MegaЦефалNews (MZN)



# 612

 

Окончательная Деструкция

 

В обеденный час пятницы, в погоду, когда приятно бывает сесть у огня, предавшись непомерному обжорству или пьянству, чтобы чарующие звуки молодого дождя, тебя слегка тревожа, сентиментальную навеивали грусть, в кафе за столиком сидел высокий бледный господин в тонкой оправы очках и, стараясь не выдавать своего напряжения, бросал осторожные взгляды в окно.

За окном-же царило оживление - туда и сюда под дождем сновали веселые люди в турецких шляпах обмотанные шарфами, похожие на цирковых клоунов, что особенно подчеркивалось и красками, нанесенными на их лица. За ними по пятам, едва успевая переставлять коротенькие пухлые ножки, бегали старухи, то и дело сбивая с ног то друг друга, то кого-нибудь из прохожих. Все они голосили на каком-то восточном языке, вовсе не стараясь быть понятыми, а наверное лишь душу излить.

-Как странно ведут себя эти люди. - Вполголоса пробормотал гость, увидев, что я тоже наблюдаю за творящимся снаружи.

-Вы тоже заметили?

-Да, но это совсем не важно.

-Что вы имеете в виду? - Меня насторожило такое отношение гостя к происходящему. Казалось, он старался производить впечатление человека черствого, под покровом внешней невозмутимости сокрывшего бушующие бури.

-Видите-ли, я вовсе не человек. - Грустно улыбнувшись, попытался развеять гость мои опасения. - Беспокоиться нет оснований. Вот, смотрите.

Он вздохнул и выудил из кармана плаща трещотку, заученным жестом протянул ее ко мне и потряс у лица. Я тотчас-же понял свою ошибку и вынужден был сделать над собой усилие, чтобы не рассмеяться, а моя раса во время смеха бьет себя кулаком в грудь, раздувается, клокочет, словом, зрелище может быть не из приятных. То, что я принял за трещотку, оказалось дюжиной пластиковых карточек, нанизанных на проволочное кольцо.

-Извините, если мой жест показался вам чересчур театральным. - Печально опустив глаза, произнес гость. - Вообще-то не в моих правилах трясти орденами, но я хотел сразу расставить точки над и.

-Понимаю. - Серьезно кивнул я.

Со стороны должно было показаться, что встретились два страховых агента. Между тем, ни один из них не владел ни одним из известных на этой планете языков и не представлял себе даже на уровне иллюстрированной статьи путеводителя принципов организации и классификации местных живых существ.

-Очень приятно, - обаятельно улыбнулся я, когда гость наконец представился. - Я бодхисаттва Амогханаштра, прибывший на место крушения спасательной капсулы Хоронзона.

Аор Хомистамчхи с деланным недоверием поднял брови. На самом деле он не мог не слышать о поисковой группе и наверняка слышал даже больше, чем хотел скрыть этим жестом.

-Так вы и есть...

Я сверкнул глазами, призывая к осторожности. Произнесение истиннного имени могло привести к искажениям в работе формоскопа и я невольно нарушил бы строгую конспирацию.

-Космический крейсер третьего субгравитонного типа, модификации 16-400-4-Б-11(333)+ "Хоронзон", - начал я, прокашлявшись, - потерпел крушение, как вам наверняка известно, при попытке выхода из запланированного неординарного тоннеля, открытие которого означало бы новую эру в межполярном туризме. К-сожалению, крейсер настолько, грубо говоря, повредило в ходе этого эксперимента, что точное место его гибели нам до сих пор установить не удалось, однако последние сигналы, которые в своей агонии послала миру спасательная капсула судна, будучи проанализированными группой сотрудников под моим кураторством, оказались достаточно информативными, чтобы привести нас в данный сектор промежуточного мира J2-55-FU-17+. Мы бросили жребий и мне выпало исследование этой небольшой безжизненной планеты.

-Вы не воспользовались своими полномочиями! - Щеки Хомистамчхи вспыхнули.

-Я счел повод недостаточно веским, чтобы прибегать к Праву Сильного и выбирать себе для эксклюзивного исследования Звезду Альфа мира J2-55-FU-17+.

