MegaЦефалNews (MZN)

Выпуск 57

Вываливающееся перо - Абсолютная победа

Вываливающееся перо

Однажды я сидел за столом и писал задание на завтра.

"А будет ли завтра? - Писал я. - И, если оно будет, то зачем? И в какой форме оно придет, если придет?" 

Серьезный вопрос не на шутку встревожил меня. Погруженный в светлые раздумья о сути дней, я не замечал их течения. Время остановилось. 

Каково-же было мое удивление, когда, выйдя в себя и открыв глаза, я понял, что время действительно стояло, скромно сложив руки за спиной и не дыша, боясь нарушить благоговейное молчание. 

"Вот что значит Любовь" - Написал я. 

Да, я был любим временем, как никто другой, однако не отвечал взаимностью. Оно просто мешалось под ногами, и я редко его замечал. Но, так или иначе, мы относились друг к другу с определенной лояльностью: я не убивал его, а оно не устраивало мне дурацких сюрпризов.

Словом, сидел я и писал следующее: 

"Сформулированный мной принцип Гуманизма - [Убивать и грабить - macht frei] - является универсальным принципом и применим ко всем, без исключения, ситуациям, могущим возникнуть как в жизни современного человека, как вовне ее, так и внутри самого человека. 

Польза двояка, и оттого ее должно возвести в куб. Свершая действие, последствия которого известны, мы действительно - не только освобождаем жертву от тяготивших ее обязанностей, но и делаем frei самих себя. 

Что нам делать с этой чудовищной Свободой? О! Что нам делать?! Делай, что хочешь! Беги, скрывайся, рой землянку, но не прыгай в поле моего зрения с побелевшим лицом!

"Если мерзостное общество оптимистически настроенных мертвецов, Система ценностей и дерьма лезет в ваше окно, возьмите бритву и убейте ее. Перережьте ей горло. Вам за это ничего не будет. Кто-же вас накажет, когда продающееся и покупающееся тело сгниет под окном? Даже ничтожный червь - сильнее его. Бататовая каша - осмысленнее мертвого общества.

Все, чего коснулись уроды, было изуродовано. Поцелуй прокаженных опроказил планету. Они со смешочком взяли самое трогательное, что у них было, - душу, и извратили ее, сведя до какой-то вещи. Даже здесь они продажны..." 

И перо медленно вывалилось из руки, как язык висельника.

Абсолютная победа

По дороге ползет змий. Я смотрю на его блестящую спину. У меня на лбу выступают горячие капли пота. Что-то не дает мне права на бег. Понятно, что поединок неизбежен; змий должен быть рассечен надвое. Или натрое, если получится. 

Вопрос ставился следующим образом: 

Как поднять змия? Каким образом придать ему ту форму, которую, согласно моему твердому убеждению, имеет классический, идеальный враг или принимает по-необходимости? Лежачего, согласно народной пословице, сколько ни бей, ему все ни по чем. Занятие и неблагодарное и невеселое. Скучно бить лежачего, хотя и приятно. 

В кармане у меня в тот день лежал короткий меч. Я вышел из дома бледный и злой, с тем, чтобы уже не вернуться. И шел я в лес, потому что не очень лежала душа к публичному мероприятию. 

А теперь такая неловкая ситуация... Нужен бы длинный меч, но придется убить змия карманным. В-сущности, ему все-равно, да и мне наплевать. Тот, кто владеет мечом, сумеет управится с чем угодно, даже с пилкой для ногтей, была бы только жертва. 

Кажется, змий заподозрил неладное. 

Вот он оборачивается и пристально глядит мне в глаза. Ну, право, что за вульгарное поведение... Каков идиот! Неужели он пытается меня загипнотизировать? 

Я отвечаю змию долгим вдумчивым свистом. Он сжимается, потом разжимается и снова сжимается. И так тридцать раз. Мне начинает казаться, что змий не в себе. Не шокировал ли его мой вид? Не нанес ли я травму тонкой, легко ранимой психике? 

