MegaЦефалNews (MZN)



# 619

 

Серьезному делу - время, потехам смертных - час

 

Существование каждого бессмертного отличается тем чудовищным своеобразием, пленяющим с первого мгновения, всякая-же скоротечная жизнь коротка одинаково и нет в ней различия. Как только вы собираетесь свыкнуться с мыслью об ушедшем отрочестве, вдруг оказывается, что уж подверглась значительной эрозии плита, положенная на месте вашего захоронения, и даже самый пытливый прохожий не заглянет в тот старый и запущенный уголок кладбища, чтобы с увеличительным стеклом и металлоискателем попытаться расшифровать данные, зашифрованные на плите под слоем мха и плесени, что осталась на месте некогда лежавших тут цветов.

Вот почему некоторым существам, в отличие от бессмертных демонов, свойственно стремление искоренить из своего быта так называемое упущенное время, которое, будучи вслед за тем возвращенным обратно, позволит если не продлить мгновения жизни, то украсить или разнообразить ее, наподобие веселящих и ободряющих атракционов в луна-парке.

Если меня спросят, что я думаю о том или о другом, то я отвечу так: для начала мне надо об этом подумать. Я медленно поворачиваю голову, как если бы хотел навести, а затем сфокусировать взгляд на чем-то, о чем я хотел бы подумать, хотя на самом деле мне не нужно наводить взгляд, чтобы прекрасно видеть вещи вокруг меня, причем на любом удалении. Затем мне захочется клубнички. Это я могу себе позволить, в конце концов, за это и сражались, когда сажали клубничку. Со стороны это выглядит так: вестимо, звезда такой величины поворачивается медленно, но зато когда повернется... Что бывает, когда она повернется, об этом наши источники умалчивают, поскольку ни один из них не доживал даже до клубнички. А если бы больше работали, то могли бы и дожить - я так считаю. Мне кажется, что все неприятности смертных - они оттого, что те плохо работают или вовсе ничего не умеют.

Но предположим, что кто-нибудь из них дожил до клубнички и даже пережил ее. Таким нужно готовиться к тому, что после нее мне захочется вздремнуть или-же направиться в гости, чтобы засвидетельствовать уважение. Там в гостях мне продемонстрируют коллекцию старинных банок - я проведу за осмотром их несколько дней, вспоминая, что столько-то и столько-то я проспал, а банки, де, как раз были в моде в тот космический цикл. Затем мне, возможно, захочется заняться чем-то креативным и я отправлюсь в сад покачаться на качелях, или-же посещу кузницу, где дам целый ряд дельных советов по изготовлению подков и оружия. С другой стороны, очень вероятно, что меня потянет на серьезное и я сяду писать письмо. Естественно, во всех этих случаях менее важным вопросам придется подождать, а просящим проявить выдержку и способность не спать все это время. Многие беды смертных - увы, оттого, что те такие сони.