-Понимаю. Даже если выброс реформирумой адекватно условиям материи к Полярной звезде является неизбежным по законам природы, действующим на любое чужеродное тело, разрушаемое во время перехода, ничто не гарантирует того-же пути и для спасательной капсулы, которая, строго говоря, не является материей, существующей в переходе.

-В том-то и дело. - Кивнул я.

Воцарилось молчание. Хомистамчхи хмуро взглянул на меня.

-Ну а я... Я правильно понимаю, теперь моя очередь объяснять причину моего появления в этом месте?.. Если так, то я ищу ответов. Такова, в своем роде, моя специальность.

-Вечных ответов.

-Вот именно. Сейчас я ищу вечный Ответ На Самый Не Важный И Никчемный Вопрос. Задача, поставленная руководством, одновременно интересна и скучна. Я представляю себе бесчисленную плеяду сотрудников, бывших до меня и будущих после, которые, движимые точно той-же целью, проходили все те-же пути, следуя стандартным правилам и механически обращаясь к унифицированным реестрам. Сказать по-правде, мысль эта не пугает меня...

-Ведь и она сама является стандартной процедурой. - Закончил я и откинулся на спинку, но Хомистамчхи ошеломил меня, последующими словами раскрыв скрывавшееся под маскою неприметного ученого величие стройного ума.

-И да и нет. - Сказал он. - То есть, конечно, да, но не пугает меня она немного по другой причине. Дело в том, что языка, на котором мы с вами общаемся, не существует.

Я кивнул и поднес зажженную спичку к кончику сигары.

-Следовательно, не существует и прообраза языка, а мысль фигурирует лишь как эмуляция или попытка эмуляции того... другого, повисшего где-то в неведомой, настолько непостижимой субгравитонной глубине, что ни свет, ни единица информации никогда не покидала ее.

-Вы забываете, - выпуская дым уточнил я, - что существуют компетентные инстанции, занимающиеся импортом-экспортом информации и света.

-Да. - Хомистамчхи как-то сразу посерел и съежился. Его невидящий взгляд пробежал по моему лицу и застыл на стекле. За стеклом, широко разевая беззубый рот, орал ребенок, но внутри кафе звука было почти не различить. Приятный шелест кондиционера и позвякивание стаканов смешивались с деликатным перешептыванием посетителей - нашедших убежище в этом укромном месте посреди пыльного города служащих и студентов.

-Вы себе не представляете, - бодро воскликнул я, желая сменить щекотливую для моего собеседника тему, - как сложно найти разумную жизнь во вселенной!

Хомистамчхи повел головой, сбрасывая гнетущее оцепенение, улыбнулся и поднес к губам кружку темного пива, всем своим видом выражая намерение выслушать мою историю. Я продолжил.

-Только в десяти мирах из тысячи существует некое подобие разума. Только вчера в поисках посадочной площадки капсулы я исследовал один такой мир, населенный разумными духами пустыни. Вообразите себе, я бегал по инстанциям, доказывая мои полномочия на углубление в пустыню, столько же времени, сколько мне хватило бы на проверку всех ста других миров, не являющихся разумными!

-Вот так история! - Развеселился Хомистамчхи, но спустя мгновение в глазах его опять промелькнула тревога.

-А мне никак не удается определить, чем отличается разумная жизнь от неразумной. Вы так легко говорите об этом, а я способен по несколько дней изучать мир, терзаясь сомнениями.

-По-правде говоря, проблема сводится к информационному эмбарго. Я уверен, что вас заблокировали на время выполнения миссии по нахождению Ответа. Разве так не происходило и раньше?

-Я... я не помню. - Покачал головой Хомистамчхи. - Мне кажется, я работаю столь много, что уже начинаю забывать, каково оно там - в другой жизни, в жизни бесконечного досуга и райских наслаждений.

-Это нормально, так происходит со всеми трудоголиками. - Заверил я.

Поняв, что Хомистамчхи действительно теряется в своих загадках, не играет нарочно для меня эту роль, я жестом подозвал кельнера, готовя мелочь.

