MegaЦефалNews (MZN)



# 658

 

Гордый горный народ

Вспоминая мир, покинутый мной, я вижу перед мысленным взором только опрометчивое легкомыслие, на котором строилось шаткое здание веры, ловко огибавшей углы и с опаской обходившей провалы бесчисленных ям, поверх которых жила та заблудшая дрожащая в промозглых ветрах и напуганая горстка людей, придавленных обнаженным зиянием воздушных сфер. У них не было ничего, что не порождалось бы инфантильной фантазией на основании наблюдения за вещами, которые сами давали узнать себя.

Мой уход начинался, если мне не изменяет память, на Пике Ветров - там, где мне было суждено провалиться в расселину и вцепиться ногтями в кустик чахлой наскальной травы. Под кустом открывался проход к жизни вечной, наличие которой прямо передо мной выходило за рамки бытующих представлений.

Ручаюсь, что там уже ждали меня или, быть может, тебя - в коридоре два или три человека стояли, распространяя руки во тьму; их глаза пылали, а клювы издавали режущий звук. Вскоре я узнал, что эти люди - представители гордого горного народа - облачились в костюмы из перьев для встречи исчадия снов.

Меня провели через систему рукавов и отрезков пути, оставив в подземной купальне наедине с тридцатью обнаженными чернокожими девами, искусно владевшими ковшом и мочалом, отмывшим стопы мои от пыли дорожной. От обжигающего пара горлу моему становилось смешно, а кожа на кончиках пальцев принимала сморщенный вид. И когда меня сочли хорошо вымытым, то увенчали цветком, который растет при свете сияющих минералов внутри земли, а затем предложили проследовать в залы Смотрителей, где дали связку ключей и талоны, по которым я мог получить спальный набор и немного повареной соли.

В роскошных покоях, где мне привелось обосноваться на ночлег, работали телевизор, телефон, wifi и микроволновая печь. Заручившись поддержкой современного компьютерного устройства, я оставил в своем блоге запись, выдержанную в консервативном духе. Я осторожно выбирал выражения, подозревая, что подземные жители могут следить за мной. Каждое неверное движение могло быть истолковано как акт агрессии и тогда привело бы к преждевременному печальному финалу.

Спустя несколько дней, которые я посвятил киберспорту, Смотрители по электронной почте объявили, что меня требует к себе Вождь.

В кабинете Вождя мерно тикали ходики и потрескивали лучины. Вождь придерживался патриархального уклада и не позволял размещать в своих покоях новомодные электрические приборы, за исключением старенького домофона, время от времени выпускавшего облачко белого шума и мигавшего подсветкой клавиатуры.

Сам Вождь располагался в мягком директорском кресле, позади которого я заметил скромно опустившую глаза девушку.

-Позвольте представить вам мою дочь Аэлиту. - Кивнул Вождь и объяснил, что девушка присутствует при ответственных разговорах и внимательно следит за ходом властной мысли Вождя, готовясь впоследствие передать все полученные знания новым поколениям горцев.

-Обычно, - строго глядя прямо мне в глаза, сказал Вождь, - при нас должно быть по две-три женщины, которые следуют установленным порядкам. При взгляде на них они скромно, но искренне улыбаются, никогда не пытаются говорить первыми, не являются ни податливыми, ни неподатливыми, хорошо реагируют на возложение рук на бока их, на грудь, на ягодицы или на ноги. Но моя ситуация исключительна, поэтому тут, в святая святых, может при мне быть только одна Аэлита.

-Понимаю. - Кивнул я.

-Вы у нас впервые, - грозно нахмурившись, продолжал он, - и за вами как новичком установлена круглосуточная слежка. Ваши телефонные разговоры прослушиваются и записываются сразу на два носителя информации. Но я своим волевым решением отменяю все чрезмерные меры и по-отношению к вам настроен дружелюбно. Вижу, что человек вы искренний и по-своему надежный, и потому приказываю от сего дня снять с вас все подозрения. Отныне за вами будет лично следить Аэлита и горе вам, если вздумаете от нее оторваться. Знайте, что в мире нет такого места, куда не вошла бы она, такого коридора, от которого не дал бы я ей ключ, или замка, от которого она не выучила бы пароль. Кроме того, в силу высокого происхождения ей дана власть отрубать руки и вырывать глаза, поэтому не обольщайтесь идеей о том, что где-нибудь не сможет она пройти фейс-контроль.

