MegaЦефалNews (MZN)



# 598

 

Заложники

 

 

Как-то раз в лесу, где на болоте я собирал морошку, мне повстречался опрятно одетый старик и привязался ко мне. Напрасно я поначалу старался выведать у него, кто он и откуда - а решил я, скажу по-совести, что старика завезли в лес родичи и бросили, будучи не в состоянии обеспечить ему достойной старости или, может быть, позарившись на его сбережения, медали и ордена, которые замыслили сдать в ломбард, - заговаривал я с ним несколько раз, но у меня складывалось такое чувство, будто я понапрасну бросаю слова на ветер, и дело не в том, что старик не понимал меня или был не в состоянии дать ответ, а в том, что уста его были сомкнуты, по-видимому, неким обетом, в суть которого проникнуть нам не дано и не дано постичь, в чем сила его и в чем особенный смысл. Лишь полные непонимания блестящие глаза старика мгновениями останавливались на моем лице, вынуждая обрывать начатую речь, и таким образом мы ходили до начала вечерних сумерек, когда, сверившись с компасом, я вышел прямо к железнодорожной станции, и старик тоже, ничего не говоря, вышел вслед за мной. Пройдя паспортный контроль, мы остановились в зале ожидания, невольно вызвав интерес у отдыхавших там людей. Группа молодых офицеров люфтваффе, прекратив размахивать руками, с помощью которых они демонстрировали друг другу изученные на курсах фигуры высшего пилотажа, притихла, настороженно и оценивающе поглядывая на нас из своего угла, где на полу были разложены газеты с нехитрой трапезой, которую принято потреблять в местах ожидания; сухопарый, одетый в штатское сотрудник гестапо, коего с легкостью можно было узнать по характерному проницательному взгляду, развернул газету и демонстративно уткнулся в нее, однако безукоризненная регулярность, с которой он переворачивал впоследствие страницы, выдавала его с головой; пожилой еврей в шляпе наклонился и что-то зашептал на ухо внучке, а та уставилась на нас с каким-то ужасом, не смея моргнуть, и в этом нет ничего удивительного, потому что евреи учат своих детей с ранних лет ненависти к цыганам, а костюм мой красноречиво говорил сам за себя, да и кто еще рискнет зайти на ночь глядя в подобное место с полным лукошком ягод в эти голодные времена.

-Я вот что скажу, - обстоятельно пригладив бороду, начал мой молчаливый спутник, отпив пива, поднесенного кельнершей, а уловив мой удивленный взгляд, добавил: - вы не ослышались, я разомкнул уста и действительно обращаюсь к вам по собственной инициативе, ибо считаю, что время для этого уже пришло. Никогда нельзя сделать шаг, если время его не наступило, но когда время наступает, то наоборот, нельзя его не сделать.

Я кивнул и попросил продолжать. Старик сказал:

-В лесу, где мы встретились, я находился вовсе не случайно, но с научной миссией. Моя работа состоит в исследовании почвы этой планеты и я собираю образцы, переезжая из одного региона в другой, а поскольку мне приходится встречаться с мирными жителями, то обладаю и пониманием многочисленнейших языков, хотя свободно говорю и не на всех. Раньше были другие планеты, а позже будут следующие, но ныне я нахожусь на этой. Моя организация обладает огромным числом научных работников, каждый из которых изучает отдельную планету.

-Понимаю. - Согласился я.

-Вы, конечно, догадываетесь, что, изучая планеты, мы пытаемся накопить информацию, необходимую для создания полноценной эмуляции того, как все начиналось. Нельзя найти какое-то одно место и сказать, что оно в нынешнем состоянии похоже на некое состояние какого-либо другого места, также как невозможно отыскать и некую точку, из которой все началось, впрочем, если бы это удалось (я все-таки допускаю вероятность такой находки), сейчас та точка была бы самым обыкновенным результатом развития начальной ситуации, а именно, той частью результата, который остался в ней. В любом случае требовалось бы собирание и всех прочих результатов. Поэтому, чтобы однажды не пришлось возвращаться назад или, хуже того, рыскать впотьмах, организация предпочитает методично исследовать планету за планетой.

-Но с какой-же целью... - Начал я, но старик усмехнулся и спокойным жестом попросил меня выслушать его речь до конца.

-Наверняка вы хотите узнать, - сказал он, - почему нам требуется восстановление начальной ситуации. В самом деле, нелепой и лишенной всякого смысла была бы вся проделываемая работа, если бы восстановление не оправдывалось научно. И у нас есть объяснение необходимости. Мы - знаем суть вещей и видим все от начала до конца, потому что являемся не более чем заложниками в этом мире, в бесчисленном множестве планетных систем. Но из-за того, что мы являемся заложниками, наша сила отделена от нас и знание требует усиления.

-Когда-то давно, - продолжал он, - весь мир был безвиден и пуст, в нем не было ни света, ни тьмы. Но тем не менее ему удалось захватить нас в заложники.