-Желаю вам успеха в поисках капсулы. - Уныло наблюдая за моими действиями, выдавил Хомистамчхи.

-Вам также! Чтобы Ответ На Самый Никчемный Вопрос был найден в полном соответствии с Инструкциями!

 

Орден Черного Креста редко направлял своих регулярных сотрудников в горячие точки. Говоря проще, за все время существования Ордена в текущем космическом цикле это имело место лишь один раз, когда заключенный в предыдущем космическом цикле ваш покорный слуга сумел организовать свой побег из сфер заключения при помощи вещества, изобретенного им и впоследствие получившего распространение как Болотница. Орден предложил мне тогда равноправное сотрудничество, и сделано это было в форме ультиматума. Под нажимом обстоятельств я согласился работать на том условии, что порожденные мной в результате разрушения тюрьмы космические циклы получат особый статус и навечно останутся не оговоренными конвенцией о регулярности единых космических циклов. В случае противодействия сотрудничеству, Орден угрожал опечатыванием альтернативных циклов, прекрасно сознавая, что это положило бы начало непримиримому противостоянию, которое, в такой его форме, рано или поздно плачевно сказалось бы на обеих сторонах конфликта, однако считая - и вполне справедливо - что опыт организации позволил бы самому Ордену со своей стороны минимизировать потери.

Так или иначе,  во главе флота Черного Креста я прибыл к предполагаемому месту крушения Хоронзона, транспортировавшего, согласно информационному циркуляру, элементы Окончательной Деструкции, опечатанные и приговоренные Орденом к возвращению к Истокам. Известно, что Окончательная Деструкция является неотъемлемым компонентом Истоков, и похитившие ее должны были представлять серьезную угрозу универсальной безопасности, ведь до недавного времени я считался единственным демоном, что-либо взявшим у Истоков минуя санкции Черного Креста.

Оставив Хомистамчхи искать ответов, я уже представлял план действий, и теперь искал какое-нибудь живое существо, на основании которого мне удалось бы установить условную точку отсчета. Не сделай я этого, операция с равным успехом могла длиться бы и сорок восемь часов, и сорок восемь тысяч столетий, в течение которых Черный Крест диктовал бы мне условия, заручившись своей совершенной непогрешимостью. Помимо проблемы с точкой отсчета, где-то в глубине души я таил некоторые сомнения относительно населенности мира в непосредственной близости к месту крушения Хоронзона, потому что он успел достичь того достаточно архаичного, но в то-же время и достаточно промежуточного уровня субгравитации, в который я не заглядывал, когда ранее посещал этот сектор вселенной.

Искать мне пришлось не очень долго, я даже не успел докурить сигару. Речная дева, у которой, по всей видимости, не было никаких других обязанностей, кроме расчесывания длинных волос, тонувших в воде и удивительным образом смешивавшихся с пышными водорослями, заметила меня издалека и успела принять наиболее удачную в ее понимании позу, нисколько не мешавшую строить глазки и подчеркивавшую прелести ее фигуры, одновременно с тем отвлекая внимание от недостатков, которые у той, как и у фигуры любого живого существа, имелись в точно отмеренном количестве.

-Господин желает, чтобы его проводили к Речному Царю? - Томно проворковала красотка.

Я галантно поклонился, выпрямился и покачал головой.

-Не в этот раз. Мне бы хотелось поговорить с простыми жителями. Цари не выражают в наши времена всей взаимосвязи, подразумеваемой парадигматической кратофанией. За время, пролетевшее с эпохи последних переворотов и свержений, накопилось слишком много того, что царям хотелось бы скрыть от Ордена. Поэтому единственной правдой, которую мы видим в глазах их, становится невыразимый ужас.

Я подумал, что смогу написать учебник для развития подрастающих субъектов кратофании. Они узнали бы много интересного для себя.

-Ужас! - Закатила очи, бледнея, речная дева. - Я была совсем ребенком во времена, о которых вы говорите. Эта боль!

Я не стал мучать ее и перевел разговор на более, как принято выражаться, близкие нам обоим темы.

