MegaЦефалNews (MZN)



# 635

 

Комната ужаса

 

В феврале 1692 г. Иван Денисович пригласил меня участвовать в энохианских чтениях и я стоял на балконе его особняка, коротая время за игрой с Собаклой. Это было поистине удивительное существо, прирученное Иваном Денисовичем много столетий тому назад и слушавшееся только его, несмотря на то, что держал Иван Денисович своего питомца в изрядном стеснении, о чем сам говорил так:

"Если бы я был злым и невежественным человеком, то делал бы две вещи: во-первых, я вволю кормил бы Собаклу; и во-вторых, я принуждал бы ее к следованию определенным поведенческим стандартам, мотивируя это целым спектром соображений, многие из которых были бы даже в некотором роде высшими. Но ни того, ни другого я не делаю, потому что я не человек, а следовательно и не злой, равно как и не невежественный. Голодная и себе на уме Собакла - это то, что мне милее."

Он объяснил, что, накормив призванное существо хоть единожды, вы обрекаете его на вечное пребывание в том мире, куда оно было призвано.

"Хуже того, в процессе изыскания корма для призванного существа вы выработаете привязанность и посредством кормления привяжете к этому миру и себя, ведь давая ему пищу, вы должны сначала продегустировать ее, вдруг она ему вовсе не подойдет. Не будучи связанной насущным хлебом, Собакла только спит вместе с нами, но она свободна и уходит из этого мира сообразно ее личной воле, точно также как и возвращается. Если ты тут, а твоя воля зовет тебя в другие места, то изволь нас покинуть. Если тебя здесь нет, но ты должна быть тут, то пусть триста тысяч миров канут в бездну, а ты изволь прибежать, виляя хвостом. Это то правило, которое голодная Собакла никогда не нарушит, если она не хочет совершить роковую ошибку."

"Как вы узнаете, - удивился я, - что Собакла вернулась? Ведь походка ее тиха, а движения стремительны и существует столь много ходов, ей известных!"

"Я вижу, вы не теряли времени и успели поиграть с Собаклой." - Иван Денисович с заметным удовольствием рассмеялся.

"Вы правы, мы скоротали несколько часов за игрою в прятки и я позволил себе проследить за Собаклой, после чего та проследила за мною."

"Я старый человек. - Покачал головой Иван Денисович. - А старикам нужно какое-то время, чтобы отреагировать на внезапный раздражитель. Поэтому я оборудовал специальную комнату ужаса, которая служит усилителем. Посредством комнаты ужаса я довольно быстро чувствую ужас, невзирая на то, что к ужасу я совсем бесчувствен!"

"Чтобы вам было понятнее, - на ходу продолжал Иван Денисович, приглашая следовать за ним, - представьте себе сквозняк. Если содрать с человека кожу, он не почувствует сквозняка, ибо ему будет чем занять себя и без того, однако возьмите простыню и натяните ее как парус между прутьями, воткнутыми в плечи такого человека, и он сразу обратит внимание на самый легкий ветерок, потому что сигнал будет переведен на понятный его состоянию язык."

"А я, - внезапно голос его обрел жалобный оттенок, - совершенно нечувствителен к ужасу, представляете? Как мне узнать, что в моем доме появилось Чужое? Буду с вами откровенным до конца: мне трудно уловить что-то даже тогда, когда я сам призываю его!"

"В таком случае мне понятна ваша любовь к комнатам." - Осторожно заметил я, пока Иван Денисович возился с ключами.

Комната ужаса была убрана достаточно умело, чтобы можно было узнать руку мастера, ненавидящего все лишнее, например лишний порядок в расположении предметов, лишнее отсутствие второстепенных деталей и лишняя навязчивость ключевых частей композиции.

"Обратите внимание на этих пауков и на то, как жутко шевелятся их непропорциональные тонкие лапки!" - Иван Денисович живо подбежал к паукам и прищурился, осторожно поправляя пыль. - "Я нашел их в одном из тех ничего не значащих сновиденческих миров, куда попадает тот, кто охотно спит по двадцать, тридцать часов кряду."

"Мне кажется, я их тоже встречал."

"Их многие встречали, но лишь мудрец распознал драгоценность среди серой бессмысленной пыли. Он не поднес руку к груди, не поморщился, не стряхнул с себя дрему, а постарался разобраться."

"Это то качество, за которое вас уважают." - Подтвердил я.

"Что за ужас мог быть порожденным простым механическим прибором, который выдавали бы за высшее достижение в стремлении впечатлить невежд, но не обставили бы и с любовью не украсили чудесными деталями? Это была бы комната обмана, а не ужаса. Но обман это совсем не то, что приходит вместе с навещающими нас."

"А это, - я покосился на круг, - как я понимаю, сердце комнаты?"

В центре комнаты над полом был расположен круг диаметром около полутора метров. Будучи закрепленным на незримых подшипниках, золотой круг мог быть приведен во вращательное движение. По периметру круга располагались свечи, которых я насчитал девять.

"Вы наверное думаете, что круг только один? Как бы не так! - С энтузиазмом потирая руки воскликнул Иван Денисович. - Приглядитесь к нему... Наклонитесь, подойдите поближе... Знакомая надпись, правда? Так вот, она вращается отдельно от свечей. В этом и вся суть!"

"Понимаю."

"А внутри круга... Вы наклонитесь, не смущайтесь. Внутри круга, как видите, несгораемая плита. Понимаете, сначала я рассчитывал строить камин в этой комнате и рабочие занесли плиту. Но потом меня осенило - вот оно что, говорю я себе, вот что нужно!"

"Я понимаю ваш замысел."

"Обратите внимание на таблицы, что вокруг нас. Вы наверняка заметили, что..."

