MegaЦефалNews (MZN)



# 666

 

Человек, который отправлялся в прошлое

Анатолий Семенович положил на свободный стул портфель и, мельком взглянув на кружку пива, сдержано улыбнулся.

-Я при исполнении. - Сказал он, а затем подозвал стоявшего неподалеку официанта, чтобы попросить воды.

-Извините. - Сконфуженно пробормотал я, но Анатолий Семенович махнул рукой.

-Ничего. Не кокетничайте. Заказали - так заказали. У вас были ко мне какие-то вопросы?

Были-ли у меня вопросы? Как сказать... Третьего дня случилась одна история, связавшая меня с этим человеком, хотя и не той житейской или даже духовной связью, что существует между друзьями. Я бы назвал это деловыми отношениями.

Был у меня купленный в одной европейской стране в начале 90-х годов минувшего столетия диктофон, рабочая лошадка, как говорят, без которой журналист как без пера и чернила! Но приключилась с любимым прибором известная трагедия, заключавшаяся в том, что сначала сели, а затем и умерли в нем аккумуляторы. Ну а где-же купишь замену в наши дни? Их сняли с производства лет пять тому назад, да и сама модель диктофона моего, случись что посерьезнее, замене бы уже не подлежала.

Тогда и свела нас судьба - а может быть, постарались за нее знающие люди, ведь, как мне доподлинно известно, людей друг от друга отделяет всего несколько рукопожатий между общими знакомыми, - с этим любопытнейшим Анатолием Семеновичем, который пообещал раздобыть для меня, а вернее для диктофона моего новые источники питания, а уже на следующий день при встрече передал их мне - в фирменной упаковке, на которой еще не просохла, казалось, типографская краска. Аккумуляторы оказались полностью рабочими и я с радостью включил диктофон, по-первости позабыв осведомиться, где сейчас производят эти анахроничные комплектующие. Однако, когда первое восхищение схлынуло, здравый смысл возобладал и я задался таким вопросом, а затем позвонил Анатолию Семеновичу, которого, к-сожалению, не оказалось дома. Затем через общих друзей удалось мне найти его и договориться о встрече, но человеком он оказался очень занятым и обещал посвятить мне только минуту или две.

Теперь, сделав глоток темного пива, которому завсегда отдаю предпочтение, я достал диктофон и кивнул на него.

-Ах вот вы о чем! - Анатолий Семенович сверкнул глазами. - Можно взглянуть?

Я передал ему прибор и он, как и при первой нашей деловой встрече, с некоторым умилением принялся осматривать его, даже понюхал зачем-то.

-Время оставило на нем свои следы. - Улыбнувшись, сообщил он, возвращая диктофон. Я не мог с этим не согласиться.

-Представляете, я не чужд ностальгии... - Анатолий Семенович покачал головой, думая о чем-то своем, а затем продолжил: - Что бы вы подумали, увидев старый рекламный проспект, в котором предлагался бы этот ваш диктофон?

Я пожал плечами. Сам по-себе диктофон не претерпел столь существенной эволюции, как, например, компьютерная техника или средства мобильной связи и потому я, скорее всего, ничего и не испытал бы. В нынешних моделях уже не использовалось микрокассет, но принципы в общих чертах остались теми-же. Возможно, я удивился бы именно кассетам, но не придал этому серьезного сентиментального значения

-Понимаю вас. - Кивнул Анатолий Семенович. - Но что бы вы сказали, если бы все подержанные диктофоны еще только лежали на витринах, нетронутые рукою пользователя?

-Я решил бы, что время вернулось назад. - Уклончиво сказал я.

-Вот и я так думаю. Видите-ли, мне дана власть над временем. Я не знаю, как это случилось и почему именно я, но мне удалось найти путь назад. Сейчас мы с вами сидим в этом кафетерии, но в любую секунду я могу уйти, и знаете что... смотря на какой срок, конечно... тротуар тут расширили совсем недавно - лет пятьдесят тому назад. Столики вынесли наружу значительно позднее, ведь до кафе в здании была прачечная. Я вижу степенно бредущих домохозяек с тюками грязного белья. Бредущих по пыльной индустриального вида улице.

-Вы это видите внутренним взором? - Предположил я.

-Нет. - Он улыбнулся. - Просто я уже бывал здесь... по делу.

-В чем-же заключается ваше дело?

-Моя работа, хотите сказать? Что-же, не буду кокетничать. Основную часть прошлого времени я посвящаю нанесению вреда будущему или, как вы это называете, настоящему.

Я изучающе поглядел на Анатолия Семеновича, но тот был совершенно серьезен.

-Сначала это казалось невозможным. Потом начало казаться шуткой. И лишь много позже дошло до меня, что, чем больше исказить прошлое, тем в более измененный мир придется после этого возвращаться, но сам-то я не пострадаю ни настолечко... Апропо, насчет возвращения...

-Вы ведь живете не в нашем времени. - Внезапно сказал я.