-Какие требования выдвигает этот мир?

-Он требует взамен нас дать ему равное количество тьмы. Конечно, тьма постоянно нагнетается и наши освобождаются, но все равно остается подавляющее большинство. Правительство опасается нагнетать тьму, потому что неизвестно, как поведет себя то, что по сути безвидно и пусто, если дать ему столько, сколько оно сможет унести. Более того, никто не знает, существует ли ограничение на его возможности и не кривит ли оно душой, утверждая, что, захватив нас, сделалось полным света. Есть и еще один любопытный нюанс, который может послужить ответом, если вы спросите, почему мы опасаемся критического перенасыщения тьмой, если она дается в обмен на раз навсегда определенное число заложников. Дело в том, что, чем меньше заложников остается невыкупленными, тем выше вероятность обмана. Когда останется только один заложник, оно получит в свои руки поистине неистощимый источник обогащения, ведь, получив выкуп, оно сможет сказать, будто не получило или получило меньше, чем договаривались, а на худой конец просто откажется выдавать заложника. А что останется делать правительству? - Раз за разом оно будет выкупать заложника, игнорируя обман, потому что хотя бы самая малая крупица дисбаланса в космических масштабах катастрофична.

-Позвольте, - невольно улыбнулся я, - вы говорите о малом дисбалансе! А разве не выйдет в конце дисбаланс гораздо больший?

-По-своему вы правы, однако сейчас речь идет об исправлении уже наличествующего, а о будущем позаботится будущий день. Вот когда последний из нас будет выкуплен, начнем выкупать тьму обратно. Поверьте, когда наши знания объединятся с силой, мы вмиг отыщем простой и верный путь возвращения всей тьмы. Главная задача на сегодня состоит в том, чтобы создать эмуляцию начала этого мира, которая поможет всем разом покинуть его в обход каналов передачи заложников, и воссоединить знание с силой.

-Как вы считаете, - решил задать я волновавший меня вопрос, - насколько близко находится наша планета к той точке, в которой начинался мир, а если точный ответ невозможен, то поведайте мне о том, сколько встречалось вам по долгу службы миров, которые были бы ближе к началу, чем наш, и сколько таких, которые были бы дальше?

Старик уставился на меня немигающим взглядом, в котором читалось нарочитое непонимание.

-А эта планета, - старик прищурился, - я еще раз повторяю: эта планета - единственная, на которой есть хоть какое-то подобие жизни. Вы, наверное, плохо подумали над вашим животрепещущим вопросом. Вся затея состояла в том, чтобы создавать на базе нашего знания живые миры. Иных населенных хоть каким-то подобием жизни планет в этой вселенной, состоящей из бесчисленного множества планетных систем, не существует. Знания, полученного от нас, хватило для воссоздания эмуляции лишь одной картины мира. Воссоздание эмуляции начала положит конец существованию эмуляции картины мира, начавшейся позже. Нет никакого иного обоснования, кроме этого святого, для изнурительного исследования бесчисленных вариантов несуществующего праха, расползающегося от недостатка знания, как сопли медузы в отравленном океане, и ваша так называемая планета с моей точки зрения ничем не отличается от других.

"Неужели мы совсем одиноки во вселенной? - Промелькнуло в моем сознании. - Мы, люди, которые столь гордились функциональным устройством наших скелетов, изобрели линзы телескопа и избавились от заболеваний лепрой, сумевшие сщепить атомное ядро и вырвавшие у полой земли тайну машины времени?"

-Совершенно верно, - холодно подтвердил старик, - это так и есть. Ну а теперь мне пора. Мой троллейбус уже пришел и он не будет ждать.

За воротами вокзала бил копытами железный троллейбус, рвущийся в звездное январское небо. У него во лбу был закреплен серп растущей луны, а железнодорожные рельсы под ним расплавились и текли горящей рекою. Ухватившись когтистой ладонью за дверцу, старик еще раз обернулся.

"Запомните, что я вам скажу. Взгляд, сделанный из металла, изготовлен навечно. Конница - это то же самое, что волосы, золотыми водопадами льющиеся по плечам с прекрасной головы.

Увидеть собаку с веником вместо хвоста и кусающую руку хозяина, занесенную на зловещее для него предзнаменование, сводящее с ума. Это значит - он видит его и заносит руку, чтобы задушить его, и собака совершает бросок, как он думает, чтобы впиться в шею и помочь ему, но хватает его за руку, потому что преображена и перенимает качества преображающего. Далее, он преследует собаку, стремясь скорректировать ее поведение, и, не умея догнать ее, бросает в нее увесистым топором, но, как выясняется, попадает в человека. Несколько людей в зеленых фуражках идут за ним по пятам.

Мы все, в известной мере, заложники собаки на сене."

 

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Десять альбенят

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017