MegaЦефалNews (MZN)



# 597

 

Драконий подарок

 

 

-Я вот что думаю, - сказал Максим, - надобно нам бороться против негодяев и скряг, мешающих развитию русской деревни.

-А я, вообще-то, за скряг. - Покачав головой, отвечал Михаил Александрович. Скрутив папиросу и вставив ее в зубы, он прищурился хитро и продолжил, видя сомнение во взгляде молодого человека.

-Я и сам немного скряга. - Сказал он. - Но говорю не от своего имени, а от имени правды. Есть наша народная правда и она стоит за нами, как гора. Даже если ты опасаешься прослыть защитником тех или иных интересов и вызвать кривотолки, нельзя молчать, если правда стоит позади. Скряга - это основа здорового общества. Вот почему я хорошо отношусь к скрягам. За это уважаю я их, а также за то, что скряга - человек не только работящий, сумевший приобрести добро, но и не подверженный влиянию молвы, в погоне за которой иной расточительный человек растеряет то малое, что достается ему нелегким трудом. Скряга не стремится к тому, чтобы показаться щедрым и за это достоин уважения.

Максим внимательно слушал наставления бригадира. Михаил Александрович сделал несколько глубоких затяжек и продолжал:

-А вот ты упомянул еще и такую категорию людей как негодяи. Что-же - это твое право, считать их противниками здорового общества. Однако твое убеждение лишено оснований и если бы тебе пришлось отдавать в ходе демократического голосования голос и ты отверг бы негодяя, то допустил бы ошибку, свойственную тем, кто не проводит детального анализа ситуации. Какой-нибудь человек может быть негодяем во всех отношениях, но он лучше всех мастерит из бересты кораблики для детей. За одно это он достоин голоса, который ты можешь отдать. Ведь я и сам немного негодяй, но выступаю от имени правды и за это назначен бригадиром.

-Дядя Миша, - промолвил Максим после паузы, в течение которой его задумчивый взгляд блуждал по полю, - а как следует относиться к блядству? Если мы задумаем искоренить его...

-Это явление непростое, - сказал Михаил Александрович, - потому что пришло к нам из-за океана, как картофель.

-Картофель? - Удивился Максим. Бригадир серьезно кивнул и вытащил из мешка через дыру крупную картофелину, подул на нее и положил на раскрытую ладонь.

-Столетиями составлявший основной предмет рациона европейских народов, картофель, однако, был изобретен американскими индейцами и долгое время считался на Руси чем-то вроде декоративного растения. Его даже пробовали курить. Так и блядство - требуется немало веков, чтобы этот обычай утвердился на нашей почве. Я и сам немного блядство, но выступаю с нейтральной позиции, стремясь осветить как плюсы, так и минусы этого и всех других явлений. Вот смотри, Максим, если в картофель воткнуть спичку - вот так и вот так...

Михаил Александрович высунул кончик языка и аккуратно воткнул в картофелину несколько спичек, чтобы получились ручки и ножки.

-...то на первый взгляд получится человек.

Максим кивнул.

-Однако, ему недостает головы. Голова на плечах - это то, что делает человека человеком. Подай-ка мне вон ту картофелину поменьше.

Максим живо наклонился и поднял с земли маленькую картофелину, цокнул языком и осмотрел ее. Держать ее надобно было с осторожностью, а то надавишь пальцами сильнее - на ладонь вытечет гной.

-Давай-давай, не бойся! - Улыбнулся Михаил Александрович и протянул руку. Максим передал картошку и бригадир приладил ее к игрушечной фигурке.

-Вот видишь, - полюбовавшись на работу, сказал он, - то, что ты мне подал, оказалось старой семенной картошкой, уже сгнившей. Но она, несмотря на свой маленький размер, встала на место головы. Также и в зодчестве - камень, который отброшен строителями, становится во главу угла. Он более зрел, нежели новые камни, в нем больше опыта. А теперь попробуй расщепить эту маленькую картошку!

Максим нерешительно взял в руки игрушку и неловко надавил на гнилую картофелину.

-Что ты видишь? - Спросил Михаил Александрович.

-Я не могу ее расщепить, потому что она мягка!

-Также и человечность - хотящий узреть внутренность ее, не может ее расщепить. Это я называю старой закалкой.

Михаил Александрович с внезапной тревогой посмотрел на небо. Затем принюхался. Максим последовал его примеру.