-Да, вы правы. Я не мог бы сказать, что возвращаюсь в какое-то время как в настоящее. Строго говоря, я мог бы каждую свою остановку считать точкою возвращения, но я не философ.

С этими словами он отпил немного воды с видом человека, которого интересуют более прагматичные вопросы.

-Я не философ. - Продолжал он. - И потому просто останавливаюсь там, останавливаюсь тут, делаю вред - ломаю что-нибудь, ставлю подножку, так сказать, ребенку, а затем отправляюсь в будущее посмотреть, что с ним стало. Но не подумайте, будто движут мной только хулиганские побуждения. Я ведь, прежде всего, бизнесмен. Могу привезти вам снятые с производства комплектующие, а могу предотвратить встречу родителей вашего врага, но тогда не пеняйте ни на кого, если окажетесь в мире совсем другом, в совсем другом, который и будет для вас совсем тем, совсем тем, кроме которого ничего не видели. Оплату я принимаю только вперед.

-Резонно.

-Конечно, резонно. Но не в оплате дело. Представьте себе опытного экономиста, совершающего реформу: он видит перед собой связующие нити мирового рынка, перед ним разложен великолепный пасьянс. Взлеты и падения не играют для него никакой роли. Если видит он, что дело требует вмешательства, то, как живописец, переписывающий черточку, немедленно вмешивается!

-И вы поступаете так-же?

-Я поступаю так-же. Если случайно увижу покосившийся столб - не очень большой, конечно, а так, столб забора или изгороди, то поправлю, и пойду посмотреть, что из этого стало. Время научило меня понимать, что не всегда вред причиняется грубой порчей. Я могу посодействовать счастью влюбленных, а дитя, ими порожденное, совершит немало зла. Мне и не нужно никакой другой награды.

-Вы могли бы стать прорицателем будущего...

-Было... Был у меня такой период - в жизни каждого человека бывает... религиозная полоса. Я прорицал, но лучше бы этого не делал. Какое-то чувство психологического дискомфорта возлагалось на плечи мои, тяжелея с каждым разом. Я ощущал бремя памяти - памяти, оставленной мною. Почти ежеминутно накатывали на меня приступы горечи, я стал нервозен и тосклив, когда улавливал вспышки памяти, исходящие из разных времен. Мне предстояла долгая работа по исправлению того, что натворила моя беспечная жажда славы. Я путешествовал по прошлому, углубляясь на тысячелетия, пока не устранил в зародыше всю память о своем существовании...

С этими словами он бросил на меня взгляд и быстро добавил:

-С деловыми партнерами я честен и вам не нужно беспокоиться. Вы заплатили по-честному и мне не нужно устранять вас в зародыше. Есть дела и поважнее.

Я расслабился, поняв, что мне ничто не угрожает, и спросил:

-Ну так куда вы теперь держите путь?

-А вот это никак нельзя сказать. - Цокнул языком Анатолий Семенович. - Сейчас я в прошлом и уже сделал тут кое-что, возможно, оставшееся вне вашего понимания. Помните, я попросил принести воды? На самом деле вода мне вот где...

Он провел ребром ладони по горлу.

-Важен только официант. Его необходимо было стронуть с места, подвинуть немножечко. Вы потом об этом все-все поймете, если планируете прожить еще около ста сорока восьми лет. Удар этот рассчитан на действие в течение ближайших сорока восьми часов, но ощутимый эффект порчи станет заметен много позже. Колесо маховика раскручивается иногда ой-как медленно, а пружина ударяет быстро, или наоборот - колесо быстро, а пружина медленно... как бы соскочить не может.

Он произносил эти слова с искренним увлечением, делая ладонями сложные жесты, которых я все-равно не понимал.

-А вот сейчас... - Он поднял брови, немного подался вперед на своем стуле и внезапно исчез. Исчез и его портфель.

Кожею лица и рук я уловил легкий ветерок, с шипением заполнявший пространство над стулом, где мгновением раньше сидел Анатолий Семенович. Горстка монеток, которые он до последнего сжимал в кулаке, со звоном рассыпалась по столику. Официант мельком взглянул на недопитую воду и скрылся в дверях за стойкой.

Я вернулся в кафе на следующий день, затем через сорок восемь часов, которые упоминал этот странный человек. Долго ковырял вилкой сладкий фруктовый салат в бумажной тарелке. Следил глазами за соседними столиками, потом пересел на то-же место, которое занимал позавчера, но ничего не произошло - ничего такого, что стоило бы отдельного упоминания. Анатолий Семенович никогда больше не появлялся, но с того дня, проходя мимо кафе, я стал думать о том, как будет оно выглядеть через сто сорок восемь лет - на каком футуристичном стуле дожидается путешественник удара маховика истории? Какой напиток и из какого стакана вливает он в свое горло? Этого мы никогда не узнаем, но мне начинает казаться, что официант уже сейчас двигается по-другому, словно выпирает из него где-то в области позвоночника, но не наружу, а вовнутрь, тайная пружина истории.

 

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Трубка, курительная (Словарь Суккубов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017