Испугаться меня было немудрено, учитывая тот факт, что я и сам себя побаивался в тот день. Встретить меня, даже безоружного, я вам советовал бы не. 

На правый глаз змия навернулась яркая, красная слеза, в то время как левый заволокло туманом. "Ага, - сказал я себе, - он подернулся!...

...Следует Сюжет,

детали,

Революция,

всего 33 абзаца...

...А в парке, который простирается к югу от северной части города и к западу от восточной, велась, как обычно, рутинная охота на саблезубого зайца. Этот парк образно называли диким лесом, а зайца, соответственно, дичью. Его привезли накануне в контейнере и выпустили в клетку, чтобы он отдышался и набрался сил перед решающим бегом из левого угла в правый. Бравые баварские охотники гурьбой подваливают к опушке. Несколько неповоротливые члены их семей, а также чрезвычайные наблюдатели от "Гринпис", выпадают из джипов и спешат туда-же. Время уже поджимает. Скоро декабрь: лес станет белым и непроходимым. Только по движущейся пластиковой дорожке можно будет добраться до его центра, чтобы скоротать вечер за чашкой какао в таверне Schwarzwald. 

Однажды и я там был; пил пиво, ел мед, а что дальше было, хоть убейте, все-же не помню. 

Внезапно ребенок** вынырнул и покинул территорию фонтана. С ним была его золотая рыбка. У нее на голове болтались мокрые тряпочки антенн. Забавная рыбка, милая. Как бы я хотел, чтобы и у меня была такая. Признаюсь: ребенком я часто ходил к морю, но волна так ни разу и не выбросила ничего, кроме трупа. В лучшем случае, труп был еще живой. Я возвращал ему флюид и забирал душу. Тем и был славен. Молва, между прочим, обо мне ходила такая, что ни пришей, ни пристегни. 

Ребенок - тот-же труп, только маленький. Забрать у него душу - святой долг всякого гуманиста. Получив от ребенка все, что следовало, его следует толкнуть в спину: пусть отправляется прямиком в пропасть своего будущего. 

Но крайне осмотрительно надо обходиться со взрослыми, ведь среди них встречаются и мертвецы. А между мертвецом и трупом разница примерно такая-же, как между солнцем и булавкой. Солнце большое, а булавка - больно колется... Поди догадайся, что реальнее - солнце или булавка... 

Мертвеца нельзя ни оживить, ни использовать как донора души. Он даже этимологически происходит от Смерти, а жизни в нем нет и в помине. Он мертв всесторонне и навсегда, тогда как труп - всего-лишь покинут жизнью. 

Мертвец - это настоящее, труп - прошлое своего настоящего, или будущее всякого прошлого. Каждый из вас однажды выродит из себя трупа, но далеко не каждый сам станет мертвецом. Вот какая непростая ситуация. 

Итак, революция накатила на город и ушла обратно в океан. Ничего от нее не осталось, кроме медуз на песке и всякой гниющей дряни. Престарелый змий вздохнул и уполз, фонтаны засохли, дети ушли в школу, и все: точка. Солнце зашло, луна тоже зашла. Отлив близился к точке абсолютного минимума. В этот час требовался шок, чтобы кого-нибудь разбудить. А тот, кто сей-час уснет, будет мертвым... 

Я еще раз заглянул в витрину. Какая-то зеленая подушка там щерилась коричневыми золотистыми трубками. Стояли в ряд на сером столе табакерки. Чертики, лукаво выглядывавшие оттуда, были себе на уме. Молодая женщина в белом платке трижды кашлянула в кулак у меня за спиной. 

"А ведь она кашляет в мой кулак..." - Промелькнуло в моем сознании, и все завертелось. Колеса стали и чугуна, светящиеся полушария Абсолюта, завертелись. Карусель завертелась, заплясали клоуны и расхохотались красные дети.

 

13 Ноября 1997

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Грудь женская (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017