MegaЦефалNews (MZN)



# 670

 

Увидеть солнце мертвых

Командир сделал два контрольных выстрела в голову, проклиная ни на что не способных бойцов, затем выстрелил еще один раз и медленно опустил оружие.

-Еще раз, для особо непонятливых, - донеслось до него, - меня нельзя убить. Невозможно убить того, кто не боится умереть...

-Жизнь учит обратному. - Натянутая улыбка промелькнула на лице военного, но фигура помахала пальцами в воздухе.

-Забудьте про жизнь. Она учила вас манипулировать страхом живых - те из них, которые хотели умереть, не боялись, потому что не обладали всей полнотой информации. Были и другие, которые боялись по той-же причине. Обе категории могли дать вам ответ на запрос об убийстве, они согласны были принять участие в этом. Но мертвые не подвластны законам жизни. Посмотрите вокруг...

Он оглянулся и увидел тех, которые преследовали их на протяжение нескольких дней. Поначалу они казались призраками, порожденными утомлением. Патрульные докладывали о странных шорохах и тенях, которые исчезали, оставляя после себя едва уловимое благовоние. В первые ночи командир не придавал значения этим путанным и противоречивым рассказам, но по-мере приближения к отмеченной на карте точке что-то сгущалось в воздухе. Тени стали появляться при свете дня, бледнели между деревьями, растекались обволакивающим туманом. Он сам видел фигуры, позволявшие различать себя.

-Эти сотрудницы Гестапо, Geschwisterschaft der Sabotagepolitischen Polarsukkuben, следят за каждым шагом объективной реальности, подчиненной законам мертвых.

-Почему-же... - Сверкнул глазами командир, намереваясь заметить, что присутствие живых позволяет надеяться, что и их законы по-прежнему имеют какой-то вес. Однако что-то тревожащее пронеслось по рядам сотрудниц гестапо, они сделали полшага, подходя ближе. Бессмертный с достоинством произнес:

-Вы не в том положении, чтобы сомневаться в безупречности полученных от нас сведений.

В самом деле, военный не мог поручиться, что они не пересекли границы мира мертвых. Рано или поздно это должно было случиться, потому что колодец пустоты принадлежит тому миру. В штабе предупреждали о том, что им придется быть готовыми увидеть солнце мертвых. Этот человек... существо, появившееся перед ними и назвавшее себя маршалом, действительно не походило на живое. Оно состояло из сухих сучьев, перевязанных гнилыми веревками. Сквозь прорехи на ветхом мундире проглядывала пустота, и даже череп его был выбелен солнцем, а это был нечеловеческий череп. Он принадлежал какому-то рогатому существу.

-Я пришел, чтобы арестовать вас. - Произнес командир, глядя на маршала. Он не говорил всей правды и вынужден был импровизировать. Набеги гестаповцев на мирные поселения живых людей всколыхнули волну народного возмущения, привели к мобилизации, притоку новых сил. Откомандированный из столицы военный получил под командование отряд, составленный из бойцов всех цветов кожи, прибывших из незатронутых разложением областей, включая дальнее и ближнее зарубежье. Люди исчезали, и не только уходя вслед за гестаповцами в безвидные леса, но и в надежных стенах своих изб, стоило одной из дьяволиц подобраться чуть ближе, заглянуть в окно. Под взглядом их пустело в домах, выносило всю мебель, все вещи, все, что было одушевлено. И только запах, характерный для каждого деревенского дома, оставался - самобытный, ни с чем не сравнимый, подобный росчерку или отпечатку фамильного пальца. И там, где варили кофе из одуванчиков, навечно в пустых стенах оставался витать горьковатый этот аромат.

Источник заразы был известен старшему поколению, которое под влиянием всенародной беды объединилось и мало-помалу наладило сопротивление, взяв управу в руки свои. Трясущиеся седовласые старцы заседали теперь в сельсоветах, в земских ведомствах, в министерствах, и даже во главе государства появился столетний старик - высокий и тощий. Абсолютно лысая голова президента была покрыта выразительными старческими пятнами, а бесцветные глаза мутно поблескивали в телекамеры, беззубый рот что-то шамкал - но в слабости великого старика была сила, словно носил он второе лицо позади головы своей, лицо, обращенное к собранию престарелых.

