MegaЦефалNews (MZN)



# 617

 

Дорога в Ад

 

Дорога, причудливо петлявшая среди голых скал и топей, что источали яд и бушевали пламенем, ибо то были огненные топи, подобия которых вы понапрасну стали бы искать в иных, значительно менее требовательных к выживаемости населяюших их существ, регионах мира, и на протяжении долгих дней уводившая, казалось, куда-то в сторону, чем заставляя снова и снова насторожиться, вдруг выпрямилась и словно луч взлетела над серой долиною, высоко над пятнами желтоватого тумана, над полосками дыма и над трещинами, ведущими в никуда, отсюда, с высоты казавшимися тончайшими линиями узора. Вдали, куда указывала стрела дороги, можно было различить две весьма высокие колонны, которые будто бы светились изнутри, а верхушками терялись в облаках. На самом деле колонны представляли собой перманентные удары грома, стоявшие по обочинам дороги испокон веков, и не было никого, кому не сказали бы "НЕТ" языки тех колонн, если только у них не находилось веской причины промолчать.

"Вон там на горизонте уже видны врата гостеприимные Аида." - Торжественно произнесла Ишату. - "Если твои ноги не будут ковылять и путаться одна в другой, как копыта больной клячи, то мы достигнем этого прекрасного места к исходу условного дня." - С этими словами она помахала перед лицом Ивана Денисовича ладонью, на которой лежали золотые часы, и поморщилась.

Часы были расплющены и колеса их механизма Ишату давно нанизала на нитку, и эти своеобразные бусы украсили ее шею, но тем не менее на циферблате все еще сохранялись условные отметки, дающие представление о конце и начале условного дня.

Чтобы попасть в Ад, Иван Денисович готов был на все, даже на смерть, впрочем, Ишату уверяла, что до этого ни в коем случае не дойдет. Не такие уж там в Аду сидят чудовища и моральные уроды, а обычные Демоны. Нужно только привыкнуть к этому и не опасаться, забираясь в очередной круг ада, где куда страшнее рабы - души бывших грешников, а вот эти да, могут навредить, ведь терять им нечего и умы их омрачены уничижением и страхом.

"Стать бессмертным и называть своим домом каждый из бесчисленного множества миров! - Говаривал Иван Денисович. - Тогда и умереть не обидно!"

Не ищут от добра добра, и потому, конечно-же, отнюдь не за бессмертием направлялся Иван Денисович в Ад, да собственно и пробыть рассчитывал он там совсем недолго, транзитом, дожидаясь визы, о которой обещала похлопотать Ишату. Дело в том, что благодаря своему удачному расположению Ад служил не простой региональной пересадочной станцией, а своего рода уникальной метрополией, о которой жители близлежащих земель говорят "все дороги ведут в Ад", ну вы сами знаете, как ни тяжело пройти сквозь игольное ушко, а если обходных путей нет, то его волей-неволей обустраивают для нужд деловых людей, спешащих по своим делам - гостиницы, казино, бани, временные вместилища для перевозимых рабов, в Аду всему нашлось свое место.

У огненных столбов не обошлось без замешательства. В оцеплении из дюжих таможенников близ громового столба замерли кибитки цыганского табора. Люди в костюмах химической защиты разгружали повозки и осторожно складывали ящики чуть поодаль. Были слышны детские крики и причитания женщин. Однако, жизнь и тут брала свое - не обращая внимания на ощерившихся автоматными дулами солдат, несколько цыган разожгли костер прямо на проезжей части и спустя минуту уже танцевали вокруг него, безмятежно напевая цыганские песни. Вот в пляс пустилась цыганка - юбка ее летела над землею, развеваясь, словно пламя костра преследовало танцовщицу, лицо ее и руки блестели от пота. Цыгане дружно прихлопывали ладонями, сияя белоснежными улыбками, а те, кто постарше - золотыми.

"Опять двадцать пять. - Недовольно нахмурилась Ишату. - Вся жизнь в Аду и мнимое благосостояние этого места обусловлены отнюдь не законами, регламентирующими деятельность служащих, а личной инициативой их, их героическими трудовыми подвигами. Их работа представляет собой нескончаемую череду авралов, что почти всеми воспринимается как должное. В нормальной стране, - она наморщила нос, - в нормальной стране, в такой, из которой я родом, нелегальный груз перенаправили бы на соседний перрон, где не спеша выгрузили бы брикеты, не смущая добропорядочных путников зрелищем бандитских обрядов и не заставляя их ждать."

"Это место напоминает очень узкий проход и я сомневаюсь в том, чтобы существовал соседний перрон." - Озираясь по сторонам, заметил Иван Денисович.

"В том-то и дело. Гиблый, внутренне прогнивший этот Ад, под внешним лоском скрывающий клоаку и катакомбы, забитые трупным ядом, который никто не утилизировал с тех пор, как пресекли первый нелегальный обоз работорговца, однако рано или поздно струп сковырнется, попомни мои слова, внешняя корка лопнет и весь гной поднимется, чтобы смести весь карточный домик, на верхушке которого восседает... восседает..." - Ишату внезапно замолчала и покосилась на Ивана Денисовича, но тот с увлечением наблюдал за цыганами и проглотил недомолвку.

