MegaЦефалNews (MZN)



# 636

 

Привязанная

 

Поздно вечером я заметил за окном моего рабочего кабинета несколько движущихся силуэтов, но не придал им серьезного значения, сочтя за следствие усталости, ведь, с головой уйдя в палеолингвистику, я к тому моменту провел без сна более тридцати шести часов. Однако наутро, если я планировал выспаться, выйти за свежей газетой на крыльцо и неспешно напиться чаю, то меня ожидало крупное разочарование. Начнем с того, что сон еще до восхода солнца слетел с меня - и, как часто бывает в период увлечения каким-нибудь делом, я обнаружил свой ум в состоянии нездорового ажиотажа, якобы преследующего бесценно важные цели и торопящего вернуться к работе. Никогда я не жаловал пробужденье до срока, и потому решил не просыпаться наперекор возбуждению, а спать до полудня. Так или иначе, стоило мне сомкнуть глаза, как до слуха моего донеслось некое внятное молвление, как если бы под окнами беседовали рабочие, устроившие перекур вместо того, чтобы укладывать трубу или выполнять другие их обязанности. Молвление соблюдало определенный ритм, который без труда разгадывался после нескольких повторений, и я смог различить слова:

Агхра, агхра,
агр-хаева 'гхраешу
угху, угху,
дазе азу'зтраешу
мрива 'марезару

Прослушав это заклинание около тридцати раз, я поднялся и подошел к окну разузнать, в чем, собственно, состоит проблема у незримого оратора, и был весьма удивлен, когда увидел привязанную к стволу моей любимой березы молодую женщину, впрочем я бы назвал ее почти девочкой из тех, которые только начинают претерпевать таинственное преображение, лишающее их природной притягательности, этой свежести юного тела, что скрашивает все многочисленные изъяны, вскоре недвусмысленно о себе начинающие напоминать. Я подвязал поясом халат и вышел на крыльцо. От моего взгляда не ускользнули смущение и испуг, которые были написаны на ее лице, и сделав шаг к березе, я поспешил произнести мудрые слова успокоения:

-Не бойся, дитя мое, ведь я никогда без видимой причины не набросился бы на беззащитную или спящую женщину, ибо сердце мое и все мои симпатии принадлежат другой. Скажи-же мне, что привело тебя сюда в столь ранний час и что за силы судьбы сыграли над тобою эту злую шутку, заставив тебя произносить столь несвойственные твоему маленькому ротику и горлышку заклинания?

Девушка отчаянно замотала головой - по-видимому, шелковая лента, скрывавшая ее уста, мешала ей говорить, и она пыталась теперь глазами и осторожными движениями тела поведать о своем затруднении. Несмотря на то, что путы значительно ограничивали движения ее, при каждом вздохе легкие одеяния грозили соскользнуть на землю, заставляя девушку краснеть и мучительно царапать ногтями ствол березы.

-Успокойся, - с улыбкой увещевал я несчастную, - не то твоя одежда ниспадет с тебя и будешь тогда стоять голая перед незнакомым тебе мужчиной. Наберись терпения, ибо я скоро освобожу тебя, но сначала мне требуется минута сосредоточенного раздумья, ведь от тебя напрасно ожидать правдивого рассказа, а это значит, что я должен сам найти причину, а если повезет, то и следствие твоего неожиданного пленения.

Эти мои слова произвели на пленницу странное воздействие, она напряглась, словно бы надеялась вжаться в ствол дерева, и с такой силою мотнула головой, что шелковая лента соскользнула на шею.

-Сосредоточение... Темнота... Опасность!

Из ее глаз хлынули слезы. Она прикусила губу и стыдливо отвернула лицо.

-Что ты говоришь, - изумился я, - какая опасность? Ты испугалась темноты? Немудрено, ведь ты простояла в саду до утра! Если же ты плачешь оттого, что опасаешься непонимания с моей стороны, то оставь эти опасения и утри слезы - делающие прелестное лицо твое некрасивым.

-Нет, - с трудом прохрипела она, - нет... Пустота... Опасно!

-Пустота? - Я не поверил своим ушам. Такая юная девушка использовала лексикон философа и, очевидно, могла похвастаться эрудицией. - Полноте, о чем ты говоришь? Ты заметно продрогла, но скоро взойдет солнце и прогреет этот неприветливый мир, но даже если оно не взойдет - ствол дерева, к которому ты прижимаешься трепетным телом, сохраняет в себе тепло дней минувших и способен спасти от печали, развеять тоску, заставить позабыть о том, что тебя напугало. Ты говоришь, что тебя напугала пустота?

