Она зевнула и сосредоточилась на жжении от втертого в кожу гвоздичного масла. Раб массировал ее после купания, пока все тело не засияло, как янтарь. Теперь она горела и вытянув руку вперед могла видеть переливы текучего пламени, бежавшего по поверхности кожи, языками слетавшего с кончиков когтей. Если бы только слуга преисподней Ю.К.К.А. открыл ей секрет мистического огня, масла бы требовалось гораздо меньше, а быть может она смогла бы входить в воду и осушать ее без использования естественного внутреннего каления, свойственного женщинам ее рода. Ведь мистическое тепло адских креатур, о котором пишут в каждом гримуаре, не в пример изысканнее и Бетула Альфа произвела бы фурор. Прохладный шелк покрывала, на которое она опустилась, приятно оттенял чувство жжения и огонь язычками разбегался по ткани от места, где сидела она, чтобы погаснуть в темных цветах узора, насыщая его, от чего и само ложе начинало испускать свет.

Она облизала губы и с улыбкой подумала о своем муже и ее живот горячо затрепетал. Как бы ей хотелось сейчас почувствовать прикосновение его хелицер, пахнущих хризантемами, селитрой и хлороформом, забыться в нежном узоре фасеток, немигающе и прямо глядящих в глаза любимой, потерять сознание в облаке статического наведенного электричества от щетины его, слиться с ним и поползти, как он, неотличимо от него, отличным сильным телом, исполненным красоты, благоухающим, как небеса, строго и неколебимо пронестись параллельно параллельному грунту, попрать остриями лап его мягкую глину земли или твердь гор, оставляя восемь лунок за раз, вкусить минералы устами его, как это делает он, и понести плод от единения с его совершен-н-нством.

Она расправила крылышки и услышала хруст, с почти неприличным мокрым звуком раскрылись крылья ее за спиною. Она помахала ими, вздыхая. "Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле - побудем в селах. Ты будешь дышать на крылья мои, а я буду ходить телом твоим, в огне и струении, в непреходящем течении существования - как бегущая ртуть - ты и я, сведенные предначертанием примордиальных сил. Сколько еще ждать мне, чтобы достичь полноты и быть достойной слияния? Сколько вынести лет, которые потребуется заполнить занятиями?"

Так размышляла Иль-Глооромо Эве Кхад Бетула Альфа, горя и вздыхая, а затем упала боком на шелк и заползла под него, скрываясь от взора темноты, и перелился шелк светами, словно змея, которую проглотил на себя хищный тушканчик.

На следующий день, когда Иаков еще видел страшные сны и переключал часы на запястье своем, стремясь возвращения времени стратегических перемен, Бетула Альфа сидела перед зеркалом у туалетного столика и накладывала макияж.

Когда же наш ни о чем не подозревающий Иаков очнулся, залитая солнцем спальня была пуста. Спустя полчаса в спальню заглянул Эно-Глооромо Эве Кхад, разыскивающий супругу и не подозревающий о том, что сию минуту та допрашивает Юкку в кладовке. В третьей левой хелицере Эно-Глооромо Эве Кхад сжимал жезл ипсиссимуса, а в правой руке коловорот для откупорки амфор, доставленных к завтраку из-за моря.

Прижавшись к стеклу, Иаков уставился на вошедшего.

Эно-Глооромо Эве Кхад в свою очередь блестящим взглядом не прикрытых ничем фасеток уставился на пузатую бутылку.

Он выдвинул внутреннюю челюсть и покачал язычком в воздухе. В последнее время он мало уделяет внимания своей жене? Ее вкус начинает казаться ему лишенным аристократической утонченности. Украшать спальню бутылками, тем более пустыми - это эвидентно не лучшее использование чувства вкуса рода Эве Кхад. Вот если бы это были амфоры.

Эно-Глооромо Эве Кхад щелкнул хелицерами и решительно просеменил в коридор. Дверь за ним медленно захлопнулась и в спальне сделалось совсем пусто. Иаков опустился на донышко бутылки и задумался.

Только что он своими глазами видел креатуру, очевидно негуманоидного происхождения. Но почему ей позволено без присмотра бродить по дому, ведь это что-то типа домашнего животного, но на вид опасного? Каким образом чудовище наловчилось открыть дверь и как осмелилось заглянуть в спальню хозяйки? А что если это был своего рода сторожевой пес или скорее что-то типа медведя из тех, которые, наверное, населяют этот странный мир, натасканный на выискивание и уничтожение непрошенных посетителей монстр, купленный мужем хозяйки?

Иаков похолодел и прикусил губу. Чудовищу ничего не стоило опрокинуть бутылку, а может быть и привлечено в спальню оно было запахом человека. Пожалуй, заветная мечта о разбитой бутыли тут обернулась бы быстрой гибелью. Удивительно, как Иаков выдержал соревнование взглядов, не отведя свой и вместе с тем не шевельнувшись. Животное почувствовало невольное уважение к противнику, что заставило его относиться к человеку уже не как к жертве, а как к господину.

Это размышление отрезвляюще подействовало на Иакова - он впервые за долгие дни понял, что напрасно дает себя вовлечь в роль "жертвы", ведь даже в самой "необычной" и "безвыходной" ситуации человек способен проявить свое достоинство, доказать свое право на равное участие в жизни других существ. Когда Бетула Альфа вернется, Иаков взвешенно расскажет ей о произошедшем, о встрече с бестией и поединке взглядов и заставит воспринять себя не как пойманного демона, но как уважающего и достойного уважения партнера по занятиям Магией.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Рога Изобилия

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017