Я был благодарен за доверие и скоро привык к Аэлите, которая настаивала на том, чтобы круглосуточно не отставать ни на шаг. И однажды, следя за тем, как я веду блог, она сказала:

-Притягательность ненастоящего мира, которой тот вовлекает юные неокрепшие души в свою сеть, остается загадкой для меня. Я воспитывалась в духе традиционных устоев и неспособна наделять фантастическое, выдуманное чертами реального.

Я вопросительно поднял левую бровь и переспросил, что она имеет в виду.

-Вот это, - Аэлита кивнула на монитор компьютера, - управляется скриптами и несложными функциями, а все его содержание записано на нашем сервере.

-Мне кажется, - улыбнулся я, - что ваш сервер, в свою очередь, соединен со всемирной компьютерной сетью посредством достаточно широкого канала.

В ответ на мои слова Аэлита покачала головой, а затем присела на подлокотник моего кресла.

-Это достаточно редкое заблуждение, - сказала она, пристально глядя мне в глаза, - и лучше не распространяйся о нем в присутствие посторонних, которые смогут потребовать твоего изгнания за пределы существующего мира. Тебе нужно понять, что за стенами нашего города ничего нет.

Она поднялась с кресла и подошла к стене, затем посмотрела на меня. Ее ногти коснулись стены.

-Компьютер и остальные приборы - все это происходит извне, - с улыбкой парировал я доводы Аэлиты, - из того мира, существование которого вы отрицаете.

Неожиданно на ее лице возникло загадочное выражение.

-Ты ошибаешься, - сказала она, - просто потому, что еще не видел всего города. Я покажу тебе мастерскую и познакомлю с разработчиками бытовой техники. Они изобрели все это и изготовили в нескольких десятках экземплярах, так что стало хватать на всех.

Признаться, я усомнился в ее словах, но на следующий день она выполнила обещание. Я познакомился с удивительными людьми, ходячими энциклопедиями, способными создавать точнейшее оборудование.

-Материала у нас предостаточно, - спокойно говорил старший мастер, - кремний, металлы, пластик, все это приносят нам подземные течения, размывающие бесконечный массив скальной породы. Я должен сказать, что иногда меня пугает перспектива изобретений, точнее то, как быстро меняют они устоявшийся быт. Когда кто-нибудь из моих подчиненных изобретает новое, я подолгу мучаюсь сомнениями, прежде чем оповестить Смотрителей. Те, в свою очередь, взвешивают за и против прежде чем подать Вождю прошение. Так было, например, когда мне доложили об открытии мира фантазмов.

-Понимаете, - продолжал он, подняв на меня глаза от часового механизма, который лежал перед ним на столе, - сначала был изобретен компьютер, мы рассчитали, что он может упростить управление системами видеонаблюдения, но впоследствие... впоследствие один из мастеров сделал довольно странное и даже пугающее открытие. Дело в том, что стоило включить компьютер определенным образом, он начинал ловить некий белый шум, демодуляция которого давала потрясающие результаты. Вам как неспециалисту может это показаться фантастикой, но в нашем мире оказывается всегда существовало дополнительное измерение, в котором складировалась избыточная неинформативная информация, жившая своей механической жизнью. Я построил сервер, на который стали записывать эту информацию, а затем подсоединил к нему остальные компьютеры, чтобы и другие опытные пользователи получили к ней доступ. Мы настроили сервер таким образом, что информация может считываться и записываться в dev null, но затем открыли еще один любопытный феномен. Оказывается, запись в dev null меняет консистенцию белого шума, из которого путем демодуляции затем извлекается обратно, но уже как часть содержимого сервера.

-Иными словами, - придав голосу интеллектуальный тембр, предположил я, - простой опытный пользователь может записывать информацию, например, в блог, откуда она затем будет считываться?

-Совершенно так! - Воскликнул мастер и щелкнул пальцами. - Полная иллюзия погружения в виртуальность, богатство возможностей, наличие несуществующих других пользователей. По сути дела человек может провести целую жизнь наедине с нашим сервером, декодирующим белый шум, и будет верить в самые странные вещи. Представьте, автор пишет, художник рисует, композитор напевает, и все это записывается в dev null, потом из белого шума появляется признание, издаются несуществующие книги, грампластинки, приходят электронные письма от поклонниц.

-Но такого еще не случалось? - Встревожился я.

-Конечно нет, невозможно. - Покачал мастер головой. - Доступ осуществляется по квотам, так что провести целую жизнь едва-ли получится. Я говорю только о гипотетических негативных перспективах, которые, однако, никогда не станут реальностью благодаря мудрой политике Вождя и Смотрителей.