"Любимая А., - напишу я, - видел я вас намедни на балу и долго не мог оторвать взгляда от вашего прелестного лобка, украшенного поясом, который я считаю возможным привести в пример прекрасного выбора костюма, что свидетельствует о вашем неизменном чувстве известной меры, коим славны и все отроки ваши, и ваши бабушки тоже, и коее я сравнил бы даже с неким излучением, распространяющимся от вашего присутствия в любое время. Не приходилось мне никогда еще видеть столь доброго нефрита, пробуждающего в воображении величественные картины неукротимых волн, громадами своими сокрушающих скалы на берегу и заходящих далеко-далеко на территорию земли, а затем возвращающихся назад, прихватив столь многое, что еще недавно казалось твердынею - трамвайные линии, тоннели метро, субгравитонные порталы, звезды, отражавшиеся в зеркалах роскошных дворцов, сады, в ветвях дерев коих зреют могучие фаллосы, которыми привлеченные выходят подышать по нескольку раз за вечер особенно догадливые барышни, в обществе коих есть даже некое подобие девичей игры насчет этих диковинных плодов, когда ловят они словно в шутку устами и считают, какая достигнет сытости раньше других, но притом кавалеры не должны заметить что девушка утирает губы украдкой и возвращается вся румяная, - все это уносится в океан, а на гребне блестящем непрозрачной волны, словно улыбка, печать лунности, приукрашающей ночь, и ничего более. Таковы и нефритовые пластины на вашем поясе. Особого слова заслуживают рубины, но я, вы знаете, не из тех, которые полезут в карман за словцом лишь чтобы угодить девице - посему скажу просто, они неплохо так сами по себе выглядят, а в поясе замечательно гармонируют с золотым окаймлением, не говоря о легком шелке, устраивающем своего рода занавесь, пикантно затеняющую пространство между ваших подобных сапфировым столбам из грома, оплетенного молниями, ног почти до колен, которые настолько нарядно сверкают смуглой этой белизною, что падающая на них ткань способна была бы надолго занять натуру несколько более поэтичного склада, нежели я. В движении вашем, которым я всякий раз любуюсь с таким поистине философским пристрастием, как если бы только начал изучать предмет и впервые был допущен к реторте, за которой алхимик готов забыть даже про еду и сон, или, когда подлетаешь к кому-нибудь, чтобы напугать или откусить голову, то бывашь пленен красотой ситуации и упиваешься даже всякой медленной изменчивостью, подолгу бывает висишь где-нибудь и любуешься облачком самым малым и незначительным, так вот в вашем движении особенно очаровательны для меня были гармонии сочетания нижней части вашей спины и ягодиц, впрочем, нужно куда лучше владеть пером, чтобы упомянуть еще о том впечатлении, какое производит на меня в этом ракурсе всякое мановение вашего чарующего хвоста, давая повод для размышления, да попросту являясь неиссякаемым источником топлива для мотора моей титанической мысли. Для записи формулы расчета гармонии сочетания вашей задней части я использовал сразу-же формулу, уже давно одобренную нашими учеными мужами, которую с успехом применяют к лобку, но весь вечер был терзаем смутными сомнениями на этот счет, поскольку всякая простота выражения применительно к высоким проявлениям первоначальных принципов вызывает инстинктивный протест, это как если бы я использовал одни и те-же похвалы для каждого вашего жеста, доходя поистине до неприличия и твердя что-то невразумительное, неспособное не то чтобы порадовать вас и меня самого, но и быть связанным с тем или иным случаем. Затем во время оргии, когда я сам казался настолько увлеченным участием в этом милом промискуитете, что не обращал вроде бы внимания на особые и всегда интересные детали мира, что окружает нас и даже засчет непрерывного контакта с нами обретает наши-же черты, меня, и об этом я не хотел даже писать, ибо вовсе не владею слогом, ничто не интересовало более ваших волнообразных движений, которые я смог бы узнать среди тысячи очень и очень на них похожих, но тем не менее блекнущих перед оригиналом, как слепок с зуба меркнет перед ним, сверкающим зловеще и живо под приопущенной губою. И тогда я словно бы еще сильнее отстранился от бушующих страстей, и в водопаде яростных хохочущих громов пребыл недвижимой лодкою, идущей под парусом против ветра, руководствуясь лишь дыханием капитана, дующего с улыбкою сквозь его усы прямо, куда глядит его глаз, ибо в то мгновение я понял нераздельность формулы гармонии ваших ягодиц с формулой вашего колебания, как если бы волнообразное движение, начинавшееся от кончиков ваших копыт - а на самом деле гораздо глубже, гораздо дальше - единым штормом пересекало все пространство вашего тела, переливающегося по ходу волны отдельными гранями и потому уподобляемого диаманту, и взору моему, который не собирался скрывать своего изумления, приоткрывая виды, коих надолго, надолго хватило бы десятку отборнейших мастеров кисти, специализировавшихся на пейзаже или на натюрморте, а может быть и на портрете именитых персон, такой гранью оказался, например, ваш лобок, увиденный в тот миг по-новому, как будто впервые при хорошем освещении, позволяющем теням лечь в соответствие наивысшему порядку, благодаря коему все мы существуем, и взволновать видением благоуханной кисеи, взлетавшей наподобие небесного свода над обетованной землею. И уже тогда, когда в разгаре было веселие и помрачены умы, я сказал себе, что общность интересов несомненно гарантирует успех в занятиях, если я и эта мудрая женщина задумаем то или иное совместное начинание, в связи с чем и пишу вам с предложением скорейше обсудить план какого-нибудь деструктивного мероприятия, возможно интриги, хотя для начала хотелось бы выслушать и ваши предложения, а для согласования нашего дела предлагаю встретиться у Харона, по-возможности еще в этом космическом цикле. Напишите мне, кто из нас будет бронировать у Харона комнату, дабы избежать недоразумения и двойных расходов на болотницу."

 

 

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Десять альбенят

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017