MegaЦефалNews (MZN)



# 607

 

Почему Карлос съел туфли донны Изабель

 

 

Ее туфли были сделаны из чистого шоколада, а пыль на стопах у нее превращалась в сахарную пудру. Она несла на прохладной ладони вперед пленительное благоухание скошеных трав и три драгоценности:

Свобода - это совершенство.

Самое богатое государство - свободно.

Самое богатое государство - это я.

Следственная комиссия на основании свидетельских показаний установила, что Карлос исчезает из истории в 1344 г н. э. с тем, чтобы обучиться у албров искусству расти, как деревья. Его след вновь появляется уже в 1945 г., а если говорить конкретнее, это скорее отпечаток, обнаруженный на одном из камней Рейхстага группой туристов из-за рубежа. Изначально относимый на счет естественного недостатка скальной породы, из которой по-традиции строится Рейхстаг, отпечаток был однозначно определен как печать Соломона, которую должен был носить Карлос на указательном пальце в виде перстня. Уже в наши дни этот примечательный камень с отпечатком был использован в строительстве грандиозного монумента еврейскому воину-освободителю, выполненному в классической манере и сравниваемому поэтами с "большим полем, полным ужасающе красивых планочек". Но дело не в этом поле, о котором мы упомянули для соблюдения исторической справедливости, а в том, что начиная с 1949 г. н. э. Карлос стал превращаться в деревья, чему был обучен албрами, в результате чего практически все деревья, существующие на нынешний момент, являются потомками Карлоса, который позаботился и о том, чтобы деревья иных родов были вырублены, тем самым воссоздав ту могучую сеть, в которую неминуемо угодила бы донна Изабель, идущая куда бы ни вела ее судьба, вершимая ею.

Ведь где летит этот дурманящий аромат, - так справедливо рассудил Карлос, уходя к албрам, - там естественно будет лететь и кленовому листу. Кто, глядя на кленовый лист, скажет, "Карлос здесь роняет слюнку его и его исчадия скачут"?

Мы вправе предположить, что этого не сказал бы дегенерат в последнем поколении. Для всех остальных принадлежность кленового листа должна была оставаться самоочевидной.

Судите сами: простая русская бабушка Анастасья Исааковна рябинки нарвет да нашепчет заговор народный против напастей, за бузиною пойдет утром ранним посмотреть на спящих у корней ее, да у березоньки преклонит коленки свои напиться соков ее, пальцем пронзив белое тело ее, но не вскрикнет Карлос, ибо крепка воля его и тысячу испытаний пройдено им у суровых албров. Он, честно сказать, плевал на бабушку, - ту самую, которая и под пыткою не призналась бы, что душонке ее самое наслаждение в том, чтобы попить кровушки Карлоса, да что вы, она ничего не понимала в деревьях, - равно как и на могилу ее дедушки, и не осрамлял он ее багряными гроздьями ягод своих, ибо горели те жадно, как губы, впивающиеся в воздух, и как ноздри, трепещущие, как вывернутые наизнанку альвеолы, разметавшиеся по дорогам, чтобы дождаться и съесть.

И вот встанет та бабушка утром ранним, потянется, петухов накормит да коровушку погладит по боку вспухшему, да и поманит пальчиком ребятишек, заговорщицки им так подмигивая да кормя обещаниями, дескать, знаю я место такое в лесу, где ежевика сладкая растет, или вот, пойдем клад закапывать в лесу, ай-как интересно, так что у малышей глаза аж блестят и лица принимают мечтательное выражение, и даст печенье какое-нибудь, а однажды утром велит им следовать за собой да в чащу заведет, а там у дерева на колени встанет и будет пить, жадно играя под кожей морщинистой серой кадыком, словно костью игральной - кадык-то совсем крошечный у ней, а жадность в нем велика. И войдет в нее кровь мертвая из дерева и оживится она, налитыми кровью глазами, ничего не соображая, глянет на детей, да начнет рвать одежду на себе, трогая себя сладострастно и дергая за груди, как молодуха, а убоятся дети и будут делать, что она повелит.

Начиная с того дня, когда Карлос покрыл Землю щетиной поросли магической своей, донна Изабель ходила по нему, как будто он был ее ковром. Почему это так? Габриэль блестяще доказывает, что Карлос неоднократно имел возможность напасть на донну Изабель и съесть не то чтобы ее туфли (о которых чуть позже), но и ее саму. Почему-же он этой возможностью не воспользовался, если даже мертвая кровь его порождений могла околдовывать женщин, а посредством их и мужчин?

Существует возможность и возможность, наподобие того, как есть два взгляда: это взгляд жадный и взгляд околдованный. Вслед за тем, как донна Изабель заметила распространение Карлоса, с ее стороны были предприняты меры предосторожности? Она закрылась от Карлоса и впереди нее летели грозные слуги Хаоса, меч в руках коих заставит превратиться в колючку чертополоха лезвие, данное хранителю Эдема, который сбежит и, как дитя, будет хныкать, сжавшись в комочек под древом, покуда не прояснится сознание его и не расширятся в ужасе зрачки глаз его, разглядывающих проявляющиеся на стволе черты Карлоса, который и сам стал неотличимым от албра, хотя для того, чтобы попасть в заведения под вывеской "только для албров" и "underalbr you are not wanted", он все-таки предпочитал превращаться в булавку на груди Ошируун?

