MegaЦефалNews (MZN)



# 570


 

Злая Тундра

Это история нашего народа. История моего счастья и счастья моей жены. Мы нашли место на земле, о котором мечтали наши прародители. Все, о чем мечтал я и мои соплеменники, осуществилось вдвойне.

После депортации инородцев, чукчи в течение двух десятков лет выводили расу господ, не знаю, в пробирках-ли, - о состоянии их науки нам ничего не известно, так как они обнесли свое государство стеною. Приходится довольствоваться досужими домыслами или сомнительной достоверности рассказами путешественников, которых чукчам ничего не стоило ввести в заблуждение, продемонстрировав им парадные фасады своих городов, за которыми, чего никогда нельзя исключать, могла бы цвести нищета и всякого рода разруха. Так или иначе, им, согласно донесениям очевидцев, удалось, якобы, культивировать леса на базисе тундры, где до сих пор еще достаточно прохладно для произрастания вегетации. Это подразумевало бы, что они нашли способ управления ветрами или создания заслонов от них. Я полагаю, что это подразумевается само собой, если речь ведут о выращивании каких-либо деревьев высотой более полуметра или строительстве наземных домов, которые тоже, как утверждают, есть у чукчей.

Когда я жил у ителменов, депортированных на западный Таймыр (племя составляло на момент депортации всего шестнадцать человек, но после конвенции по паненисейскому эвенкскому содружеству и объединения с оттесненными к дельте Енисея долганами численность выросла до нескольких сотен, что, как и общая численность населения паненисейских эвенков, может представляться смехотворным в сравнении с численностью населения чукчей, составляющей по скромным подсчетам пять тысяч человек, все-таки не дает исчезнуть жизни на этой земле и позволяет до поры сдерживать продвижение чукчей на запад), то был свидетелем опытов реконструкции наземных каменных построек, ни одна из которых, однако, не сумела простоять и одну ночь, причем опыты велись намеренно в засушливый период, чтобы исключить влияние ливня на разрушение дома. Наконец положительный результат дало обнесение выхода из пещеры металлическим каркасом - вбитые в гранит рельсы, выступающие на расстояние тридцати сантиметров над поверхностью, не вырывались порывами ветра и удачно препятствовали быстрой эрозии внешней дверной рамы, разбивая поток ветра и ослабляя его. Потом мне пришлось стать свидетелем катастрофы, когда Таймыр скрылся под водой и племена вынуждены были мигрировать вглубь континента, где я потерял связь с ними, осев в станице ленинградских егерей, что по условному руслу Енисея в ста пятидесяти километрах от ныне несуществующей ракетной базы Ленинград-13.

Что сказать сейчас о населении станицы? Его составляли, преимущественно, не выдержавшие тягот миграции на восток ханты, было несколько кетов, судя по акценту присутствовали и коренные енисейские эвенки. Пока существовал приток мигрантов от Урала, станица не могла жаловаться на вымирание. Из европоидов был только я да Михаил Герасимович Лехман, но он тоже не застал никого из егерей вживых, а прибыл года за полтора до меня, остановившись здесь на обратном пути из Дудинки, куда сопровождал в составе дипломатической миссии консула эвенов. Это было вскоре после аншлюсса Дудинки ителменами, о чем эвены, разумеется, не могли знать заранее.

Мы оба с некоторым недоверием отнеслись друг к другу. Потребовалось время, чтобы русская речь перестала казаться варварским говором, от чего оба мы вздрагивали поначалу, а глядя на лица друг друга не могли отделаться от впечатления, что имеем дело с белым человеком, то есть вероятным и уничтоженным в двадцать четыре часа противником чукчей, на стороне которых поневоле оказались и тунгусы. Все эти годы мы сживались с племенами, приютившими нас, забывали обычаи своего народа, если знали когда-либо о таковых, всеми силами выжимали из себя по-капле белого и искренне гордились, когда окружающие не показывали, что видят наши недостатки, не дающие стереть отличие от них, и основополагающий изъян, ненавистную европоидность. Европоид был у нас в крови, мутантская кожа, кости, все это могло быть исправлено только могилой или инициатической смертью, и после того, как это бывало исправлено, только тягостное недоумение могло возникать при встрече с таким человеком, внешность которого как бы ставила меня под сомнение. Очевидно, что сходные чувства испытывал и Лехман.

Постепенно мы сошлись с Михаилом Герасимовичем, хотя не смогли преодолеть барьер до конца. В будто бы откровенных беседах и непринужденных обменах мнениями о вопросах паненисейской политики оставался всегда элемент недоговоренного, под формою общения лежала мрачная мысль о побеге, как зыбкий фундамент, являющийся на поверку отверстием бездны. Мы следили за тем, чтобы не оставаться наедине и никогда не сходились вместе без свидетелей. Оба прятали заточенный клинок за пазухой - и он был обоюдоострым, ибо то, что придумано для защиты, с другой стороны подходит и для вероломного нападения. Я возвращался в пещеру, улыбался и пил горячий бульон из кубиков, реликта, что в изобилии остался от ленинградских егерей, но со страхом смотрел на Глядящую Совой, не заметит ли она вдруг вылезающего из меня европоида, до сего дня маскировавшегося, и в самом деле, не пробудился ли от напряженных коммуникаций этот вражок внутри нас?