"Кажется наша очередь." - Сказал он после непродолжительного молчания.

К ним вышел пожилой таможенник с усталым лицом и, прокашлявшись, грозно протянул руку за документами, однако, встретившись глазами с горящим взглядом Ишату, смягчился.

"Вы уж войдите в наше положение, государыня, и не держите на нас зла. - Приложив руку к груди, обратился он к ней. - Людей на таможне мало, а преступность на дорогах велика. По этой дороге мало кто ездит из знатных, все больше цыгане, как вы сами изволите видеть, да одинокие путешественники, так для чьего же взора станут тут из кожи вон лезть? Инвесторы избегают проселочных дорог. Все на наших плечах и иногда справиться нам с потоком бывает очень и очень непросто. Но чтобы компенсировать неприятные минуты ожидания, на которые мы невольно обрекли вас, давайте без лишних формальностей ваши документы, просто для галочки - и можете ехать!"

"С вами действительно очень приятно общаться." - Не спуская взгляда с зардевшегося таможенника, снисходительно произнесла Ишату. - "А вот вам наши документы."

Служащий кивнул и бегло пробежал глазами свитки, почтительно держа их на ладонях. Иван Денисович краем глаза следил за цыганкой у костра и не обратил внимания на то, как внезапно посерело лицо работника таможни. Тот долго не решался поднять глаза и на лбу у него выступили капли пота. Одна капелька пота повисла на кончике носа и упала на ладонь.

"Я... - осторожно начал он, - я... мне искренне хотелось бы... я постараюсь в кратчайшие сроки разобраться... есть вероятность того, что я неверно информирован..."

"В чем дело?" - Насторожилась Ишату. - "Говорите прямо и без обиняков!"

"Ну, понимаете, ваш знакомый не может считаться желанным гостем в нашем Аду... Дело в том, что он христианин, а вы сами знаете, что христиане находятся у нас в черном списке, они совершенно, я бы даже сказал, совершеннейше нежелательны. Едва-ли я могу что-то поделать с этим, а я - честно вам признаюсь - приложил бы все мои силы!"

Ишату исподлобья взглянула на Ивана Денисовича.

"Это правда? Ты - христианин?"

"Нет!" - Запротестовал Иван Денисович. - "Как такое возможно?!"

"И ты никогда не был им? Никогда-никогда? Хотя бы самую малость?"

"Нет!"

"Ну давайте разберемся. - Осторожно обратился к Ишату служащий. - Вот тут... и вот тут... видите, написано, был подвергнут ритуалу Крещения... будучи младенцем..."

"Но я не виноват! Меня не осведомили об этом и воспользовались незавидным положением, меня, спеленутого и скрученного ремнями младенца, окрестили, но разве есть в том моя вина?"

"Нет-нет, вашей вины никакой нет в этом! - Почти торжественно заверил его служащий. - Но тем не менее... - он развел руками и удрученно покачал головой, - ...тем не менее доступ вам в Ад запрещен."

"Кто придумал эти дьявольские законы, попирающие здравый смысл?!" - В сердцах воскликнул Иван Денисович.

"Поверь мне, есть немало кому их придумать. Это разлагающееся место способно преподнести еще и не такие юридические сюрпризы." - Успокоила его Ишату.

"Вот посмотрите, - Иван Денисович схватил таможенника за рукав, - на мою голову, видите?"

Он сорвал шляпу и продемонстрировал изумленному служащему небольшие, но уже достаточно опасные рога.

"Разве христиане, а тем более невольные христиане - не люди, со своими личными слабостями и силами? Разве хоть что-то на пути моем помешало мне дойти до врат Ада? Если уж и таинство демонической трансфигурации не ценится в этом мире, то не пора ли ему задуматься о его мотивациях?"

"Да, - кивнула Ишату, лицо которой довольно сияло, - мы уже начали выращивать рога, у нас и копыта будут, и хвост, и крылья, все как положено."

"Мне очень жаль. - Чуть не плача пробормотал служащий. - Но закон превыше всего."

"Он прав. - Вполголоса подтвердила Ишату. - Закон для него сродни той магии, при помощи которой все вещи возникают из пыли и не исчезают. Не будь закона, не было бы и его формы. Поэтому нам придется забыть о законном проникновении в Ад."

"Да, да, - просиял служащий, - незаконно вы сможете жить у нас сколько угодно, посещать достопримечательности, принимать участие в празднествах."

"Мы не собираемся задерживаться надолго."

"Даже если вы к нам ненадолго, то незаконно можете перемещаться через Ад совершенно свободно, даже если вы прямо отсюда на вокзал, то никто и слова не скажет, вы сможете потратить деньги по пути где только захотите, все лучшие рестораны и игорные дома будут к вашим услугам!"