-Нет... - Она мучительно подбирала слова. - Не напугала. Существует... реальная опасность.

-Расскажи-же мне о ней, прежде чем лишишься чувств, играя на моем сострадании, ведь когда это произойдет, мне придется отпаивать тебя горячим чаем, ты позабудешь вскоре о потрясениях и внутренне свыкнешься с тем, что постепеннно, мало-помалу становишься чем-то вроде приживальца в моем доме.

-Я... вышла из дома... хотела немного пройтись... задумалась...

-А вот это уже любопытно! - Я поднял вверх указательный палец, призывая ко вниманию. - И о чем-же ты задумалась?

-Книжка... Было написано... Отключить все органы восприятия... Наблюдать... Без органов...

-Не понимаю. Ты вышла на улицу, чтобы наблюдать без участия органов восприятия? И что-же ты хотела увидеть?

-Хотела... Видеть... Край... Самый край.

-Насколько я понимаю, ты увидела его?

-Да... Но там было... Что-то еще... Что-то другое, которое видело.

-Ведь ты отключила все органы восприятия. Нет ничего удивительного в том, что видеть должен был кто-то другой.

-Я... Оболочка... Тут...

-Ага, оболочка. Это многое ставит на свои места. - Я прищурился и покачал головой. - Ты фантом, бездушная тварь, оккупировавшая это юное тело и не сдающаяся до последнего. Ты трусливая аберрация, трясущаяся над тем, что не принадлежит тебе - а оно не принадлежит тебе, пусть даже ты и цеплялось за него столь долго. Но даже теперь, когда ты выкинуто, вытащено за твою ничтожную шкирку и направлено куда следует, ты умудрилось зацепиться и брызжешь ядовитой слюною твоего страха. Ты боишься выйти из тела, но я тебе говорю, и заклинаю тебя - покинь это тело, не оборачивайся и сосредоточься на визуальном ориентире, который сложится для тебя из простых и доступных линий. Поверь мне, ты не ошибешься и нет никого, кто собирался бы сбить тебя на этом пути. Покидая тело, ты - фантом - выбираешь безопасность. Но если ты не покинешь этого тела сию минуту, я обещаю свершение самых жалких твоих опасений, я обещаю, что в прозябании твоем не отыщется ни одного удовольствия, равно как и пресыщения, равно как и надежды, а пребудет лишь то, что есть у тебя сейчас - растерянность и умопомрачающий страх. Ну а поскольку я знаю, что этот страх сильнее любых увещеваний, то больше не повторяю "не бойся", а приказываю. Прочь! Очисти от присутствия твоего тот сосуд, что был выбран для посещения другим владельцем, ибо он был создан чтобы пойти по рукам.

Сделав резкий шаг к березе, я сорвал тряпки, закрывавшие грудь девушки и начертил на ней ключ Хаоса. Ее глаза широко распахнулись и из горла донесся тот специфический звук, сопровождающий окончательное бегство фантома. Тело разорвало путы и я вовремя успел подхватить его, оберегая от падения на холодные камни. Спина девушки была горячей. Я приложил ладонь к березе, чтобы ощутить, как пульсирует кора на том месте, где только что закрылся Проход.

Принцесса быстро осваивалась в необычном теле. Она спокойно дышала, уверенно оперевшись о землю и опустив голову на мое колено. Было слышно, как шуршат ее ресницы.

"Агхра, агхра,
агр-хаева 'гхраешу
угху, угху,
дазе азу'зтраешу
мрива 'марезару"

Я произнес эти слова, пристально глядя на расположившихся на лужайке полукругом коррумпированных архонтов. Издревле они промышляли торговлей телами, но никогда не осмеливались самостоятельно изгонять из тел образ Творца или переходить одну недвусмысленную черту в этом деле. Для этого они разыскивали лиц из конкурирующей (по-их дефиниции) организации, по-определению не связанных законами их собственной. Всякий раз меня приятно согревала мысль о том, что существо Хаоса никогда не достанется этой мафиозной клике, как ею задумывалось, и будет не только освобождено от любых обязательств перед ними, но и поставлено рядом со мною, о чем, разумеется, не могут не знать архонты в случаях, когда ищут помощи именно у нас - я полагаю, у этих отпрысков благородной семьи есть свои веские причины к такому, прямо скажем, атипичному претворению типологической низости и подлости.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Говняные конфеты (Заговор архонтов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017