Поехали зловещие милицейские коньки-горбунки, уазики-хуязики по улочкам, по проспектам родных городов, по самым захудалым селам, по провинциальным дорогам. Под покровом ночи увозили они тех, на которых указали пальцами старики - молодых людей, которые обязательно предадут нас. Нет крепости в юных и не ведают они традиций, не внимают слову мудрости. Посему средний возраст населения быстро растет - катятся осклабленные головы молокососов по желобкам гильотин, развозятся по фермам, где свиньи глодают осклизлые черепа.

Работать стало некому и не подымет рука сохи, не освоит плуга, не рассеет семена злаковых культур. Старуха поднимается-поднимается, но никак не поднимется, доползет до дверей и вот уж пора возвращаться - наступает вечернее время. Пусто по стране - пустые избы - одних увели чужаки-гестаповцы, других тоталитарные старики сгноили в подвалах лубянки, измолотили в мясорубках, запечатали в пластмассовые пакеты, направили на экспорт в страны золотого миллиарда. Из сырья все вышло и в сырье превратилось.

Наскребли старики горстку последних людей средних лет и послали их в пекло. Там, в пекле, советовали разыскать они источник всех бед - таинственный колодец пустоты. А если бы не вернулась экспедиция, то что с того.

Проницательно посмотрел маршал провалами глазниц на командира и сказал:

-Вы пришли к колодцу, но не знаете, чего ожидать. В глубине души вы теряетесь в догадках: не является ли этот здесь стоящий маршал персонификацией колодца пустоты? Все мы в какой-то мере представляем собой его персонификации, и потому в глубине души вы мыслите верно. Убрав меня с дороги, вы не найдете искомого. Послушайте...

Маршал поднял вверх указательный палец, похожий на длинный сучок. Тени сотрудниц сомкнулись и военный дал знак бойцам положить на землю перед собой оружие. Он обратился в слух и опасался, что у кого-нибудь сдадут нервы.

-Я и сам когда-то принадлежал к вашему народу. - Сказал маршал. - Давно это было, и однажды явилась мне во сне мечта о мире без границ. Я хотел, чтобы мертвые вошли в мир живых и живые - в мир мертвых...

Маршал пожал плечами и череп его немного затрясся от беззвучного смеха.

-...Сейчас, как видите, вторая часть моей мечты осуществилась. Но не сама собой...

Он сделался совершенно серьезен.

-За всем этим стоял титанический труд. Исследованиям мира посвятил я десятки лет - а когда ты жив, это представляется внушительным сроком, хотя и пролетающим без следа. Оставила работа след в душе моей, слабый светящийся пунктир, и вот наложил я его на карту - совсем отчаявшись, просто так. Каково-же было мое удивление, когда узрел я на карте определенную систему, в которую сложились пунктирные линии - там были пути сообщения, границы и топонимы, невидимые для любого, кто в стремлении осуществить мечту не провел в трудах всю жизнь. И вот что поразительно - целую жизнь я просуществовал в деревне моей, ну конечно выезжал по каким-то надобностям, но в основном оставался оседлым, и не знал о том, что граница мира мертвых проходит рядом.

-Я поселился в шалаше на самой границе. - Многозначительно продолжал маршал. - И нарисовал вокруг своего лагеря бесчисленное множество демонических печатей, на каждом дереве написал я по-энохиански "здесь был я" или что-то в таком роде, если вам так будет понятнее. Но ничего не появлялось - мертвые обходили стороной мой последний приют. А знаете...

Маршал сложил руки на груди и наклонил череп к прильнувшей к нему сотруднице. Вместе они образовывали картину столь мирную, полную гармонии и любви, что даже самый черствый человек подумал бы: а что я сделал в своей жизни не так, и как могу исправить это, чтобы быть достойным зрелища святых, совокупляющихся на глазах моих в вечном огне?