"Охотно верю." - В тон ему отвечала Ишату, одновременно пятясь. Не дожидаясь окончания речи служащего, она схватила Ивана Денисовича за локоть и устремилась прочь от врат Ада.

Пройдя немного, они расположились на обочине дороги. Иван Денисович уселся по-турецки и раскуривал трубку, а Ишату устроилась на самом краю, свесив ноги в бездну и беззаботно болтая копытами.

"Послушай. - Сказала она. - Я должна была просветить тебя заранее о нелегкой доле живых существ, попавших в руки дельцов. Эти существа - христиане, и в Аду есть значительный спрос на них. Покуда гнойник развивается вовнутрь и разгалается под блестящей декорацией, выстраиваемой Демонами, всегда будет потребность в рабах, достаточно универсальных для того, чтобы исполнять различнейшие функции, начиная от роли аморфного гноя, заканчивая ролью живых игрушек для состоятельных и не очень господ."

"Как-же в таком случае возможно , чтобы им был закрыт вход в Ад?"

"Вход в ад им закрыт вот почему. В богатых декорациях Ада для них не предусмотрено места, даже простое упоминание о них - это дурной тон, на который не забудет указать даже самый низкорожденный Демон, ревниво держащийся своего рабочего места и справедливо считающий, что никакой, даже самый одаренный раб, с его работой не справится. Однако под толщею косметики и декораций, в зловонных клоаках Ада - присутствие рабов на незаконных основаниях считается вполне корректным. Провозят в Ад их, как правило, контрабандисты - вроде цыган, заставивших нас ждать очереди. Спрессованные в брикеты христиане поступают в Ад в куда большем объеме, чем способно нарисовать самое смелое воображение."

"Я не могу понять, как эта, несомненно крайне интересная, информация поможет нам решить проблему и попасть в Ад."

"Все очень просто. Если ты оказался в сетях дельцов и носишь на себе клеймо, то мне придется нелегально провести тебя через таможню под видом моего раба. Тебе, наверное, известно, что многие Суккубы имеют рабов в разных мирах и периодически возят их с собой на соревнования."

"На суккубические..."

"Да на самые разные! Не в этом дело! Я не обязана провозить нелегальный груз в виде брикета, обычаи разрешают нам и даже требуют от нас возить рабов в любой удобной нам форме. Поэтому тебе не придется проходить брикетизацию..."

"Повезло."

"Не то слово! Ты можешь считать себя счастливчиком, если попал в хорошие руки, но если ты попал в руки Ишату с ее умом, проницательностью и благородством, то тысяча небесных бессмертных счастливчиков - не годятся тебе даже в подметки!"

Сказав так, Ишату поднялась с краю дороги и, схватив Ивана Денисовича за запястье, уверенно потащила его обратно к таможенному пункту.

Служащий приветливо кивнул, завидя знакомое лицо. Суккуб и сопровождавший его раб (а это был Иван Денисович) были незамедлительно обслужены вне очереди.

"Я так понимаю, вы незаконно провозите раба?" - Осведомился таможенник вполголоса, отведя наших путников в сторону.

"Это мое законное право, провозить рабов незаконно, - строго начала Ишату, но тотчас-же изменила тон, словно опомнившись, на заговорщицкий, - но зная о бедственном положении служащих таможни, я хотела бы внести средства в фонд развития Врат Ада и надеюсь, что вы не откажетесь принять мое скромное подношение."

С этими словами она сняла со своей шеи ожерелье и торжественно вручила его служащему. Шестерни разбитых часов чудесным образом превратились в золотые монеты, нанизанные на нить, и почувствовав в руке приятную тяжесть дорогого металла, таможенник просиял.

Путь наших героев в Ад теперь был свободен и вскоре неприятный инцидент, задержавший их на таможне, стал достоянием историка, скрипевшего своим пером.

Летом, зимой-ли, для Демона в Аду найдется тысяча способов провести время и занять досуг, к вашим услугам благоустроенные бани, салоны, выставочные залы и игорные дома, устав от шума цивилизации, вы сможете посетить парк или уединиться в небольшом уютном притончике из тех, что дилеры с безупречной репутацией открывают в самых неожиданных местах, приятно удивляя и радуя обеспеченную публику; когда вам надоест притон, вы сможете в собственном номере заняться решением паззлов иль черчением пентаграммы для вызова Святаго Духа, а когда и это вам опротивеет, то сможете слазить в гнойные колодцы Ада и под руководством опытного спелеолога изучить жизнь христиан, нелегально провозимых в Ад, принять участие в танцах цыган, ознакомиться с обычаями других подземных обитателей; в любое время дня и ночи к вашим услугам благоустроенные вокзалы и взлетная полоса Ада, а также великолепный океанский порт, эти транспортные артерии, связывающие Ад со всеми уголками необъятного космоса.

 

 

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Из жизни полицая

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017