Время обгоняло людей, не дожидаясь позади на уважительном расстоянии, пока они побегут со скоростью оленя в никуда. С Урала приходило все меньше известий - бывало, что протекало много недель без того, чтобы кто-то пришел из пустыни и дверь ему отворили. Многие снимались с места и уходили на восток или на север, другие умирали. Из тех, которые уходили на восток, большинство умирали в пути сами или при помощи чукчей, карательные отряды которых патрулировали нейтральные долины вокруг их границ. Шедшие на восток понимали, что они ничего не найдут, кроме чукчей и пустынь, но больше идти было некуда, так как на юге свирепствовали бури не в пример нашим, а на севере был океан. Побережье Ледовитого океана могло оказаться у нашего порога этой или следующей весной.

Весной мы решили построить плот. Электроэнергии пока еще хватало, так как в станице осталось полторы дюжины жильцов, но после отключения неработоспособного реактора бункер оказался зависим от солнечной энергии, поступление которой могло опуститься до нулевой отметки в период осенних бурь, после чего батареи оказались бы и вовсе под водой океана, приближавшегося все быстрее, а ресурсов для постройки термобатарей, необходимых для обеспечения работы под водой (зимой температура не должна была бы упасть ниже 35-40 градусов), у нас не было.

По-рассчетам Лехмана, на Северном полюсе должен был в настойщий момент сохраняться устойчивый климат, пригодный для жизни. Мы молча согласились с тем, что в случае неналичия там твердой земли ничего более не потеряем. Реактивный плот мог практически полностью защитить пассажиров от воды и ее ядовитых испарений, а запасов бульонных кубиков в станице оставалось порядочно даже после того, как снарядили последнего из уходящих на восток.

Был сравнительно спокойный и прохладный летний вечер. Плот покачивался на волнах, довольно хорошо сдерживаемый чугунными лесами и арматурой. Мне пришла в голову безумная мысль о том, чтобы хотя бы на мгновение разгерметизировать скафандр. На Таймыре это грозило бы мгновенной смертью только в период дождей. Потом мне подумалось о том, чтобы разгерметизировать все скафандры сразу, а затем показалось, что в клубящейся дымке по воде к нам издалека идет человек.

На самом деле он шел по побережью и был не один. Я понял, почему смог заметить их на таком расстоянии: ведь на них были желтые скафандры. Такие я видел на вырезанной из "Святого Дела" фотографии с парада в Усть-Янске. Невероятно элегантные, эффектно выглядящие на параде, они тем не менее редко использовались чукчами на войне, так как препятствовали скрытному передвижению (хотелось бы посмотреть на скрытное передвижение в скафандре, лишенном системы противовесов, во время бури).

Я немного расслабился, поняв, что это не могут быть чукчи-аннигиляторы, хотя такое и не было бы неожиданностью, учитывая их растущие территориальные запросы. Эти наши пришельцы были простыми учеными и свой катер оставили дальше на побережье. Трудно было бы не позаимствовать его у них, тем более что бульонные кубики нам всем сравнительно давно приелись, а у чукчей бывали и консервы. Но, конечно, главное преимущество катера состояло в том, что он принадлежал чукчам и на нем мы могли беспрепятственно пересекать любые воды, не опасаясь в любой момент быть затопленными, чего, кстати, имело основания опасаться путешествующим близ северного полюса, в сторону которого по сей день направлены их ракеты, находящиеся в боевой готовности. Дело в том, что после того, как они бомбили Америку, им не представлялось случая воочию, на примере беженцев, точнее малого их числа, убедиться в успехе акции, ведь туда, как несложно понять, никто из них плавать не стал. Поэтому-то оставшиеся ракеты по-прежнему направлены в ту сторону.

Жизнь часто преподает уроки, одним из которых является тот, что цели достигают без каких-либо приключений и находят ее удовлетворительной. На северном полюсе, однако, нам был преподнесен еще один сюрприз. В самом деле, кто-же заранее знал, чего у них там такое.

Уже несколько вечеров подряд чувствую себя полностью умиротворенным. Глядящая Совой много смеется и даже спела "Pon-ti'boi!". Под эскимосским флагом ощущаешь прилив сил и даже Лехман кажется юкагиром тундры. У них, эскимосов, кстати, и стратегические ракеты есть, и тактические, так что чукчей мы уже практически забыли. Это прошлый век. А вот завтра. Это стало хорошо, Глядящая Совой, и я пою тоже про Ледяное Море, Древо Мира и Скалистую Землю, про Океан и Летящего Над Водою, я вместе с тобою смотрю в завтрашний день отсюда, из нашего нового дома на Северном Полюсе.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Хлеб (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017