-...знаете-ли, есть три вида мертвых, один из которых представляют бывшие живые, второй никогда не жившие, и третьи - незапятнанные бытием. Я видел только первую треть - самую малочисленную. Мимо моего места обитания угрюмо брели они навстречу огню кремации. В них не было никакого знания, никакой воли, только зачаток или остаток того и другого - воля к уходу и знание о том, что осветит путь их к мертвой стране звезда нетварного света, которая будет сиять и там - для второго вида, происходящего из первого в результате чудесной трансформации, подобной рождению бабочки. Но на этом путь превращений заходит в тупик.

-Я ждал, признаться, других мертвых. - Продолжал маршал, опуская ладонь на крутое бедро обвивавшейся вокруг него дьяволицы. - Они сидят вокруг колодца пустоты и видят сон, но никогда не омрачается полнота вечного их существования бытием. Присутствуя здесь, они абсолютно чисты. Как было возможно привлечь примордиальных мертвых существ, если не бывает источника более неиссякаемого, чем тот, который принадлежит им? Я был бы чертовски рад, если бы смог предложить им глоток воды или место у своего костра, но было-ли это тем, в чем они нуждались? Дело сводилось к общему знаменателю их желания - этой высшей формы произвола, и я понял, что желание их присутствует повсюду.

-Тогда я позволил себе совершить чудовищное, немыслимое, противоестественное. Я сел спиной к костру и увидел колодец пустоты. Я вобрал в себя всю полноту желания примордиальных мертвых существ и слепил фигуру из глины, чтобы вложить в нее свое семя. Я был на грани ухода - ничто не удерживало меня от шага в колодец. Видите-ли, сделай я так, то смог бы попасть куда угодно, ведь колодец связан с черными тоннелями Суккубов. Но я не мог отказаться от своей мечты - понимая, что могу дать ее кому-то еще. Небольшой сувенир, не имеющий ценности, безделушка из жести, для кого-то может стать самым близким и родным предметом.

-Итак, я осеменил глину и этот вот последний рывок мой на втором дыхании - а был я уже пожилым человеком - увенчался успехом. За мной пришли. Их было около дюжины - все в черной униформе, подчеркнуто бесцеремонные, всемогущие сотрудницы гестапо. Они провели у меня обыск и в наручниках потащили за собой через границу. Я и не думал сопротивляться, полагаясь на свое обаяние и знание языка.

-В дороге мы познакомились друг с другом, разговорились и к моему величайшему изумлению я сумел заинтересовать дьяволиц своей мечтой - о мире без границ! Мы остановились неподалеку от колодца пустоты, чтобы обсудить план дальнейших действий. С тех пор мы никуда не двигались и не закончили нашего обсуждения.

Последние слова маршала прогремели и он защелкал оголенными суставами.

-В последние годы мы наносили точечные удары - что верно, то верно. Но еще не пришли к какому-то окончательному решению. Как нам выпустить всех мертвых и откуда взять их в достаточном количестве - этой проблемы перед нами не вставало. Есть обратная сторона вопроса, к которой мы периодически возвращаемся на нашем военном совете. А тем временем вы нарушили наше совещание! Ах, вас интересует колодец пустоты? Как это трогательно, вы хотите увидеть черное солнце? Я к вашим услугам!

С этими словами маршал стал фыркать и вращаться на одном месте, выражая дьявольский сарказм, затем начал хлопать полами надетой на него рванины. Неожиданно он запрыгнул на дерево и оттуда уставился голым рогатым черепом на военного. Рядом с черепом возникли лошадеобразные фигуры, несколько из них были повернуты в сторону командира блестящими крупами, другие мордами - и неизвестно, что пугало его сильнее.

Послышался сдавленный крик одного из бойцов, затем заверещал другой. Командир поморщился - эти звуки мучительно били его по нервам, ведь он велел положить им оружие на землю, надеясь, что не услышит больше никаких щелчков. Влажное, горячее касание заставило его поперхнуться огрызком папиросы, про которую он давно забыл. Стиснув зубы, он подавил сдавленный крик, стремившийся вырваться из груди. В тисках воздуха начинало не хватать, они стягивали его, стискивали копытами, бедрами, крупами, налегали грудью. Сквозь жгучий пот, застилавший глаза, за рядами дьяволиц военный мельком видел черное пятно - он догадался, что оно было солнцем мертвых.