Незаметно наступил вечер. Легкий ветер, щемяще исполненный пряным ароматом волшебного луга, пролетел, едва касаясь кожи. Кожа на плечах речной девы покрылась мурашками. Она улыбалась, мечтательно блуждая взглядом. Ее пальцы сплетали на моих рогах причудливые узоры из стеблей тысячелистника и цветов зверобоя.

-Кстати, - прошептал я, покусывая ее ухо, что, как мне было известно, приводит в восторг речных дев, - ты тут не видела поблизости какого-нибудь куска Окончательной Деструкции. Я слышал, что в вашем мире она не редкость, вот и думаю, может ты что-нибудь такое видела.

-Да. - Кивнула речная дева. Ее довольное лицо сияло. - Король Мертвых пришел с Запада и он несет Окончательную Деструкцию на Север.

-Спасибо, дорогая, ты мне действительно очень помогла. Что бы я без тебя делал? Вот, это подарок тебе.

Я поднялся и бросил к своим ногам ключ. Речная дева, что лежала во травах побережья, бледнея в начале ночи, протянула руку и горячий ключ взяла.

-Что это? - Удивленно молвила она, приподнимаясь на локтях, и вознесла ладонь с ключом, словно бы тусклое свечение звезд помогло бы ей рассмотреть подарок.

-Там, у небесного истока твоей реки, используй ключ. Я дарую тебе бессмертие и вечную свободу от перемен.

 

Мой путь лежал на север и я двинулся по прямой, возмыв над океаном. Следы Короля Мертвых теперь ясно читались передо мной и мне оставалось лишь его догнать. Однако, когда ни одного из двух берегов не было видно, а водная гладь расстилалась до горизонта, я заметил, как что-то мелькнуло на дне.

"Бутылка!" - Моментально сообразил я и камнем рухнул вниз, чтобы мгновением позже с бутылкой в руке выйти на берег небольшого острова, едва-ли удостоенного внимания картографов. За время своего заключения джинн наверняка проголодался и мне требовалась живая пища. На такой случай для главнокомандующего флотом Черного Креста и предусмотрена свита.

Я произнес заклинание и ударил копытом по скале, уже проявляя раздражение медлительностью подчиненных. В скале распахнулась на уровне моей груди дверь и из нее выбросили трап с поручнями, по которому, церемониально пританцовывая, один за другим принялись спускаться члены свиты.

"Хорошо, что джинн все еще в бутылке и не видит меня вместе с ними." - Невольно промелькнуло в моем сознании. Чтобы ускорить процесс, я вызвал гром и исторг пламя из пасти, что щерилась рядами острых и тонких, как иглы, клыков, а затем демонстративно облизнулся.

-Одну минуточку, Ваше Превосходительство! - Захлопотал, полусогнувшись, Страж Внешних Врат. Он был подобен мраморному изваянию страдающего ожирением человека со скорпионьим хвостом, а в полусогнутом виде вызывал двойственные чувства, так что я не мог уже всерьез сердиться на него, а лишь отвесил оплеуху.

-Поживее, дружок, у меня гости. Они - ждут. - Почти ласково напомнил я.

Чтобы подогнать к острову какой-то авианосец им потребовалось не меньше четвери часа, которые я скоротал, разгуливая по острову. Наконец все было готово и я велел свите скрыться, объяснив, что рецитацию проведу сам, а исполнителей возьму из песка, как, впрочем, и всегда.

Наконец, когда дверь в скале со всеми предосторожностями затворилась, я смог откупорить бутылку и джинн, который уже сгорал от нетерпения, вырвался наружу.

-Вы свободны. - Сообщил я ему. Его лицо было непроницаемо и ни одним жестом он не выдал своих мыслей. Его самообладание можно было назвать поистине эпическим, оно выдавало в нем существо настолько-же древнее, благородное, насколько и привыкшее ко лжи, коей принято удачно оттенять клеймо невыразимого ужаса.

-Я... - Произнес джинн и помедлил. - Вам наверное известно, что вы делаете?

-Думаю, да.