Потянулись над безбрежным полем облака, и тень от группы берез побежала быстро-быстро вокруг себя, и сидели среди ветров два человека, а издали бежала баба в красном и она голосила, чтобы перекричать ураган, песчаное торнадо, затмевавшее солнце с одной стороны. И она остановилась посередине поля, задрав лице и уперевшись руками в бедра, поглядеть на то, как затмевается солнце. Воды реки закипели, потому что солнце и луна тянули к себе, и баба почти невесомая взлетела и понеслась над нивою, а Михаил Александрович и Максим со вставшими дыбом волосами слегка подпрыгивали и смеялись, забыв человеческую живую речь и глазами блестя так, что боялись люди в далеких поселениях, будто видели встающие солнца под затменным - аномальные и страшные вселенские искры, дающие сигнал для начала пожара в душной песчаной темноте.

А ехал в то время от Черниговки в обозах Красносельский Вор с бандою своей, это были атаманы его Поликарп Ядреный, Васька Пупок и иже с ними и их все боялись за длинные ножи, коии они носили за кушаками, но доставали редко. Где проезжали они - словно град слышался, так забивали гвоздями ставни люди пугливые и хоронились под видом мертвецов в подполье, ибо страх следует впереди силы и молва его крепка, как смерть.

Они остановились на площади, откуда были видны волнующиеся поля, над которыми летел ураган, и Васька спешился, чтобы приложить ухо к земле, затем взглянул на других, и тогда Ядреный, который служил при Воре языком, ибо тот был нем, как рыба, молча вытянул руку вперед, указуя на смерчь.

-А, вот Крылатый и что-то из исчадий егоных бесятся над полями, ибо зарок давши сгубить людей и населить чертями села ихния. - Закричал Васька, проследив направление, указанное Поликарпом. Поликарп оглянулся на Вора, но не успел понять, как тот отнесется к сообщению Васьки, так как на дыбы встала лошадь его и без предупреждения понеслась по улице, а за нею ринулись и всадники, закутанные с головы до ног в черное.

-Режь и убивай! - Пророкотал летящий на взбесившемся скакуне впереди Ядреный, которого прошиб ледяной пот. Впереди дорогу перегородили шестом, за которым ровным рядом присели ощетинившиеся блестящими алебардами легионеры. С высоты птичьего полета казалось, что на улицу вытекла из проваленных окон чернота и запрудила ее, с одной же стороны, там где сидели легионеры, давила на механические колеса, чтобы привести в движение чудной механизм, и действительно, прятавшиеся в тупичке за легионерами люди, казавшиеся странными овощами в своих цветных платьях, зашевелились, и река вскоре захлестнула их, чтобы измельчить и сделать частью себя.

-Большой грех берем мы на свои души. - Перекрестился Васька, наблюдавший издалека за тем, что вытворяют разбойники. - Ведь мы не против жидов. Мы против богатых. Проще всего порубить кого-то на улице, но ведь истинные виновники прячутся по домам. Даже если сжечь их лавочки, они ускользнут от возмездия и их кровью не насытится... - Васька на мгновение задумался. - Оно не насытится их кровью, потому что найдутся враги среди простого населения, которые за определенную награду спрячут тех жидов у себя, что нередко происходило даже в гитлеровской Германии, и что уж тогда говорить о Руси, народ коей славится своим гостеприимством.

Максим, позабыв обо всем, как умалишенный, хохотал и размахивал руками в подражание птице, едва касаясь ногами земли, но Михаил Александрович уже опомнился и ему было стыдно за минутное помрачение. Опустившись на землю, он схватил Максима за щиколотку и резко дернул.

-Смотри! - Прильнув к самому его уху, прокричал он и повернул голову все еще ничего не соображающего Максима в сторону, где между небом и землей летала баба.

-Алексеевна? - Одними губами прошептал Максим.

-Так точно! И это недобрый знак! Крылатый забрал ее себе, значит в деревне происходит беззаконие!

Не слыша слов наставника, оглушенный ветром Максим с интересом наблюдал за летящей, выписывавшей круги и поднимавшейся все выше.

-Он не хочет питаться тем, что убито по-ошибке и забирает бабу, и в борьбе бабы с Крылатым силы заведомо неравны - вот следствие беззакония. - Пробормотал Михаил Александрович и взял из безвольно расслабленной руки юноши картофельного человека. - Это поможет восстановить справедливость.

