MegaЦефалNews (MZN)



# 623

 

Кружки генофонда

 

Он веслами рисует на воде
чудесных и нетварных утюжков,
а пьет пьянчуга этот лишь духи,
от барышень беря их за проезд

Лодочник из Наэрго

Расставив ловушки, охотники вместе с девицами из крестьянских семей идут пить виноградный сок, реже клубничный или выжатый из ежевики, в котором, конечно-же, недостает пристойности, присущей благородному вкусу, да что уж там - это просто пойло какое-то, как назвал его проезжавший в 1714 г. по реке государь-батюшка, когда ему поднесли немного такого напитка в обыкновенной кружке, какими славился в те годы край - их разрисовывали с удивительной сноровкой рожаницы собственной кровью, когда дитя оказывалось мертвым и полностью выжатым, благодаря чему в нашем крае со временем не осталось никого из людей - все они пустили, как об этом говорят, "свой талант на ветер", только в нашем случае не на ветер, а в кружку.

Конечно-же, изящная простота этого древнего обычая никогда не могла быть понята чужаком, инородцем, никакой нацмен не бывал посвящен в тайны народныя никогда, никогда. А род так сохранялся, будучи превращенным в узоры на кружках, и это по-моему не только логичнейший способ сохранения генофонда, но и крайне красивый - например как жест, ведь бывают красивые жесты!

Так вот, когда ловушки уже расставлены, тут бы и отдохнуть этим суровым, пахнущим яблоками мужам - охотникам, девицы тут как тут, прелестными играют очами, в платьях, как цыганки, блестящими коготками снуют по спинам присевших забыться в тени дерева стрелков, пробуждая в умах их неимоверные фантазии, как будто сколопендры, сколопендры, восставшие из ада, бегали по спинам их и не слезали, и даже когда они оборачивались, то не могли видеть тех сколопендр. Не могли видеть, и как зрячие щенки тем не менее, закатывали глаза - это суровые-то мужи! - и раздирали рты, зевая безудержно, в то время как какая-нибудь мошка залетала в рот иль вдруг на языке оказывался волос - выяснялось тотчас, что это расшалившаяся девица-сколопендра, стараясь засунуть в рот ему ее язык, роняла и один волос из прекрасной косы, мучимая мускулистым станом ея в объятиях охотника, длинными жилистыми пальцами искавшего на ней того странного присутствия, о котором ничего, ничего вообще неизвестно, искавшего и извлекавшего звучание, столь томительно манящее услышать, слушать его и жадными ноздрями втягивать благоухание его, описывая как цвет приятный для глаз весьма розовый или как грацию коней, что со златоперстой Авророю поутру приходят из-за восточных гор.

И к обоюдному удовольствию девицы, чопорно надувшей губки, и охотника, по спине которого продолжали бегать мурашки, звонкий перелив колокольчика обещал раздаваться так внятно, вдруг пробуждая из дремы в дрему, из дремы в дрему, наполняя щемящим предчувствием сочного трескучего желе, что при помощи щипцов сейчас - вот уже сейчас извлечется! - извлечется из-под панцыря нетварного утюжка, нарисованного упырем в лодке.

Он не знает, как говорят, отсрочек, и не выйдет из норы, пока не убедится в том, что времени нету, никакого времени нету поблизости, оно высохоло в складках одежды изможденных долгой дорогой и нашедших приют среди ветвей, среди корней упавших, как пьянчуга падает среди дождей и острых огней проезжающего за чугунной оградой мотора, обрушивается в богатый мир богатых и умирает, получая перерождение в форме пыли, сложенной умелыми, опытными руками, лепящими на побережье из песка удивительные чертоги, заставляя облизываться морскую волну и всю тысячу ее цветов.

ОН ДОЖИДАЕТСЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ.

Когда все капли времени из одежд субгравитонных охотников улетучатся под лучами светов Бездны, о которых ниже, и образуют облачную гряду бесчисленного множества миров, астральный колокол - гласит предание - зазвонит о пришествии чудесного утюжка, о котором ниже, вызывая бурю оваций и окидывая присутствие мрачным, убийственно серьезным взглядом обреченности.

И действительно, стоило прозвонить колокольчику - астральный колокол, которого не победить врагам реальности, не ведающий времени, но тем не менее дождавшийся его исчезновения - как вылезали девицы, обратно превращаясь из сколопендр в цыганок, и вот уже среди ветвей царило настоящее оживление, своры собак весело лаяли и лошади ходили по кругу, показывая то зад, то перед, то лоснящийся бок, фыркая столь нежно и доверительно, что на душе незамедлительно делалось как-то светло или туманно, если бывает светлый туман, словно бы было найдено неописуемое присутствие, а это, само собою, располагало к вольностям, а значит и к невольностям тоже и слово за словом завязывалась непринужденная беседа, и вот так, мило беседуя, они участвовали во всеобщем оживлении - охотники крутили пальцами усы, красуясь, а девицы демонстрировали точку присутствия на теле и предлагали ощупать ее, собаки-же, твари бессловесные, лаяли и почти по-человечески грызли кость, а за всем этим наблюдал утюжок, в тяжелом взгляде которого читалась обреченность.

Я прочитал, что утюжок сий суть копыто девицы, когда та превращается в цыганку, чтобы показать охотнику присутствие и, дождавшись открытия зевотою его могучего рта, засунуть туда язык. В другое время он - утюжок - идет ко дну, как брошенный и отвергнутый строителем камень, сохраняя, однако, свою связь с прелестницей, которая, подобно крестьянке, хранящей масло в колодце, в любой момент может извлечь его из мрака внутренних - лежащих ниже Хаоса - областей на свет, а именно, на свет ее золотых глаз, ибо другого освещения, как ни ищи, там нету и нет светов, выдуманных ради разбавления генофонда, лепнущего к кружкам, как гуашь, разбавляемая водою, или фреска, когда ее пишут на штукатурке, никаких светов, кроме тех, о которых я сейчас сказал.

а посему неизвестно, кто из нас охотники, как гласит предание "quasi latro", - девочки из Калькутты или блаженные из дерева, впрочем про дерево я уже заявил официальную позицию

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Испытание лабиринтом

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017