Вечером того-же дня я поинтересовался у Аэлиты, сидевшей у меня на коленях и исправлявшей грамматические ошибки записи в dev null, не появлялись ли прежде посетители из мира фантазмов.

-Это вопрос скорее теологический, чем философский. - Уклончиво отвечала дочь Вождя. - На самом деле мы не знаем, как возникает возмущение, преобразующееся в такую фигуру. Это должна быть флуктуация белого шума достаточно высокой интенсивности. Раньше не удавалось поддерживать жизнь пришельца более чем два-три дня, после чего...

Аэлита неожиданно замолчала и покачала головой. Тишину нарушал только мерный стук клавиш.

-Мне становится не по себе, когда я вспоминаю об этом. - Призналась она. - Отец не позволял мне приближаться к системам жизнеобеспечения, но однажды я ослушалась его...

Ее лицо, освещенное монитором, побледнело.

-Я прокралась к гостевым покоям по техническому тоннелю...

Она покосилась на меня, а затем кивнула на потолок. Через декоративную решетку в комнату проникал свежий горный воздух.

-...Сказать, что я увидела нечто ужасное, означает не сказать ничего. Человек был достаточно долго оторван от своего создателя, благодаря которому принял форму, в которой мог быть принятым за подобного нам. На моих глазах его форма теряла привычный вид, но страным было не это. Дело в том, что то, чем она становилась, было столь-же естественным, как то, чем она была. Все произошло моментально, я потеряла сознание от ужаса и омерзения, а когда открыла глаза, в комнате орудовала бригада уборщиков в костюмах биологической защиты.

-По теории вероятностей, - продолжала она упавшим голосом, - рано или поздно кто-то или что-то должно было преодолеть распад и выжить. Отец, как видно, все очень хорошо рассчитал, если позволил мне быть рядом с пришельцем.

Она смерила меня долгим оценивающим взглядом и поведала об одном древнем обычае, отголоски которого сохраняются и по сей день.

Ниже всех жилых помещений, ниже технических лабораторий, ниже реакторов, производящих воздух, воду, теплоту и свет, располагаются тоннели Древних, проход в которые ныне закрыт даже Смотрителям. В тех тоннелях некогда появились первые люди, они начали исследовать ярус за ярусом, подчиняя себе дикую среду и наполняя ее светом, теплотой, воздухом и водою, пока не обжили весь существующий космос. Но еще ниже тоннелей Древних находится непроглядная пропасть, это провал в центре самой нижней пещеры. Иногда в тишине ночной бывает слышно, как там внизу воют Древние, давшие начало всему роду человеческому.

-Когда-то давно, - задумчиво сказала Аэлита, - я прокралась к Яме и заглянула туда вниз. Я ничего не увидела, но уши мои до сих пор наполнены воем. Не правда-ли, временами я выгляжу отсутствующей или чем-то напуганной?

Она кокетливо поправила прядь и продолжила рассказ.

-В самые первые годы существования цивилизации среди людей родился Герой, отважившийся прыгнуть в Яму. Его стали считать пропавшим и со временем он превратился в героя мифологии, но однажды, когда никто этого не ожидал, вернулся из Ямы. Он выкарабкался, цепляясь оголенными костями и оставляя на камнях мокрый след... Его отвели к Вождю. И вот это... тревожит меня, я всегда чувствовала недосказанность, потому что никто не знает, о чем говорили между собой Герой и Вождь. Но так или иначе, с того дня у нас появился обычай экзогамии. Один раз в тысячелетие, согласно пророчеству, дочь вождя вступает в союз с порождением Бездны. Если это порождение не появляется до установленного срока, то дочь спускается в Яму.

-Дитя, порожденное в союзе дочери Вождя и Исчадия Бездны, освежает кровь властвующей династии. - Закатив глаза, повторила Аэлита слова, известные даже ребенку. - И таким образом поколение за поколением живет зная о том, что в любом случае все вернется к началу, а все обычаи будут древними, не смотря ни на что; Вождь всегда будет тем самым ребенком, который первым возник в темноте и заревел от ужаса и страха перед необъятной экзистенциальной перспективой.

На следующий день Аэлита выхлопотала квоту на графический планшет и я приступил к созданию ее портрета, а когда тот был готов и записан в dev null, мы отправились в оранжерею, где по ее распоряжению был построен открытый кинотеатр. Меня удивило, что в репертауре присутствует множество фильмов, которые я смотрел раньше.