В его руке появилось неизвестно откуда добытое шило и он, сосредоточенно шевеля губами, занес острие над головой куклы.

-Будьте вы прокляты! - Вырвалось у него наконец и он с силой проткнул голову фигурки.

Алексеевна, обхватывая обеими руками ветер, была настолько занята этим и боялась упасть, что не глядела вниз. В противном случае она смогла бы засвидетельствовать поистине странные картины. У обоих людей, крутившихся у трактора с краю поля, практически одновременно лопнули головы, оросив колеса машины розовыми брызгами.

Васька задумчиво двигался по улице, не обращая внимания на трупы, к виду которых он за годы своей службы успел выработать привычку. В этой части города ставни оставались открытыми, поскольку войско Вора не любило заходить сюда, где оказывалось разбито узкими улочками и могло быть взято буквально голыми руками врасплох. Из раскрытых окон свешивались трупы горожан, в мгновение Катастрофы переговаривавшихся с приятелями через улицу или вывешивавших белье. Куски мозга смешанные с кровью оставляли начинающие подсыхать ручейки на стенах, но на брусчатке сливались в целые лужи, наиболее широкие там, где обычно царило дневное оживление. Посетители открытых кафе в нелепых позах валялись между столиков, а некоторые навалились на них, словно задремав, но у них не было голов и дрема была беспробудной.

Ваську передернуло, когда он вспомнил, как погиб Вор - у него на глазах, а вслед за Вором, так быстро, что никто не успел вздохнуть, пошло лопание голов по улицам, как волна по воде от упавшего на поверхность камешка.

К вечеру стало понятно, что кроме Васьки живых в городе нет и он остановился в гостинице на окраине, поужинав чуть теплой чечевичной похлебкой, найденной на кухне и закрытой крышкой, с которой Васька тряпкою стряхнул мозги повара.

Наутро Васька, выглянув в окно, сперва порадовался солнышку, выглянувшему из-за башни, но затем настроение его испортилось. Он понял, что уже очень скоро вынужден будет покинуть город, спасаясь от разложения и сопутствующего тому зловония, ведь трупы, судя по всему, убирать никто не собирался.

"Правительство, - думал Васька, - всегда поступает так: неспешно разберется в ситуации и лишь затем вышлет войска, а в самую последнюю очередь проинформирует своих зарубежных коллег. Так или иначе, спасатели и уборщики появятся на месте слишком поздно."

Засмотревшись на безголовый труп голубя, валявшийся на карнизе, Васька не сразу заприметил Алексеевну, а когда наконец обратил на эту плывущую в небе женщину внимание, на душе у него повеселело и он решил вылезти на крышу, чтобы разжечь костер и подать знак.

Долго-ли, коротко-ли, спустилась Алексеевна с небес и встретились они с Васькой за городом, где построили избу и обставили разными вещами, которые постепенно принесли из городу. Зажили они припеваючи и пошли у них детки. У одного на голове росли дополнительные глаза, чтобы лучше видеть, у другого было семь ног, и каждый чем-нибудь отличался. От этих деток начались новые рода животных и возобновилась жизнь. Некоторые детки родились с перьями, другие с жабрами и ненужных не было между ними. Детки эти еще помнили рассказы о страшной катастрофе, пережитой их родителями, но вид скелетов им ни о чем не говорил, так как сами они были устроены по-другому, а когда внуки появились, то уже колосились новые травы на костях взамен тех трав, которые тоже лишились головы в Тот День. Васька таскал из городу всякие предметы культуры, а Алексеевна рожала и воспитывала детей. Она устала рожать и, испугавшись, что не успеет породить все, что требуется, придумала растить деток в банках и велела Ваське принести их побольше.

Жили они восемьсот лет, а когда Алексеевна убедилась в том, что порождения будут процветать и без их участия, то они вместе с Васькой полетели на небо (ведь Алексеевна туда и держала путь сначала, но Васька ее призвал обратно) и в честь их был устроен пир. Алексеевну хотели даже назначить на должность высокую, но она отказалась и объяснила, что просто рожала все ради интереса и никакой заслуги в том не видит. Тогда Крылатый, который ее научил летать, подарил им дворец в престижном районе и там они провели свою жизнь, длившуюся до конца космического цикла.

 

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Десять альбенят

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017