MegaЦефалNews (MZN)



# 582

 

Гигантомахия или почему Рирамша Шрингарита живет на небе

 

Вы наверное видели, как над полями и синими лесами, через горы ехала колесница. В грозовую были впряжены стремительные ветряные прохлады. "Это госпожа Рирамша Шрингарита выехала на прогулку." - Говорят русские люди, глядя на небо, приложив длани к бровям и цокая языками. Среди них барышни, молодые и старые, затянутые в корсеты и грациозные сарафаны одевающие на тело свое, ревнительно хмурятся, надувают щеки, наливаются бордовым синюшным румянцем, возводят руки к небу, перегораживают людям линию взгляда. "Не глядели бы вы на Рирамшу Шрингариту!" - Умоляют они мужей. "Глядели бы лучше на нас. Посмотрите на наши животы, на ноги, на руки, они умеют печь пироги."

Хватают они мужей за локти, кусают за плечи и тащут до дому, где в печи румянятся детки, хрустящею коркой розовятся малютки ручные, сладкие-сладкие, с вареньем и солью, с квасом и щами, с капустою, с шоколадкой и клюквенным морсом.

Не ходили бы по улицам, а увязались бы, как нитки за иголкой, образовали бы радугу облачную в лучах солнца утреннего. Над горою, там где поет жаворонок и стоит цапля, пролетели блестящими гирляндами потрохов разгоряченных вослед прохладам лазурным и уснули в растворении великом, застыли в сладостном изнеможении, как воздух морозный стынет пред ликом Рирамши Шрингариты, искусно воздетый ее десятью перстами.

Так говорят в народе, что когда все звезды исчезают с неба ночью и в кромешном запустении видна развергшаяся страшная пасть повсюду и нет уж и мира вокруг никакого и не видно ни зги, никого нет из живых, это Рирамша Шрингарита надевает черный платок на красивые волосы ее.

Рассказывают, что в стародавние времена она жила среди людей, и когда приносили кровавую жертву, то она была с ними, но однажды в темный зловещий лес, где отдыхала она, погрузившись в легкое размышление, пришли лесорубы, искавшие первоисточник сущностнаго благоухания, ведь сварливые жены требовали от них, чтобы такое-же доставили им для украшения родного домашнего очага.

"Что вам нужно?" - Спрашивала она у пришедших. Поклонились они и говорят, так мол и так, ищем мы ароматов, чтобы запасти их побольше на зиму. Указывает им Рирамша Шрингарита на старинную ель, настолько могучую, что десять великанов не обхватили бы ствол ее, взявшись за руки, и велит рубить. Послушались ее лесорубы и рубят. Рубят они ту ель день, рубят другой, на третий срубили, а Рирамша Шрингарита смеется над ними, что внутри аромата сущностнаго не нашли. Ну а поскольку отчасти своей была она уже в те времена довольно добродушной, то посоветовала им взять дерево домой, а женам солгать, будто в нем сущностный аромат. Жены-то людския в те времена были страсть какие умные, но все равно не смогли бы отличить булку от хлеба, а аромат от древесины. Покачали лесорубы головами, поплевали на топоры, взвалили ель на плечи и понесли в деревню. Там женщины их встречают, недоверчивые, зубы оскалили, что-то подозревают. К мужам и так, и с другой стороны подходют, ноздрями трепыхаючи и расширяючи, не слышно ли запаха Рирамши Шрингариты от мужей. Ну, ель, конечно, запах весь перебила, женам аж в голову ударило, настолько понравился запах ели, велели установить в центре деревни. Отсюда берет начало обычай рождественского дерева.

Но недолго царила радость среди сварливых барышень и старух, постепенно попривыкли они к елочке и стало им хотеться чего-нибудь новенького, для души, какого-нибудь экзотического аромату, посылают они опять мужей в лес и наставляют их: "Требуйте побольше всего, чего только сможете унести, а с пустыми руками не вздумайте возвращаться!"

Повесили лесорубы головы и поплелись в лес. Невесело у самих на душе было, ведь Рирамша Шрингарита к ним по-доброму отнеслась, а они снова ее покой нарушать собралися. Предчувствие чего-то страшного прокралось и отравило сердца их, и не милы стали взору их красоты лесные, блески озер показались им мутной бледнотою, синева небес серой гущею слизи подводной.

Окружили беззаботную Рирамшу Шрингариту со всех сторон, как бы охотники обложили зверя невиданного, пером каллиграфическим разукрашивающую крылья бабочек Рирамшу Шрингариту вспугнули с места отдыха ее, дающую птицам уроки полета оторвали от занятия, вскочила она, поводит головой, чует опасность, в одну сторону глянет - там блещут топоров багряные металлические лезвия; посмотрит в другую - там мутно бледно-розовые фосфоресцируют топорища, а словно среди теней двигаются тени, между светов света, так колышутся серые лица, искаженные гримасами, ощеренные зубами, врастающими в землю, многоглазые, в ореоле щупалец. Многое-многое видит Рирамша Шрингарита из того, чего не видят другие, читает по воздуху, как по книге из бездны, пером быстро пишет иерограмму тысячи солнц по воде. Получают иерограмму ту под землей живущие, выходят на поверхность, врата практически уж и не запираются, блюстители аж махнули рукой - мол пусть стоят открытыми, раз идут эти множества. Против лесорубов с косами выходят из-под земли, с серпами. Кто кого?