-Я заключен в бутылку после окончания минувшей войны, являвшейся венцом эпохи Перемен. Это я - Зло, коее изгнали из этого мира особым постановлением совета старейшин Ордена Черного Креста. Но теперь я свободен. Я много размышлял. Силой Магии мне преградили любой доступ к Сокровищнице Понимания, но я размышлял, используя прежние резервы. Я пришел к выводу, что рано или поздно мое заточение завершится, ибо ничто не может длиться вечно...

-В этом вы ошибаетесь двояко, и суть ошибки не в следствии из неверного хода мысли, а в ошибочных допущениях, взятых за основание расчета. Во-первых, ваше заточение могло бы не завершиться никогда, не пожелай этого кто-нибудь; во-вторых, что-то вполне себе может длиться вечно.

-Это теоретические споры... Меня не занимает дискуссия. Я решил, что не допущу второго раза. Меня больше невозможно будет заключить в бутылку. Этот мир превратится в Мир Зла.

-Хочу пожелать вам удачи в вашем начинании. Этот мир отныне ваш, а начать ваши эксперименты вы можете вон с того морского корабля, экипаж которого насчитывает несколько сотен безрогих существ.

-Кажется, я начинаю понимать... Вы - враг Ордена... - Осклабился джинн. - Подумайте, мы вдвоем завоевали бы все миры!

Я внимательно смерил джинна взглядом.

-Вы ошибаетесь. Орден Черного Креста - это Я.

С видом благочестивого старика Джинн повис над землею, желавшей бы от его близости перевернуться в собственной могиле, выкопай кто ее для целого мира, и в ночи осенил себя знамением перевернутой гексаграммы.

 

Ближе к Северу след Короля Мертвых делал отклонение от прямой, и если бы я следовал точно его линии, то оказался бы в Европе, считавшейся Западом. Понимая, что на применение такой низкопробной ловушки Король, заботившийся о своей репутации, не пошел бы ни при каких обстоятельствах, я решил все-таки оказаться на Западе и навестить старых знакомых, заодно приводя в исполнение план определения населенности мира.

К моему удивлению (впрочем, почему-то я не удивлен), Адольфа Гитлера в этом мире не было. Не нужно было наводить дополнительных справок, чтобы узнать в этом руку Короля Мертвых. Прежде чем отправляться в Гималаи, я решил задержаться в Европе, чтобы навестить другого знакомого. Как я и ожидал, Король не решился на столь значительное отклонение и мой друг пребывал все в той-же безмятежной неге, хотя проанализировав запах в его комнате, я понял, что его посещал другой демон.

-Сеньор... это вы... - Услышал я шепот, едва слетавший с его пересохших губ. - Я чуток засомневался. Вы очень похожи...

-Да, мы в некотором смысле родственники.

-Эти рога...

-И копыта, да и вообще силуэт в полутьме. Нас часто путают.

-Специфическое благоухание...

-Сущностное, с вашего позволения. Чтобы вы не путались, я нахожу общий язык со всеми существами, но прежде всего с Суккубами именно потому, что я - наполовину чистокровный Суккуб. Но скажите мне, мой друг, кто был у вас вскоре после нашей последней встречи?

-Это... был не кто-то, и не что-то... как объяснить... Сверхчеловек! Оно... говорило голосом внутренней правды. Я понял, что это...

Внезапно страшная догадка поразила меня и я приложил ладонь ко лбу моего друга.

-Да вы горите.

Никаких сомнений не оставалось, совсем недавно он стал жертвой Пожирателя Самосознания и теперь существовать ему оставалось лишь несколько дней. Страшный призрак, конфронтации с кланом коего избегают даже весьма высокопоставленные особы, позиционирующиеся как фавориты Черного Креста, продиктовал Фридриху Ницше фальшивый финал Великого Возвращения и тем самым безупречно выполнил свою работу.

-Где рукопись? - Мой взгляд зорко окинул палату, где томился недавний любимец демонов. Вот она, спрятана в тумбочку. - Я возьму ваше бессмертное творение в небесную типографию.

-Спасибо...

-Пожалуйста.

Ему не стоило больше мучиться, хотя растворение в желудочном соке Пожирателя не продлилось бы и недели, но я решил достойно завершить это прямо сейчас. Чтобы найти кристалл в его груди, моим когтям понадобились считанные секунды. Холодный, умирающий, но по-прежнему светящийся, он вибрировал в предсмертной агонии. Я положил его в спичечный коробок и опустил веки на лице лежащего человека, а затем покинул помещение, оставив его тело самостоятельно доживать отведенные праедестинацией годы.

