MegaЦефалNews (MZN)



# 671

 

Хранитель Ковчега

Во глубине старинных городов есть лабиринты улочек, ныряющих в стены и настолько извилисто теряющихся в бесчисленных лесенках, что не понять, идете-ли вы по чьей-то квартире и видите разметавшихся во сне в тесных спальнях, становитесь свидетелями того, как хлопочут кухарки, спотыкаетесь о засиживающихся допоздна при свечах, или выходите на нейтральную территорию. Тут нет различия, не проведены границы, а может быть расчерчены они в совершенно неведомом, противоестественном порядке.

Где-то внизу перед измочаленным путником открывается ухоженный дворик с доисторического вида дверцей, он настолько мал, что кажется созданным для кукол, а может быть это собачья конура? Или чья-то кладовка? Или что-то другое? Странные, бесконечно далекие от цивилизации внешние или внутренние строения, возможно являющиеся частями какого-то механизма, располагающе призывают забыть о том, что у вас еще вчера были свои взгляды на мир, на его стороны света и картографию.

Одному Богу известно, как достиг я центра этого лабиринта, и через что пришлось пройти мне, через какие унижения и испытания. Череда иллюзий и дьявольских мороков оборачивалась изнанкою ледяных механизмов, бесчисленной череды "одноруких бандитов", призывавших к себе тем обаянием, которое в сновидениях свойственно невыразимо ужасным вещам - грядам черных туч, ядерным грибам, выросшим на грибницах многомиллионных городов, темной пустоте над небом, куда взлетаете вы сквозь розовый туман весенним утром, и всякой большой высоте, связывающей конечности.

Исчезло небо над моей головой, сомкнулись тяжкие стены домов, и по лазу двигался я, проглатывая едкий пот и цепляясь ломкими ногтями за эфемерные, но вполне ощутимые детали лепнины, за невероятные литые цветы, за кованые извивы в темноте, пока не вышел на подземную станцию, в самом центре которой находилась подводная лодка - не было сомнений в том, как она попала сюда. Она опустилась.

И в лодке у маленького круглого окошка сидел древний старик. Волосы его седые и немытые покрывали пол рубки, как ворсистый ковер. Его ногти расходились в стороны, как лучи или нити той паутины, в центр которой он врос.

-А вы кто? - Резко спросил меня старец, не поворачивая головы. Я деликатно промолчал, не желая давать повода для эскалации конфликта, и спустя минуту он продолжил:

-Один из тех пяти миллиардов, которые сочтут за святой долг возиться под дверью у совершенно незнакомого им человека, существующего только в их воображении, которое, заметьте, лишено какой бы то ни было связи с реальностью. О, видел я таких - они оповещают о своем прибытии как о событии вселенского масштаба, и даже царь-батюшка, по-их мнению, должен был бы в слезах счастья сбежать со своего трона навстречу этому дивному явлению, потому что ни на миг не допускают они мысли о том, что от начала до конца пребывают в абстрактном коконе, стенки которого замешаны на самолюбовании, слепоте и на нескольких примитивных избитых общих местах.

-Я не из таких... - Невольно воскликнул я и тотчас прикусил губу.

-Каждый из них станет божиться, что не принадлежит к их числу. Вы станете свидетелем перечисления прескучного индекса их личных достоинств, которые, по-их мнению, не только выделяют их из себе подобных, но и должны быть раз навсегда провозглашены перед первым встречным. Они расскажут вам о том, как умело починили бачок унитаза и выпилили лобзиком импровизированные ставни из фанеры, а завершат повествование тем, что на Мадагаскаре маленький мальчик посадил занозу в основание ладони. Представьте себе, каждое из этих обстоятельств свяжут они в историю, ни на минуту не задумываясь о том, что связанность ее остается уделом их мечтаний.

-А все это делается вот для чего. - По-прежнему не поворачивая головы, он поднял указательный палец, насколько позволял вросший в стену ноготь. - Вот для чего это делается: ни для чего или для того, чтобы продать вам какие-нибудь куски ветоши третьей свежести. Это напоминает мне анонимную рекламу или телефонные анкеты, которые с тем-же безапелляционным тоном формулируют свои предложения вплоть до тех пор, пока вы не отреагируете на них. Только от умения оператора зависит то, как он воспользуется вашей реакцией, но в большинстве случаев они ставят вопрос, который должен установить иллюзию общности интересов между вами - общности, которой никогда не было и не будет - по-сути дела безответственной, как общность между журналистом и описываемой новостью, и нужной исключительно для того, чтобы продать - а на их языке "кинуть лоха".