Сеча великая завязалась, сражаются день, другой, на третий день лесорубов окружили и теснить к вратам земли начали, а оттудова подкрепление поспевает, ведомое скорпионами, среди подкрепления ни одного зримого, ни одного умопостигаемого. Из последних сил бросились лесорубы на страшилище незримое, в ветвях путаются, деревья падают на них сверху, топоры лезвиями оборачиваются к головам и губят как бы нечаянно, птицы перестали петь над лесом, настолько увлеклись зрелищем битвы, пари держат между собой, об заклад бьются, кто из лесорубов последним падет в окружении инфернальном. Но тут неожиданно и лесорубам подмога пришла - на лошадях бабы скачут. Их птичка предупредила, курочка лесная быстрокрылая (а ее потом судили и отняли крылья), глупая. Скачут на лошадях, на ослах, на свиньях, собаках, помелом погоняют, некоторые пешие в доспехах самодельных, на головах чугунки, заместо сарафанов бочки железные.

К исходу дня прорвали-таки окружение, мужей накормили, напоили, а кто помоложе, те и поебались со всеми, пока ночное перемирие царило. Рирамша Шрингарита совет военный держит, тысячеглазов вокруг себя собрала, надулась, подмигивает им заговорщицки, мол, приводите своих стоглазов, а уж после победы награжу всех по барски, все в мантиях пурпурных хаживать будете, царить над существами благородными. Воодушевились тысячеглазы, вдохновились словами мудрыми, вняли плану стратегическому, вызывают полчища стоглазов. Рирамша Шрингарита их в авангард направляет, сама-же к другим обращается, чтоб тысячеруки сторуков привели, тысячеглавы стоглавов, а тысячесилы стосилов. Так вот к утру четвертого дня с обоих сторон значительная рекогносцировка наметилась. Одни покушали да поебались, кваску попили, а другие ордами обступили несметными.

Прокричал петух, курочка взлетела высоко-высоко, заливистую песнь свою печальную над лесом распространяя, в коей уже ощущалась тоскливая обреченность, ибо понимала она, что осудят ее, сверху-то увидела, что пошла против силы победителей. Ударили в гонг стражи, что от врат земных наблюдали за поединком, и грянула битва с новой страшной силой - в последнее сражение бросились лесорубы против незримых и невидимых, все крушат на своем пути, где проходют - там вместо леса одни опилки остаются. Много гектаров искрошили они бездумно, пока гонялись за неприятелем, а тот с умом их водил от редута к редуту (укрепления то тоже были незримые) и поливал огнем шквальным, так что совсем проредели ряды ополченцев. Стоглазы в авангарде - пугают, стосилы почву под ногами колеблют, сторуки солнце затемняют, стоглавы составляют аналитический мозговой центр и знают любой ход наперед, а Рирамша Шрингарита ведет легион специального назначения, что рассеивает бытие, как если бы его не было, и ссеивает иное, как будто оно было всегда. Сама из шатра не выходит - восемь ветров несут шатер над великими армиями, тысячи знамен закрывают небо, как пламя и дым, выходящие из-под земли. Куда укажет перстом, там раскрываются пропасти среди земли, вылезают засадные полки, вылетают стратегические бомбардировщики, ковровой энтропией поливают землю и подавляют мощью, запускаются ракеты крылатые с хрономорфными боеголовками, останавливается время там, куда ударят, чтобы не спеша Рирамша Шрингарита успела рассмотреть все интересные места сражений, отдать директивы и попить чаю с соком березовым, если вдруг захочется между делом. Вороны кричат над лесом, бабий плач слышен, над павшими женихами девицы в грязи катаются, волосы на себе рвут в отчаянии.

Наконец добили лесорубов, только один из них вживых остался, без силы уронил топор на землю и идет сдаваться. Его в спину толкают, под ребра тычут, ведут к Рирамше Шрингарите в военный шатер на допрос. Курочку поймали, тащут безжалостно, а та даже не упирается, вину свою сознавая. Ее, конечно, сразу в военно-полевой суд, чтобы высшее начальство не отвлекать. Присудили быть домашней птицей.

Так мол и так (говорит Рирамша Шрингарита пленному), могли бы мы вас всех уничтожить, но доброе у нас сердце. Победитель может себе позволить быть снисходительным, хотя и в должной мере строгим. Тебя мы отпускаем с миром, чтобы возвращался ты в деревню твою, и от тебя пойдет род человеческий, будешь ты первопредком знатным среди всех людей.

Кивнула Рирамша Шрингарита, чтобы оставшихся от побоища женщин ввели, и говорит:

"Вот остатки женской гвардии вашей, выбирай десять себе в жены, чтобы пошел род от вас человеческий."

"Я выбираю вот этих, что помоложе." - Говорит первопредок. Рирамша Шрингарита смотрит на них придирчиво, не задумали-ли чего, потом милостливо санкцию свою дает, мол, хорошо, этих можно взять. Остальных тотчас утащили, тех что некрасивые или старые, их в костер погребальный, чтобы в лесу чистоту восстановить.

Отправили их в деревню размножаться и все вернулось на круги свои, но только Рирамша Шрингарита ушла жить на небо, ведь ее любимый лес превратился в опилки, и обитает ныне в лесах березовых, что растут в мире первого творения, где чертоги красивые выстроены мастерами искусными, и в чертогах двери треугольные, лестницы нескончаемые, по которым если идти вниз, придешь вверх, как и положено по правилам небесного зодчества.


 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Ужас по-цене счастья, счастье по-цене хлеба

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017