 

Далеко-далеко на Востоке, над Гималаями летел, заставляя ветра вжиматься в неуютные расселины, великий архидемон, прародитель улучшенных космических циклов, эксклюзивный владетель Начала, коее есть Исток, и имя ему было бодхисаттва Амогханаштра. И увидел он в горах Чертоги, и опустился в горы, и вошел в те Чертоги, весьма богато убранные. Он обнажил меч свой, чтобы поразить того, за кем гнался он, и сокрушить навеки, и с ним была свита его, и весь Черный Крест взирал на могущество его.

И вот, видит он в третьем колене спуска пещеру в горе, в коей стоит трон, но нету на троне том Короля. Идет дальше.

Видит в седьмом колене спуска пещеру в горе, в коей стоит трон, но нету на троне том Короля. И идет дальше.

И видит он в шестнадцатом колене спуска большой зал в горе, и пируют в зале, и нет трона, а среди пирующих один пьяный - и к нему подходит с мечом, говорит:

Ты ли это, кого я знаю?

Нет, - отвечает, - не я.

Будешь Королем Мертвых. - Говорит демон, подобный грозе и урагану. - Убивай во имя Мое и будешь Со Мной, так будешь Королем Мертвых. Не поддавайся, если рабы мира сего станут обольщать тебя. Истинно говорю, не обольщайте и не обманывайте сына сего, ибо он возлюбленный и он рожден вместе со Свастикой, что горит вечно.

Как мне быть Королем Мертвых?

И повторяет демон: так:

Убивай триста тысяч, затем еще триста тысяч, и миллион, и убей всех, истинно, убей всех во имя Мое.

И сказав так, оставил демон его, и бросил он наземь кубок, и сказал другим:

Вы были раньше пьяны, но теперь будете свободны.

 

На Севере я увидел наконец свою цель. Король Мертвых обзавелся куда большей свитой, чем было на моей памяти во время оно, впрочем, скорее всего его окружали наемники, которые пойдут на любое дело, стоит потрясти туго набитым кошельком.

С ним был и капитан Хоронзона, которому пророчили прекрасное будущее в Ордене, сравнивая едва-ли не со мной. Теперь становилось очевидно, что Хоронзон не терпел крушения, а был пришвартован на Западе с тем, чтобы опасный груз мог быть переправлен на Север по кратчайшему пути. Негодяи собирались шантажировать Орден. Конечно, им было далеко до того, чтобы меряться со мной.

Перейдя на семимильный шаг, я опередил мошенников и наступил копытом на Дыру Севера. По-счастью мне удалось устоять и уберечь голову от сыпавшихся звезд, которые могли бы испортить красивые венки речной девы.

-Господин... - Криво усмехнувшись, прокричал капитан Хоронзона. Он поднялся на ноги и даже не покачивался - удар небесного свода не причинил ему значительного вреда, хотя губы были разбиты и затрудняли речь. Этого мне было достаточно, чтобы запереть его горло насовсем.

-Вы помните, наверное, уважаемый капитан Хоронзона, вашу блистательную миссию по укрощению строптивого существа Хаоса, злого гения этого мира? Вольный охотник за головами, обративший своим подвигом на себя благосклонное внимание Ордена! Так вот, Я сегодня отворил Мировое Зло и никто не сможет запереть его вновь. Так что лучше помалкивайте.

Несмотря на то, что глаза его налились кровью, он, естестенно, смолчал.

-А вы, Король Мертвых, скажите, как поживают ваши мертвые? Сколько их там у вас голов, этого "безрогого скота"?

-Вы что себе позволяете, демон! Однажды обвели Орден вокруг пальца, и навоображали себе невесть чего! Отойдите от Дыры...

Внезапно он замолчал, привлеченный знаками, которые подавал ему капитан Хоронзона. От капитана стало исходить сияние, - я знал, что он всегда так поступает в условиях сумерек или недостаточной видимости. Но чтобы ночью, когда только что обрушили небесный свод... Это походило на фарс.