При всей его сообразительности, Карлос был готов к долгому ожиданию, но наступление донны Изабель произошло со всей внезапностью, на которую та была способна, и Карлос был застигнут врасплох. Прекрасные туфли донны Изабель не успели покрыться молоком майской росы, а сама она не подходила издалека, петляя между деревьев, которые могли бы предупредить Карлоса, но набросилась из тени, в результате чего Карлосу ничего не оставалось, кроме как мгновенно согласиться на все ее условия, в обмен на что ему обещались туфли донны Изабель, причем туфли в тот раз по какой-то чистой случайности были единственным предметов ее одежды. У него не было шанса осмыслить произошедшее - то, к чему он готовился в течение столетий, произошло мгновенно и как будто без его участия.

Конечно, мы по-прежнему будем губить деревья, сдирать с них кору и выжигать на них буквы при помощи солнечного света, но стоит хотя бы один раз задуматься о том, что их становится все меньше и уже наши дети, быть может, вовсе не поймут нас, когда мы будем долгими зимними вечерами демонстрировать им слайды с изображением лесопарка. Как мы передадим им тот первобытный ужас, охватывавший нас в объятиях дерева, если мы отбивались от группы? Каким образом сможем имитировать зловещее эхо, разносимое и бъющееся на тысячу голосов среди темных, покрытых слизью и пеной стволов? И когда мы бывали в объятиях дерева, как это объяснить детям нашим, что страшно становилось нам от дыхания холодного его, и когда спадала пелена с глаз наших, мечтали мы, чтобы напала она обратно и как можно скорей? И когда находили вместо Анастасьи Исааковны бледный скелетик, присосавшийся челюстями его к березоньке плакучей, шелестящей листвою искристой ее, то какими словами умоляли мы отдать душу или хотя бы что от нее осталось, и не находили ответа, потому что убийца холодный летел далеко над лесом, заламывая в полете руки его и думая совсем о другом, а именно о том, о чем ему и следовало думать, но думать ему было не о чем, и по-правде говоря, нету ни одного достойного доверия и подробно документированного явления Карлоса за весь тот период, прошедший со дня его встречи с донной Изабель, и значит ужас жил в нас, и нам не о чем было думать, лишь механически органы наши дрожали, подобные жгутикам, рисующим то, чего больше не было и быть не могло. Мы рискуем сделать смелое предположение о том, что Карлос и вовсе не появлялся с тех пор, то есть с 1949 года, среди сотворенного им, но потерявшего актуальность и тем самым обреченного на распад мира иллюзий, и спрашиваем: хватит ли этой иллюзии на детей наших или припишем мы непонятливость их общей их тупости, коей сопровождается жизнь выродков последнего поколения, ибо совокуплялись мы на малом островке промежду собой, слишком, де, хорошо и весело ебалось нам и отцам и дедам нашим, и дедам их отцов, и прадедам стариков во времена незапамятные? Не ударим мы, не будем ли бить мы по голове этих олигофренов наших долгими зимними вечерами, скрывая от самих себя правду, ибо при жизни натянули мы пелену на глаза обратно, как сказано чуть выше, и колоть их раскаленной иглою, мучать медленно, ведь что взять с них - твари то безответныя, никому не расскажут, а стоило бы отказаться от этого, но убить их заранее и как женщина понесет, живот у ней вспарывать, а вовнутри запаршивевшего гаденыша давить пятою. Тогда и не будет последней стадии деградации, коея отнюдь не украсит закат дней любого человека из тех, которые не ходили на поклон к тем-же албрам, хотя на них свет и не сходится клином, да и как бы он сошелся, по-правде сказать, если они живут под землей и света не ведают?

Так или иначе, Карлос добивается своего, и в этом отношении он с самого начала довольно последователен, а его пример хрестоматиен. Чего стоит хотя бы донесение о том, что вскоре после поедания туфлей донны Изабель Карлос получил новую кожу, практически неотличимую от албрской и научился превращаться в лисицу с тем, чтобы заходить в заведения "underalbr you are not wanted" - на этом примере мы наглядно видим, как какое-то незначительное разрушение в некоторых мирах или их распад приводит к общему улучшению ситуации, лишний раз подтверждая незыблемость основных положений закона о вселенской справедливости. Рискнем предположить, что Карлосу, быть может, потребовалось кровь из носу проникнуть в таверну. Такое бывает. И быть может донна Изабель появляется там - инкогнито или в своем истинном обличии. Ну кто ее знает, разве ей запретишь где-то появляться? Нельзя сводить все к вульгарным мотивам и приписывать Карлосу тягу к албрским напиткам, которой у него и вовсе не наблюдалось, или-же гордость высокомерную, что хотел он, дескать, кому-то там показать, как в таверну "underalbr you are not wanted" заходит в любой момент без вопросов. Нужно проводить тщательный анализ ситуации, прежде чем склоняться к какому-либо из выводов.

 

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Кобыла в Дикой Охоте

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017