-Поначалу они являлись ко мне дюжинами, многозначительно переглядываясь между собой... - Старец сделал паузу и через минуту тишина стала беспокоить меня. Заглянув ему через плечо, я с удивлением понял, что он спит. Спустя три четверти часа, которые я скоротал за изучением дигитальной фоторамки, старик очнулся и как ни в чем не бывало продолжил:

-При обращении к ним я сразу предупреждал о том, что не люблю, когда ко мне прикасаются - мужчины, если собеседник был мужчиной, и женщины, если передо мной была представительница слабого пола. Вы спросите, зачем это было нужно? Знайте, что пуще всего боятся они человека с комплексами, а после того, как я высказывал свое предупреждение, каждому становилось понятно, что в моем королевстве не все в порядке. Мало кто отваживался додумать эту концепцию до конца, потому что она выглядит как очки - достаточно носить ее, чтобы быть интеллектуалом.

-Таким образом, вам удалось заставить их сделать шаг назад?

-Не всегда это удавалось сделать. Если заграницей - в Китае, где я, как вам известно, провел много лет, - люди с пониманием относились к предупреждению, то в нашей стране они относились в свою очередь с пониманием к тем воображаемым концепциям, которыми полна была их голова. Но мне приходилось встречать на своем пути лиц, которые, увы, ничего не хотели слушать, искрометно венчая каждое мое слово представлявшимся им логичным контраргументом. С такими людьми следует вести себя как с преступниками, непрерывно давая понять это каждым жестом своим и интонацией.

-Но все-таки... вы смогли удержать их на дистанции? - С надеждой в голосе переспросил я.

-Если бы увещеваниями и примитивной психологией можно было достичь всего, людям не потребовалось бы строить орбитальный телескоп Хаббла. Со временем я уяснил, что понадобятся более радикальные меры - и вот так я поселился здесь, в лабиринте. Мне потребовалось распространить слухи об орудующих в городе каннибалах - это было хорошей отправной точкой. Я создал городскую легенду о люках, находящихся в переплетении узких улочек, люков, через которые невинные жертвы попадают к каннибалу, перепродающему их мясо под видом кебаба. Но и это не внесло в ситуацию полной ясности, а потому следовало подумать о технике нападения. Лучшая защита, как вам известно, это нападение - нападение не прямое, подобное нападению воды или ветра.

-Этого можно достичь...

-Этого можно достичь только размещением с четырех сторон фортификационной линии энохианских башен. Не стоит думать, что вы сможете управлять башнями самостоятельно. Все, на что вам придется рассчитывать, это на силу своего красноречия - мне лично потребовалось два десятка лет, чтобы заинтриговать злых демонов и пробудить в них живой интерес, в круге которого таким образом я оказался как его неотъемлемая деталь. С точки зрения демонологии, я был полностью подчинен демоническому деланию, одержан, о да, но с тех пор башни начали свою работу, а фортификации загудели, задрожали темной злой энергией. Не думайте, что я по своему решению поселился в подводной лодке - да я даже и не знал о ее существовании. Когда-то в период зарождения первой мифической расы эта лодка была тем ковчегом, на котором высшие существа прислали на землю семена всех вещей, существ и все возможные имена. Демоны, конечно-же, помнили об этом месте, вокруг коего сгустились тучи поначалу конденсата, а затем и минеральной породы, из которой, знаете-ли, состоит земная кора. Они забрали мою душу, но дали взамен это надежное место, из которого я попаду в конце времен прямиком в ад, в отличие от всех живых тварей, которые обречены на погибель.

-Вы первый человек, достигший моего укромного прибежища, и помешавший мне ждать благого часа. Я не могу поверить, что что-то пошло не так, но жизнь учит: нельзя оставлять без последствий даже самую невинную аномалию, если вы не планируете столкнуться с результатом ее развития. Поэтому я...

С этими словами он впервые повернул ко мне голову и внимательно посмотрел незрячими совершенно белыми глазами. Его голос звучал торжественно.

-...Поэтому я принял решение подарить вам смерть от загнивания. Вас замуруют в одном из дальних уголков старого города подальше от моего ковчега, а когда вы сгниете, то погибнете. Надеюсь, это вас не беспокоит и, как говорят подобные вам, "ок".

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Из жизни полицая

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017