Маршал спустился на землю и неотрывно следил за происходившим в центре круга демонических тел.

-Ты огорчен? - Прозвучало над его ухом. Он обернулся и сверкнул огоньками в пустоте глазниц, в которых нельзя было прочитать того безысходного афоризма: "я видел сон и этот сон покинул меня", несмотря на то, что мечта сдала еще одну позицию - у всех на глазах фортификационное сооружение мечты превращалось в бабочку-однодневку или одноночку. Еще никому из живых не удавалось дойти до этого места, но даже самый устойчивый пал, как башня, которую строили с амбициозными целями, не сверяясь при этом с точной наукой и надеясь навалить неотесанные камни хоть бы как. Живой ускользал - тек, как песок сквозь блаженные когти, надавливавшие на глаза плоти, проникавшие в зрачки, пока языки слизывали капельки крови.

-Признаться, я в смятении. - Обворожительно кивнул маршал и постучал костями пальцев по ключице своей подруги. Он очень любил этот звук и тот блеск, которым отливала ее черная кожа.

-Мы добудем еще мертвых. - Рассудительно утешала его дьяволица. - Разместим их среди живых и посмотрим, чего удастся выдавить превышением предела вместимости. Когда-нибудь они пришлют живого, которого мы сможем поддерживать, например, искусственным питанием. Если нам удастся получить его сперматозоиды, то останется лишь разместить их в подходящих живых женщин. Это не делается в один момент, но когда-нибудь живые смогут пребывать в мире мертвых.

Маршал с нескрываемым любопытством прислушивался к голосу астрономической мудрости. Они с пониманием стояли взявшись за руки, упоенные единой мечтою, и, когда бывший военный превратился в мертвого, к ним присоединились и остальные. Со счастливым интересом сверкали глаза, обращенные к колодцу пустоты.

-Мы стали свидетелями трагической неудачи. - Обратился маршал к сотрудницам. Он провожал взглядом мертвого, который, шатаясь и вытянув руки перед собой, уходил от колодца в направлении, которое обязательно привело бы его в концентрационный лагерь для мертвых-новичков. - Но пусть вас не угнетает череда темных полос на нашем пути. Сейчас мы отправимся по черным тоннелям в Небытие и я обещаю осушить слезы разочарования.

Фигуры, склонившиеся над кромкой колодца пустоты, упали в него одновременно.

И одновременно вышли они из него, сияя победоносными улыбками. Туманные очи влажно провожали силуэт не успевшего уйти мертвеца. В руках у маршала была клетка, созданная из Хаоса, созданная навсегда. Клетка жизнеобеспечения, великое творение мысли частей той Силы, гарантировала поддержание жизни вечной.

Триумфально шагнули они - гордые, непреклонные, движимые пламенем дремы, в костре которой сгинули все темные полосы. И знали они, что кто-то уже переходит границу, движется из мира живых, чтобы, преодолев все препятствия, стать знаменем воплощенной мечты. Ждать оставалось недолго.

-Увидит живой - и скажет, я живой, а вижу солнце мертвых! - Передавалось из уст в уста. Заговорщицкий шопот языка их тел скрашивал дни ожидания.

-Я хочу украсить им вон ту башенку деревни мертвых.

-А я бы хотела всегда держать его при себе.

-А я бы отрезала ему тело, чтобы он не убежал. - Спорили дьяволицы.

-Мы еще не знаем, можно-ли перенести его в клетке отсюда. - Примирял их маршал. - Но если получится удержать жизнь вечную, то каждая из вас получит столько экземпляров, сколько пожелает. Все ваши знакомые обзавидуются, это не вопрос, но мы не можем пожертвовать мечтой. Прежде всего, напоминаю вам о том, что живых должно стать в этом отдельно взятом мире мертвых столько-же, сколько мертвых в том мире живых. Надеюсь это не вызывает возражений?

Дьяволицы с пониманием переглянулись. Они были объединены мечтой.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Кобыла в Дикой Охоте

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017