"Если бы я не знал вашу рассчетливость и не надеялся на возобладание здравого смысла, то отговорил бы от их размещения здесь. Вот эта карта мира Хаоса, удачно оттененная таблицей имен, она, насколько я понимаю, приводится в движение синхронно с кругом на полу, а те спицы в таком случае перемещаются по таблице, посредством их острий фиксируя нужные знаки. Полагаю, что для приведения комнаты в состояние готовности нужно нечто большее, чем ежедневное возлияние на жертвенник?"

Иван Денисович покачал головой и посмотрел на меня с удивлением.

"Разве этого мало? Видя мою комнату ужаса, вы говорите о жертвеннике, как если бы она сама была чем-то вроде лаборатории? Окиньте ее взглядом, внимательно остановитесь на деталях, я не тороплю вас, ибо знаю, что от проницательного ума не скроется правда."

"Она состоит в том, что комната - это и есть жертвоприношение."

"Да, это перманентное огненное жертвоприношение, и закрыть дверь, которая открыта тут, невозможно. Только так я могу почувствовать сквозняк сразу, а не бежать, уподобляясь дураку, на звон колокольчика к воротам. И мои домочадцы придерживаются аналогичного мнения. Правда, Настенька?"

Голос Ивана Денисовича зазвучал с особым умилением и я невольно обернулся.

"Настенька вернулась с покупками." - Шопотом объяснил он, энергично шагнув к кругу, в котором я увидел одну из тех очаровательных дочерей Хаоса, что бывает селятся в самых странных мирах, где, казалось бы, найдется мало способных оценить их достоинство.

"Настенька - мой домочадец. - Представил Иван Денисович красивицу. - Она может подтвердить мои слова."

"Анастасия, - обратился он к ней, - к нам прибыл издалека мой знакомый, осматривающий комнату ужаса и у нас зашел разговор о пользе перманентно открытых врат. Не могли бы вы подтвердить это?"

"Действительно, - Настя поднесла руку к щеке и ее ноздри затрепетали, - это очень удобно. Когда захотела пришла, когда захотела ушла, что хочешь неси туда, что хочешь обратно. Очень удобно."

С этими словами она вышла из круга и, постукивая копытом, полуобернулась к Ивану Денисовичу, словно чего-то ожидая.

"Настасья в своей жизни перенесла многое." - Нахмурился Иван Денисович. - "Черные маги держали ее взаперти, заставляя работать на себя, пока я не вмешался и не уничтожил их, искоренив на архетипическом уровне и разрушив все их волшебства. Все, что принадлежало им, было нажито засчет того, что они грубо обманулись в своих наивных мечтаниях."

Настя взмахнула руками и сложила их на груди, а затем снова разложила и в то время как две руки, согнутые в локтях, вознесла пред собою, одну ладонью вверх, другую от себя, двумя описывала медленно вокруг фигуры, значение которых объясняло секретный смысл слов, которые были произносимы дочерью Хаоса, и две оставшиеся скромно опустив, причем одесную три перста оказывались вместе, другой же руки порозень.

"Иван Денисович не боятся гнева архонтов и, невзирая на то, что несчастливая Анастасия, под каковым именем она фигурирует здесь, отведала лакомств этого мира и была взята в плен, дали ключи от лестничной площадки, от лестничной площадки. Наученная суровым опытом, Анастасия больше не принимает того, что дает этот мир, и она сейчас ходила за продуктами, ходила за продуктами." - Нараспев сказала она.

"Вот видите, домочадцы придерживаются моего мнения." - Иван Денисович многозначительно покачал головой.

"Я считал, что важнее выходящее из тебя того, что в тебя входит." - Сказал я.

"Не верьте, это сказки, не верьте, это сказки." - Дружелюбно проворковала Настя.

"Если она говорит, то так и есть." - Подтвердил Иван Денисович, сдержав негодование. - "Наученные лжецами, сколь многие мечтали бы кусать локти, но оказывались в столь плачевном положении, где даже не могли дотянуться."

"Не могли дотянуться, не могли дотянуться." - Глаза Анастасии подернулись пеленою, поскольку она опустила третье веко, задумываясь о печальных судьбах жертв коварства, в то время как руки ее трепетно прижались к груди.

В голосе Ивана Денисовича звучали металлические нотки, когда он произносил резкие, безапелляционные слова:

"Ни крошки от пищи этого мира, ни капли от питья его. И если пищи от этого мира будет много, а нормальной еды мало, то скажут лжецы - почему бы не отведать? Однако лучше быть голодным и голод обострит все чувства, и всякое чувство тогда сделается еще интенсивней, даже чувство ужаса, и даже тогда, когда вы к нему невосприимчивы."

"Наверное вы замечали, наверное вы замечали, - улыбнулась Анастасия, сверля меня глазами, - что когда нажретесь до отвала, то ужас не в радость? Все становится безынтересным, все делается безыскусным, когда многое войдет внутрь вас, когда многое войдет внутрь вас, однако если вы голодны, если вы голодны, то особые тонкости удовольствий откроются вам - они непременно откроются вам тогда. Я могла бы показать вам настоящий голод, который не пройдет, как не пройдет ничто, как не нужно будет и умирать, точно такой настоящий голод, если у вас найдется свободная минутка."

Готов поручиться, что она права. В тот год я не мог выделить свободную минутку для знакомства с голодом, да и определенные соображения этики не дают мне нарушать дистанцию, врываясь в дом, однако несколько лет спустя я открыл врата преисподней и ушел из жизни с целью изучить топологию изначального мира. В ходе моих странствий я был призван Дочерьми Хаоса и достаточно долго жил среди них, вследствие чего знаю лицо голода, придающего ужасу особую чувственную интенсивность. Как мог бы я не знать того, что знают все спутницы смерти?

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Молоко девы

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017