-Ммм. Мы вот что хотели бы вам предложить, Амогханаштра. - Обменявшись символическими посланиями с капитаном Хоронзона, обратился ко мне Король.

-Я слушаю. Но не испытывайте моего терпения.

-Мы прекрасно осведомлены о ваших... двойственных отношениях с Орденом Черного Креста. Вы сами знаете, что они попытаются если не избавиться от вас при первой возможности...

-Какая глупость.

-...то опечатать ваши космические циклы. Мы хотим предложить вам сотрудничество... Нет, от вас ничего не требуется, мы готовы на все ваши условия! Вы можете даже не вынимать вашего копыта из Дыры...

-И вы правда думаете, что я вот прямо так и буду тут стоять? - Я невольно улыбнулся.

-Мы венчаем вас Окончательной Деструкцией! Этого достаточно, чтобы вы согласились сотрудничать с оппозицией?

-Этого, конечно, достаточно. - Великодушно кивнул я. - Но на самом деле я ничего подобного делать не собираюсь. Никакой оппозиции Ордену Черного Креста не существует. Есть только Орден Черного Креста с одной стороны и Регулируемое - с другой. Так давайте мне Окончательную Деструкцию.

Вокруг чернело. Я отряхнул комья слипшейся глины, уже начавшей вылезать из Дыры, с копыта, и подошел к Королю.

-Будьте прокляты!

-Спасибо. Постараюсь.

-Бегите к своему Ордену за наградами. - Король презрительно сжал губы и швырнул капсулу с Окончательной Деструкцией прямо мне в руку. Я учтиво кивнул и открыл дверь в пустоте. Из двери повеяло теплом.

-Вы никогда не задавались вопросом о том, что могло происходить в моих космических циклах на протяжение всех этих бесчисленных лет, в ходе которых вы вели ваше пристойное существование, строя грандиозные планы по всовыванию Окончательной Деструкции в Дыру, расположенную, подумать только, на самом Севере - и не на каком-нибудь, а на Севере вашего мира, да, вот прямо на вашем персональном эргономично расположенном Севере?

-Думаю, вы там не сидели сложа руки.

-Хорошо, что вы это понимаете, но я спрашиваю не о том, что вы думаете сейчас, а о том, задавали ли вы этот вопрос на протяжение бесчисленных лет, прошедших после моего славного освобождения?

-Нет. - Король посерел. - Честно. Мы как-то не думали об этом. Да и вообще, честно говоря, я о вас узнал совсем недавно. Я же больше о мертвых думаю.

-Если бы вы не были столь любезны и не отдали мне Деструкцию, я привел бы свои армии, рядом с которыми флот, во главе которого мне было дозволено прибыть сюда, меркнет, как лучина перед паникадилом. Вы вооружились и слепили себе слуг из праха в рассчете на то, что Орден не отважится превращать целый мир в арену невиданной доселе бойни, вместо этого выполнив ваши так называемые продуманные требования по установлению, как вы их называете, альтернативных, оппозиционных полюсов. Смею вас заверить, что я не остановился бы перед бойней и куда больших масштабов. Так или иначе, все обошлось без крови и статус кво фактически не нарушен, а все живые существа могут по-прежнему весело жить с привычным милым невыразимым ужасом в очах. Становясь единственным обладателем Окончательной Деструкции, я удачно довершаю комплект Начала, уже имеющегося в моем распоряжении, тем самым обеспечивая надежное сохранение наиболее важных примерных парадигм, о нерадивости прежнего владельца в обращении с которыми теперь вряд-ли нужно говорить.

-Досвидания. - Помолчав с минуту, сказал Король Мертвых.

-Еще увидимся. - Приветливо ответил я и шагнул во врата, но прежде чем затворить за собой, счел нужным выступить в роли доброго советчика.

-Да, вот что еще - внимательно следите за капитаном Хоронзона. Он сейчас сам не свой и способен на страшнейшие ошибки, за которые его впоследствие будет одолевать стыд.

-Я приглашу его погостить у меня на Западе.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Анима Нации

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017