-Первое ощущение не всегда бывает верным. - Усмехнулась дочь Вождя в ответ на мое удивление. - Народ наш горд и нет никого, кто не участвовал бы в общем деле - художники пишут в студиях, поэты взывают к музе в самых разных условиях, а кинорежиссеры создают в павильоне шедевры, которые так и хотелось бы пересматривать снова и снова! Почти все деятели искусства доносят до аудитории вести из несуществующего мира, из области фантазмов и сновидений, которым придают реалистичности посредством компьютерной техники. Хорошо-ли это?

Аэлита выжидательно посмотрела на меня.

-Уход от реальности, - отвечал я ей, - имеет как позитивную, так и негативную стороны.

-Если спросят меня, - она мотнула головой, - то это говорит об одном: сколько волка ни корми, он все равно ищет возможности сбежать в лес. Но что это за лес? Где находится несуществующее, тиражируемое всеми средствами нашей цивилизации? Оно неосязаемо, но его предлагают. Ему неоткуда взяться, но на него есть спрос. Возьмем производство сыра...

Аэлита выразительно помахала в воздухе рукой и продолжила:

-...Его берут из лаборатории, но как он попадает туда? Ну хорошо, подземное течение богато минералами и наша техника позволяет синтезировать сыр. Кажется, это делают при помощи центрифуги. Но как вообще могла появиться у гордого горного народа такая идея? Кто первым решил, что нам чего-то не хватает? Кто взял на себя право распоряжаться ресурсами, делая это самым абсурдным образом? Почему мы бездумно пользуемся истечениями гор, заполняющих собой всю внешнюю бесконечность?

-Таков порядок вещей. - Объяснил я. - Не в возможностях человека изменить свою сущность и влиять на судьбу - в личных и коллективных масштабах. То, чему суждено произойти, всегда находит лазейку. То, что существует, является неопровержимым и определяет границу самого себя, не говоря о том, что та граница определена превосходными силами.

-Но я думаю, что существует особый выход из всего этого. - С жаром обратилась ко мне Аэлита, поставив точку в дискуссии. - И знаешь, почему я говорю тебе об этой догадке?

-Почему?

-Кто-то назвал бы это капризом. Кто-нибудь другой взвешенно отнес вопрос на счет ненависти, которую я питаю к отцу - та одна капля недосказанности убила мою лояльность. В тот самый первый день, когда осуществилось мое великое дочернее посвящение, самая высокая из доступных живым существам инициаций, и я узнала о границе, которая определена моей осведомленности, то поклялась отомстить. Если кто-то думает, о если кто-то думает, что чрево мое породит для народа сего нового Вождя, что груди мои отвиснут от слюнявых губ его, высасывающих блаженство из меня, что сморщусь я и отойду на второй, а то и на третий план, то он глубоко заблуждается. Народу суждено зачахнуть и всем проектам тайного правителя гореть тусклым пламенем, освещая безвестность стен мира сего. Что касается меня, я предполагаю уйти. Что касается моего чрева, оно не породит ничего, лишь для избранника моего уготовляю я живот мой. Что касается груди моей, быть ей налитой жаром юности вечной.

-Пойдем со мною. - Она крепко схватила меня за запястье. - Двинемся через жилые палати, через этажи мастерских, побудем у реакторов, родящих тепло и свет, снизойдем в запретные тоннели, где холод веет. Пойдем, ибо Бездна не убъет своего и ты ключ к вратам свободы моей.

-Хорошо. - Без колебаний согласился я и возложил ладонь на осиную талию Аэлиты. - Выдвигаемся сию минуту.

Я поднялся и выключил в оранжерее свет. Мы вышли в коридор, а пока шли к лифту, люди вокруг нас падали ниц, напоминая костяшки домино, участвующие в едином порыве. Суровые Смотрители не смели поднять глаз на дочь Вождя. Аэлита галантно кивала падающим, ни одним жестом не выдавая волнения, которое чувствовалось в кончиках пальцев.

Дверь Бездны была открыта и чудовищный вой возносился из темных глубин. Я обернулся, чтобы посмотреть в лицо Аэлите - ее обжигающие, как лед, глаза были сужены и безучастно отражали все существующее вокруг. Динамика ее движений обрела пугающую неумолимость, подобную той, что гнездится в теле смертоносной машины.

-Не будем стоять на краю. - Сказал я и, схватив дочь Вождя, сделал шаг в Яму.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Рога Изобилия

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017